Перейти к основному контенту
Кавказский дневник

Жить страшно, умереть - нет

Аудио 14:14
Лидия Юсупова на митинге в Осло.
Лидия Юсупова на митинге в Осло. Фото из архива Л.Юсуповой
Роза Мальсагова
22 мин

Лидия Юсупова – по профессии - адвокат, по призванию, образу жизни – правозащитник. Обладатель международной премии Мартина Энналса, премии Норвежского фонда борьбы за права человека, Лауреат Премии памяти профессора Торолфа Рафто, являлась одним из основных претендентов на Нобелевскую Премию мира в 2007 году.

Реклама

Выступление Л.Юсуповой на получении премии Норвежского фонда борьбы за права человека.
Выступление Л.Юсуповой на получении премии Норвежского фонда борьбы за права человека.

Во время второй чеченской войны занималась поисками "пропавших без вести" в Чечне людей - именно благодаря ей получила огласку история с исчезновением в декабре 2004 года восьми членов семьи президента Аслана Масхадова. Поражает её пронзительно глубокий неотрывный взгляд куда-то внутрь собеседника. В ней смешались вольный дух горянки и целомудрие. Завораживающая красота никак не вяжется с образом правозащитника. Но последнее – образ её жизни, миссия, которой она себя посвятила. Она скорее воин, чем мадонна.

Р. Мальсагова: Вы - один из самых непримиримых адвокатов Чечни, который прошел всю войну, впоследствии защищая молодых людей, которых обвиняли в «бандитизме» за участие в чеченской войне. В самое сложное время Вы находились там, почему Вы уехали из Чечни?

Л. Юсупова: Прежде всего, это связано было с моим дальнейшим обучением. В связи с чем в 2005 году я выехала в Москву.

Р. Мальсагова: О Вас очень мало знают в России, и мало пишет пресса…

Л. Юсупова: Наверное, это и хорошо. Но, на самом деле, надо должное, в кавычках, им отдать. Они же не пишут, что на самом деле происходит на Кавказе – чему тут удивляться. Наши средства массовой информации во все времена работали по заказу системы: то, что нужно освещать и то, что не нужно или нельзя.

Р. Мальсагова: Вам приходилось видеть трупы?

Л. Юсупова: Приходилось. И хоронили много. Одних Ханкалинских захоронений достаточно – 53 трупа там 21 марта 2002 года было. Но это не все было, на территорию этих захоронений в Дачном поселке нас не пустили. Наташа Эстемирова хотела прорваться туда, но не пустили ни нас, ни её. Представьте себе: дачный поселок, который ещё в советские времена существовал, а на противоположной стороне находится военная база Ханкала, и все, кого увозили туда, пропали в период с июня 2001 года. Они были брошены в подвалы этих дачных домиков - один на другом, один на другом. У меня свои фото есть, хоть и мыльница, но фотографировала тогда. Очень часто находили захоронения, сами хоронили во время войны. Февраль 2000 года, поселок Карпинский Заводского района – там трупы были и еще убитая старушка в коляске. Мы с подругой пошли в ту строну, нас обстреляли и мы вернулись. Через несколько дней нам удалось туда пройти: там лежали тела троих расстрелянных ребят, тела которых забрали родные в Ингушетию, а бабушку в коляске кто-то затолкал в железные гаражи. У старушки была снесена автоматной очередью половина черепа, рядом кулёчек её валяется с нашими мусульманскими четками. Мы её закрыли и ушли, чтобы кошки, собаки не растерзали. Время было уже позднее и нам надо было успеть уйти от снайперов.
На второй день, когда мы пришли, ворота были почему-то открыты, и надо было видеть окровавленную мордочку и лапки кошки, которая добралась до легких старушки. Мне пришлось взять палку, чтобы её отогнать от тела. Потом стали копать яму. Быстро копали – времени у нас было мало. Та девочка не смогла к трупу подойти, мне пришлось подкатить к яме коляску. Я обняла старушку подмышки и уложила. Сверху закрыли фанерой, чтобы собаки и кошки не разрыли. В этот момент снайперы начали стрелять…

Р. Мальсагова: Вас приглашают на самые обширные европейские форумы, на которых обсуждаются проблемы, связанные с защитой прав человека и свободой прессы в России. Не есть ли ваши доклады - глас, вопиющего в пустыне?

Л. Юсупова: Иногда так кажется. Но я не думаю, что именно так обстоят дела. Чтобы добиться того, чего мы хотим, а это – свобода, свобода слова, свобода личности, внутренней, внешней свободы, просто свободы быть Человеком – это стоит борьбы, даже ценой жизни. Мы и наблюдаем в России, когда те, кто занимается правозащитной, журналистикой, адвокатской деятельностью гибнут, отстаивая это право на Свободу.

Р. Мальсагова: Вы молодая, красивая женщина. Вы были успешным адвокатом и при существующей в России судебной системе Вы могли бы вполне обеспеченно жить. Зачем Вы ввязались в правозащитную деятельность? Примеров ведь немало, которые могли бы послужить уроком: те, с кем вы работали, с кем были дружны – их уже нет…

Л. Юсупова: Происходит какой-то надлом или переломный момент в жизни, когда, в какой–то момент, ты понимаешь, что дальше так ты жить не сможешь и не будешь жить. То, что окружает тебя, что происходит вокруг тебя с твоими знакомыми, родными, близкими, соседями, с твоим народом – нельзя жить так. Нельзя жить молча, наблюдая за тем, что вокруг тебя происходит. Меня не устраивало то, что старики, пройдя депортацию, доживают свою жизнь под бомбами. А дети, которые только вступили в эту жизнь и у которых мы, взрослые, отняли детство? Я просто не могла видеть их глаза… лица детей, которые я видела в Чечне, напоминали мне лица глубоких стариков. И тогда ты понимаешь, что ты, и никто это право не должен отнимать – и свободу, и право. Мы обязаны его отстоять. Что, вокруг Ани Политковской был хороший костяк людей, которые поддерживали её? Сотни, тысячи…? Да «Новую газету» и Аню Политковскую в России кто знал и сколько знали? Её больше знали в Европе. А кто из правозащитников был на последней пресс-конференции, которую давал Маркелов?
Или есть единство правозащитных сил в России? Да если бы в России было правозащитное движение, у нас никогда не было того, что происходит. Есть отдельные организации, отдельные люди, которые пытаются что-то делать в одиночку. Ну, нет у нас правозащитного движения, нет объединения, нет единения. Даже если в одиночку, но надо биться. Человек сам выбирает свой путь.

Лидия Юсупова и Владимир Буковский.
Лидия Юсупова и Владимир Буковский. Фото из архива Л.Юсуповой

Р. Мальсагова: Анна Политковская, Наташа Эстемирова, Зарема Садулаева… как случилось, что политики, начиная войны, переваливают её на плечи женщин и расстреливают женщин, только потому, что они пытаются спасти этот мир?

Л. Юсупова: Такие политики. А кто выйдет сегодня? Мать, которая всеми средствами защищает своего ребенка, это инстинкт любой женщины – защищать. У нас только хватает мужества расстрелять женщину в подъезде.

Р. Мальсагова: Вы начали писать рассказы, ища выход своей боли?

Л. Юсупова: Так оно и есть. Как адвокат, я принципиально для себя решила, что какое-то время не буду принимать участие в процессах. Когда я приехала в Москву, я со стороны стала смотреть на то, что я делала. Да, это нужно было делать, нужно было спасать ребят, которые были в ОРБ или ФСБ, чтобы они не исчезли бесследно, донести до мира, что они живы. Пусть их даже осудят, но жизнь спасти. А потом наступил другой этап, когда ты веришь, что есть какая-то справедливость, что можешь доказать невиновность, что можешь помочь человеку. А когда говоришь своему подзащитному, что мы прорвемся, что есть закон – я видела их глаза и понимала, что я их обманула. Они мне доверились, а я их обманула, как обманывала эта система нас. Как уничтожала и обманывала. Я поняла, что не смогу так больше работать, и мне надо было из себя всё это куда-то выкладывать. Поэтому я просто стала писать.

Р. Мальсагова: Вам не бывает страшно?

Л. Юсупова: Жить страшно. Да, жить страшно. Рано или поздно мы все умираем: когда, где и как – вопрос другой. Жить страшно, а умереть – нет.

Р. Мальсагова: Вы верите в то, что можно преодолеть этот хаос в России и на Кавказе?

Л. Юсупова: Да, но на это уйдет время и еще не одна жизнь уйдет. Но это будет.

Р. Мальсагова: Три самые главные ценности для Вас в жизни?

Л. Юсупова: Свобода, Честь и Достоинство.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.