Салман Рушди: Мои сестры с кулаками отстояли бы право не носить буркини

Салман Рушди
Салман Рушди REUTERS

Во французском издательстве Actes Sud вышел перевод нового романа Салмана Рушди «Два года, 8 месяцев и 28 дней». Философская сказка, где фантастика переплетается с реальностью, вдохновлена «1001 ночью», чем объясняется и название романа. В связи с выходом книги писатель приехал в Париж и ответил на вопросы RFI о современном мире, писательском мастерстве, терроризме и буркини.

Реклама

Первый вопрос коснулся основной темы новой книги.

Салман Рушди:  Я мог бы вам ответить, что мы живем в мире, захваченном чудовищами, и что мы вынуждены с ними бороться. То, что происходит во Франции, тому пример. Эта борьба – основная тема моего романа. Но в нем есть и другое. На этот роман меня вдохновил рисунок Гойи, который воспроизведен на первой странице. Я старался сказать, что когда воображение сохраняет связь с разумом, оно может стать источником настоящих чудес, но когда оно расстается с разумом, оно рождает чудовищ.

Салман Рушди ответил на вопрос о том, каково его отношение к проблеме буркини.

Салман Рушди:  Я не думаю, что решать подобные вопросы – дело государства. Государственный совет поступил мудро, когда отменил запрет на буркини. Это было правильное решение. Но я хотел бы все же добавить, что я ненавижу буркини в такой же мере, как и бурку, никаб и все остальные хиджабы. Меня все эти виды одежды шокируют. Я родился в мусульманской семье, и женщины в нашей семье, вполне возможно, накинулись бы на вас с кулаками, если бы вы им предложили такое надеть. Мои бабушка, мать, сестры, мои многочисленные кузины очень бы разозлились, если бы их заставили покрывать голову платком или прятать тело. Было бы ошибочным думать, что все французские мусульмане хотели бы, чтобы их жены и дочери носили бурку. У меня создалось впечатление, что французские мусульмане в большинстве своем стремятся к нормальной жизни. Буркини представляет в моих глазах все самое регрессивное, что есть в исламе. Мы становимся свидетелями угнетения женщины мужчиной, и мужчины говорят женщине, как ей одеваться. Это тяжелая социальная проблема. Но при всем этом я не думаю, что государство должно диктовать женщинам их выбор одежды.

Приезд Салмана Рушди в Париж совпал по времени с проходившей  там конференцией по проблемам терроризма.

Салман Рушди: Терроризм для того и существует, чтобы запугивать демократии, но, на мой взгляд, не следует преувеличивать возможности террористов. Гораздо большей опасностью было бы потерять доверие к нашим демократическим институтам и ценностям. Это может разрушить наше общество. И если такое вдруг случится, то ответственность будет лежать на нас самих. Никогда нельзя забывать, кто мы такие. Нужно помнить, что распространить эти ценности толерантности и открытости общества было не легко. Это был длительный процесс, во многих странах пришлось бороться с церковью. Не надо забывать и что наша индивидуальная свобода была вырвана в борьбе нашими предками. Вчера врагом был католицизм, сегодня это ислам. Надо так же стойко держаться сегодня, как и в прошлом. Моя вера в правовое государство безгранична. Правовое государство и свобода выражения являются двумя столпами нашего свободного общества. Расстаться с ними было бы крайне опасным прецедентом

Писатель Салман Рушди отвечал на вопросы RFI.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями