Перейти к основному контенту

Дело Беналлы сделало из Эмманюэля Макрона банального президента

Александр Беналла на манифестации 1 мая 2018.
Александр Беналла на манифестации 1 мая 2018. REUTERS/Philippe Wojazer
RFI
4 мин

Французская пресса продолжает комментировать последствия дела Александра Беналлы, бывшего заместителя директора администрации президента Эмманюэля Макрона. Во вторник, 31 июля, на повестке дня Национального собрания стояло два запроса о голосовании по вопросу о недоверии правительству Франции. В редакционной статье Libération рассказывает о «странностях французской политической системы, предусмотренной нормами Пятой республики». А Le Figaro пишет, что «дело Александра Беналлы рассеяло остатки положительного отношения левых и правых к президенту Макрону».

Реклама

Libération пишет: «Даже если в прошлый вторник глава государства заявлял, что „только он сам несет ответственность за дело Беналлы“, в этот вторник на передовой линии оказался премьер-министр, которому пришлось отвечать левой и правой оппозиции, поставившим на голосование вопрос о недоверии его кабинету министров. Так устроена Пятая французская республика. Результат голосования известен заранее: утром в среду французы проснутся с тем же премьер-министром и тем же правительством. Но политика — это не просто арифметика. И недооценивать происходящее было бы ошибкой. Во вторник, 31 июля, во Франции изменился политический климат. Потому что за восемь дней дело Беналлы больше ослабило позиции парламентского промакроновского большинства, чем год напряженных дебатов в парламенте по правительственным реформам. Ошибки работника президентской администрации больше ослабили главу государства, чем продолжительные забастовки и демонстрации против реформ. Прошедшие десять дней показали также хрупкость политического аппарата Эмманюэля Макрона».

L’Opinion на своем сайте поясняет: «Суть маневра состоит в том, чтобы сплотить ряды. В правом лагере вотум недоверия позволяет временно забыть о разнобое в подходе к запрограммированному правительством пересмотру Конституции. В левом лагере лучшие враги — соцпартия, компартия и «Непокорная Франция» Жан-Люка Меланшона — стали временно союзниками. Сплотит вотум недоверия и депутатов-макронистов, которые будут голосовать в поддержку правительства, несмотря на потрясения от полученной в последние дни информации. Иначе говоря, это была бесполезная акция».

Le Figaro пишет во вторник, что «дело Александра Беналлы рассеяло остатки положительного отношения левых и правых к президенту Макрону». В интервью газете Жером Фурке, директор отдела мнений статистического института Ifop, объясняет: «Согласно последнему опросу, популярность президента после дела Беналлы снизилась на четыре пункта, до 37%, что существенно. Но, учитывая интенсивность отклика на скандал в масс-медиа и политических кругах, это не головокружительное снижение рейтинга».

Тем не менее, по словам специалиста, «в глазах французов дело Беналлы лишило убедительности два основных политических тезиса Эмманюэля Макрона: о создании им образцовой республики и о воплощении им политического „нового мира“. Происходящее создает эффект „воспоминания о будущем“ со старыми политическими приемами и заносчивыми молодыми приближенными. Дело Беналлы показало также, что управление страной узким кругом лиц, сплоченных в ходе победоносной избирательной кампании, имеет свои пределы. Эдакая группа-командос, привыкшая обходиться без посредства государственных структур (в данном случае не признающая полицейскую иерархию), при условии концентрации власти в Елисейском дворце и при отказе от привычных схем действия может, безусловно, повысить эффективность в работе. Но, в то же время, это может привести к совершению ошибок». Аналитик приходит к заключению, что «если до сих пор Макрон пользовался поддержкой позитивно настроенных левых и правых политиков, период благосклонного ожидания закончился. Дело Беналлы ускорило процесс „банализации“ Макрона по отношению к его предшественникам».

«Сегодня уже не остается сомнений: сам стиль президента Республики, его манера управлять и манера общаться — то, что часто воспринималось как высокомерие или пренебрежение, все чаще не нравится, — читаем мы в редакционной стстье Le Figaro. — Он хотел укрепить вертикаль власти, чтобы укрепить президентскую власть. Но вертикаль эта может стать его ахиллесовой пятой. Он намеревался придать большую значимость президентской функции. Но он может сам себе навредить, утрируя черты, путая процесс исполнения власти с авторитаризмом в стиле власти „цезаря”».

Отметим также на внутренних страницах Le Figaro заметку о выходе в среду на французские экраны фильма Бориса Хлебникова «Аритмия». «Российский кинорежиссер Борис Хлебников умело комбинирует абсурд, бурлеск и трагедию. Ничто не поможет лучше насладиться фильмом, чем хороший набор предубеждений. Особенно хорошо, когда фильм их рассеивает. Название, афиша с двумя фото одной и той же обнимающейся пары, и сам факт, что режиссер — русский, обещали фильм о бесконечной войне мужчин и женщин, наподобие картины Звягинцева „Без любви“. Но уже первые кадры показывают ясно, что Борис Хлебников работает в другом регистре. С аритмией приходит к врачам старушка и требует своей госпитализации».

«Режиссер, — напоминает Le Figaro, — написал сценарий с Натальей Мещаниновой. Всякий раз, когда фильм становится слишком мрачным, режиссер добавляет, как лекарство, несколько граммов абсурда и бурлеска».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.