Армения / Турция / Россия

Четыре вектора внешней политики Армении

Президент России Дмитрий Медведев и президент Турции Абдулла Гюль в президентском дворце в Анкаре 12 мая 2010 года
Президент России Дмитрий Медведев и президент Турции Абдулла Гюль в президентском дворце в Анкаре 12 мая 2010 года

ИЛИ ЧЕМ ЧРЕВАТО СБЛИЖЕНИЕ РОССИИ С ТУРЦИЕЙ?Недавний визит президента России Дмитрия Медведева в Турцию, а перед этим визит президента Армении Сержа Саргсяна в Китай, изменения в геополитике Южного Кавказа - в беседе с нашим ереванским корреспондентом Нелли Мадатян комментирует лидер Демократической партии Армении, первый вице-президент Всемирного армянского конгресса Арам Саркисян.

Реклама

Четыре вектора внешней политики Армении
Лидер Демократической партии Армении Арам Саркисян

Н.М.: Активизация отношений между Россией и Турцией, а перед этим – «замораживание» армяно-турецкого переговорного процесса, недавний визит президента Армении в Китай – все это выглядит как части одного целого. О каких изменениях в геополитике региона это свидетельствует?

А.С.: Сближение России и Турции – это не неожиданность. Это было ожидаемое событие после августовской войны по юго-осетинскому конфликту, поскольку и Россия, и Турция нашли общую точку сближения. Турция решилась, по каким-то еще неопознанным причинам, независимо от США, вести самостоятельную политику в регионе и выйти в региональные державы, впервые предав интересы Израиля на этом историческом отрезке. И вот сейчас мы получили ситуацию, когда с головокружительной частотой, как в калейдоскопе, меняется геополитическая ситуация в регионе.

То, что сегодня делают власти Армении, точнее, в первую очередь, - президент, можно, выражаясь экономическим термином, назвать диверсификацией внешней политики. На сегодня во внешней политике Армении есть четыре основных вектора: никак не ухудшив отношений с США, развиваются отношения с Евросоюзом, остаются на прежнем высоком уровне отношения с Россией, и сейчас восстанавливается доверие между Китаем и Арменией.
Эти четыре вектора очень любопытны: Армения в этом плане не будет выглядеть сиротой, которую можно было бы обидеть «почем зря». Поэтому от сближения России и Турции я не ожидаю, что произойдет резкое изменение во внешней политике России по отношению к Армении. Но определенные коррективы должны быть, и их должна сделать армянская сторона.

Н.М.: Понятно, что обсуждаемые российско-турецкие вопросы нефтепроводов и газопроводов или безвизового режима – это лишь видимая часть айсберга. Какие риски кроются в его невидимой части?

А.С.: Согласен, что нефтепроводы и газопроводы – это внешняя сторона айсберга. Но она существенная, потому что сегодня в политике, во всяком случае, в прагматичной политике, в большей части, действует выгода от экономики, нежели от самой политики. Чем богаче страна, тем весомее ее голос на международной арене.

Экономика – это не только надводная часть, она и подводная тоже, потому что она питает все политические процессы, которые происходят благодаря этой самой надводной части.
Ожидалось подписание 25 соглашений между Россией и Турцией, подписано - 17. Среди неподписанных документов особо надо выделить соглашение по «Южному потоку»-2 и «Голубому потоку»-2 .
«Южный поток» - это альтернатива программы «Набукко», и Турция сейчас провела весьма любопытную операцию. Она не подписала это соглашение, а оставила Россию подвешенной на крючке, и грозится, что будет участвовать «Набукко», который вполне конкурентоспособен российскому газопроводу в Европу. Тем самым Турция дала козырную карту в руки Азербайджана, который начнет шантажировать Москву и, естественно, полагать, что Россия может согласиться с условиями давления на Армению по карабахскому вопросу.

Н.М.: После подписания в Цюрихе протоколов - в присутствии американской, французской и российской сторон - казалось, что мы, как никогда, близки к прорыву в армяно-турецких отношениях. Однако, процесс принял вялотекущий характер… А вместо этого – резкое улучшение российско-турецких отношений. Исторически каждое сближение России с Турцией оборачивалось очередной трагедией для армянского народа. Чего ожидать теперь?

А.С.: Ну что ж, я согласен с вами, что резкое сближение России и Турции иногда и оборачивалось для нашего народа трагедией, но, одновременно, история богата и примерами другого рода, когда армяне спасались только благодаря России. Однако не это сейчас главное. Главное в том, что нынешнее сближение России с Турцией предполагает активную выработку единой программы и обязательств, которые обе стороны должны будут выполнять.

Мне крайне не понравилось заявление Медведева, что по нагорно-карабахскому вопросу Москва будет постоянно консультироваться с Турцией, исходя из того, что Турция является заинтересованной стороной. Именно потому, что Турция не скрывает, что она защищает интересы Азербайджана, я думаю, такой альянс возможен только в том случае, если Россия, в свою очередь, также неприкрыто будет защищать интересы Армении. Поскольку этого не может быть, я думаю, не может быть и вовлечения Турции в переговорный процесс в качестве посредника, тем более, что Армения, естественно, поставит вето на этом пути.
Относительно того, что Армения может пострадать по карабахской проблеме. Армения могла бы и может пострадать, если она будет продолжать переговорный процесс по Мадридским принципам. Отказ от Мадридских принципов, я думаю, привел бы в полное замешательство Турцию и Азербайджан, и тогда стало бы возможно начать справедливое расследование сути конфликта и перевод переговорного процесса в правовое поле. Но это только пожелание.

Возвращаясь к вашему вопросу, хочу лишь сказать: да, Россия и Турция, сближаясь, естественно, резко меняют геополитическую ситуацию в регионе. Сегодня надо будет ожидать реакции Соединенных Штатов Америки и Европы на это уже состоявшееся сближение. Тем более, что, по оценкам западных аналитиков, США и Европа оказались в полной дреме и абсолютно не обратили внимания, что аутсайдеры выходят на авансцену.

Что касается того, может ли союз Росси и Турции быть направлен против третьих стран? Во-первых, я не уверен, что это будет союз, потому что между Россией и Турцией есть очень серьезные противоречия. Противоречия эти существуют и будут существовать, потому что между ними есть конкуренция, и она будет только возрастать. Поэтому мне кажется, что конфигурация, сложившаяся благодаря тому, что произошло, будет меняться в ближайшем будущем. Надо будет дождаться, какие шаги сделает и Китай, и Иран, и другие страны региона. Потому что сейчас регион – не просто Южный Кавказ, а несравненно больше.

С лидером Демократической партии Армении, вице-президентом Всемирного армянского конгресса Арамом Саркисяном беседовала Нелли Мадатян из Еревана специально для РФИ.
 

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями