Перейти к основному контенту
Кавказский дневник

Обреченный на президентство

Аудио 14:52
Президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров во время записи интервью в Страсбурге.
Президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров во время записи интервью в Страсбурге.
Роза Мальсагова
26 мин

«Мы где-то скрыли правду, а когда говорим правду – нам уже не верят. Доверие людей существенно потеряли. Давайте привлекать к ответственности того, кто пытал током. Почему? Потому что так нельзя делать. Даже если это преступник, а ещё надо доказать, что он преступник, мы своими действиями порождаем ещё больше преступлений».

Реклама

В Страсбурге с 21 по 25 июня прошла летняя сессия Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). Одной из главных тем стало обсуждение прав человека на Северном Кавказе. Доклад и проект резолюции по итогам поездки в Чечню, Дагестан и Ингушетию весной 2010 года были подготовлены представителем Швейцарии Диком Марти. В заседании ПАСЕ принял участие и президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров.

Мы встретились с ним накануне трагической для Ингушетии даты: шесть лет назад отряд Басаева расстреливал ингушских милиционеров. А ровно год назад на президента Ингушетии было совершенно покушение, в результате которого трое его людей погибло, он сам в тяжелейшем состоянии доставлен в реанимацию. Ингушские и московские врачи сотворили чудо, вернув его к жизни.

Поднимаясь на третий этаж с представителями вайнахской диаспоры, мы перешучивались поводу того, как сейчас нас подвергнут тщательному досмотру, прежде чем допустят к «телу». Дверь открыл сам Евкуров, без всякого официоза предложил пройти в номер. Несмотря на поздний час, президент встретил нас подтянутый и радушный. Номер, даже по европейским стандартам, самый обычный. И никакой охраны. Её вообще не было… президент прилетел в Страсбург один.

Что это - мальчишеское безрассудство, пренебрежение к опасности или принципиальное неприятие привилегий высшего лица республики?

Впервые мы встретились десять лет назад, когда мне пришлось организовывать и вести торжества по случаю вручения ему Звезды Героя России за операцию в Приштине. Он мало изменился с тех пор, только глаза потускнели и голос стал глуше. Разговор не обещал быть легким – я уже давно на особом счету у родных спецслужб, а он не тот подполковник, который десять лет назад заливался густым румянцем при каждом вопросе. Статус корреспондента обязывал придерживаться протокола, но ощущение тяжести от разговора на равных не покидает до сих пор. Одиночество – вот главное, что он приобрел за неполных два года своего президентства.

Предлагаю вниманию радиослушателей интервью с президентом Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым. Вторая часть беседы, которая проходила в свободном формате, выйдет в следующей передаче «Кавказского дневника».

Р.Мальсагова: Господин президент, как вы оцениваете доклад Дика Марти по соблюдению, - а вернее будет сформулировать, как несоблюдение - прав человека на Северном Кавказе? Удалось ли ему выявить наиболее болевые точки и можно ли надеяться, что со стороны официальной России будут приняты конкретные меры для улучшения ситуации?

Ю-Б.Евкуров: Давайте я буду говорить только об Ингушетии. Конечно, можно надеяться, не просто надеяться, уже сейчас мы нашли много объективного. Скажу открыто, что там не все было прописано, как мы думали. То, что прописано в докладе и что нам высказывалось замечаниями, мы реально доработали. Особо хочу сказать о Дике Марти, Томасе Хаммерберге. Я искренне это говорю: мы до глубокой ночи сидели и с одним, и со вторым, когда они мне расписывали, где и как надо дорабатывать, где и на что нацелить внимание. Благодаря их соучастию, вниманию к этой проблеме, мы задачи успешно выполняем по стабилизации обстановки. Вы должны заметить еще, что вся российская делегация поддерживает доклад Дика Марти, несмотря на то, что он жесткий – признают же.

Р.Мальсагова: Чем вы можете объяснить, что из всех северо-кавказских президентов вас выделили, как наиболее лояльного человека, который готов сотрудничать и с оппозицией, и говорить с людьми, которые находятся по другую сторону. При этом достаточно сложная ситуация в самой Ингушетии?

Ю-Б.Евкуров: Не знаю, чем это можно объяснить. Я делаю свою работу так, как я её считаю делать нужным. Для меня принцип такой: и хороший человек наш, и плохой - тоже наш. Надо со всеми одинаково работать. А с учётом проблем Ингушетии надо работу усилить, что бы она не была сложной, что бы и вы со стороны - отсюда, в конце концов, сказали бы: «да, молодцы ребята, вы работаете, продолжайте в том же духе».
Я надеюсь, что вы это скажете.

Р.Мальсагова: Есть ли надежда, что федеральные войска в ближайшем будущем будут выведены из Ингушетии с Северного Кавказа?

Ю-Б.Евкуров: Федеральных войск в Ингушетии нет! Есть дислоцированные войсковые части, где служат наши ребята - ингуши. Чтоб вы знали: сейчас в воинских частях в республике Ингушетия работают более 1000 наших ребят. Это рабочие места. А прикомандированные сотрудники правоохранительных органов периодически меняются. Думаю, что с учётом стабилизации обстановки, если динамика пойдёт как сейчас, в ближайшей перспективе мы, не мы добьемся, а надобность их отпадёт. Вы что думаете, что регионы России присылают сюда в Ингушетию в командировку, они очень хотят делать, у них своих проблем хватает.

Р.Мальсагова: Вопрос, который волнует очень многих живущих в республике Ингушетия. Сейчас вновь возобновлена программа по возвращению русскоязычного населения, при этом одновременно идет переселение определённой части ингушей – «добровольцев» на Урал. Как это может соотнестись?

Ю-Б.Евкуров: Во-первых, нет никакой программы по переселению, есть предложение жителям работать в других регионах, и это не нами придумано, а жители сами обращаются с помощью оказать содействия работать в других регионах и мы им такие содействия оказываем. Второе: мы должны прекрасно понимать, что в Ингушетии должна развиваться не мононациональность, а проживали все виды национальностей. Здесь необходимо и русскоязычное население и не только русскоязычное. Над этим надо работать. Эта программа пока не срабатывает потому, что не обеспечиваем главную задачу - это безопасность граждан. Многие жители коренной национальности сами понимают, что надо вернуть в села, хотя бы, 10- 15% русскоязычных жителей. Мы же помним советское время: это и образование и уровень обслуживания, везде работали специалисты и наши, и русскоязычное население.

Р.Мальсагова: Как реализуется программа по возвращению осетинских беженцев и есть ли определенные препятствия?

Ю-Б.Евкуров: Первое препятствие - это то, что беженцы могут вернуться сегодня, но не возвращаются. Стоят построенные дома, но люди при этом не возвращаются.

Р.Мальсагова: Не потому ли, что есть опасность для проживания?

Ю-Б.Евкуров: Нет, это всё сказки. Там проживают сейчас 23 000 ингушей и какая там опасность? Вы лично знаете что, там мой брат и все. И мать, и отец похоронены на родовом кладбище. Никакой нет там опасности. Все остальное - дежурные слова. Мы сейчас обратились и правительству РФ, для того, чтобы жители получили компенсацию за потерянное жильё.

Другая проблема - это закрытые для проживания населённые пункты. Мы работаем с руководством Северной Осетии, и, думаю, что с участием полномочного представителя Хлопонина сдвинем эту машину с места.

Р.Мальсагова: В работе сессии ПАСЕ принимает участие бывший бригадный генерал Ахмед Закаев. Прокомментируйте этот факт.

Ю-Б.Евкуров: Ничего не хочу говорить. Хронику назад верните тех событий в Грозном и посмотрите Ахмеда Закаева с повязкой, с автоматчиками и пулемётчиками. Спросите у него сейчас про права тех людей, которых они увозили на площади, избивали и считали себя великими мусульманами. Спросите у Закаева про Урус-Мартан, тюрьмы для заложников, торговлю людьми. Вот про это спросите… судьи кто? Кто пришел и сел? Тысячи и тысячи людей чеченской национальности готовы задать Ахмеду Закаеву вопрос о том, где их пропавшие в тот период и проклятия посылают до сих пор. Поэтому, что мне о нем говорить. Он никто и никак. А если бы он был кем-то, то встал бы на колени перед своим народом, покаялся и приполз бы в свою республику и жил бы там, а не здесь заседал бы по указке деятелей. И мне говорить о нем и о таких - ингуши это или чеченцы, совершенно не о чем.

Р.Мальсагова: Вооруженное подполье в последнее время несет значительные потери. Вы полагаете, что арест Тазиева поможет наладить ситуацию в республике.

Ю-Б.Евкуров: Вы знаете, что до ареста Тазиева, этого преступника который прикрывался святым именем Магас, была проведена операция в селении Экажево и ликвидации Саида Бурятского. После этого ситуация существенно стабилизировалась. Мы проводим профилактику по предотвращению преступлений. И я своим людям говорю (в интернете это обращение есть) я повторяю - все, кто ему помогал, кто соучаствовал, кто ему наливал чай – все придите сегодня и скажите, чтобы завтра вы не говорили, что вы не при делах. Почему? Потому что он сам все расскажет властям. Лучше сейчас придите и скажите, что я с ним общался, я его кормил, я ему стирал. Мы придумаем схему, как вас оградить от больших проблем. Плюс к этому, у меня есть обращение к тем, кто хочет стать на его место – трижды задумайтесь об этом. Почему? Бесперспективное это дело.

Р.Мальсагова: Сколько людей сложили оружие и вернулись из «леса»?

Ю-Б.Евкуров:16 человек в прошлом году и 7 в этом. Но, при этом девять человек у нас ушли. Почему ушли? Опять же смотрим: обеспеченные родители, нет никаких социальных проблем, при этом никаких обид тоже нет. Никто их детей не пытал, не избивал. Мне кажется, что используя шантаж, молодых людей заманивают на легкие деньги. У нас есть факты, когда у Тазиева нашли видео материалы, где парням дают день, разрешают «поиграть» с оружием, потом фотографируют и говорят, что «ты в нашем лагере и если завтра что-то, ты знаешь, что с тобой будет». И в страшных красках рисуют пытки и всё остальное. Конечно, молодые люди этого боятся и пытаются или уйти в сторону, или участвуют в каких-то операциях.

Р.Мальсагова: Вам не кажется, что именно отсутствие правдивой информации, милицейский беспредел породили недоверие к власти, в том числе и президентской?

Ю-Б. Евкуров: Как бы ни было, всегда надо говорить правду, что я и стараюсь сегодня делать. Всегда надо признать, здесь мы негодяи, а здесь - всё правильно сделали. В этом нет ничего страшного. Почему? Потому что мы работаем на людей. Это можно свести к ячейке семейной: если отец будет правду говорить, свои ошибки признавать - тогда дети вырастут нормальными. Мы же должны быть заинтересованы, чтобы наше общество выросло нормальным. Наша молодежь бесценна, тем не менее, не именно не хватает того, о чем ты сейчас говоришь. Мы где-то скрыли правду, а когда говорим правду – нам уже не верят. Доверие людей существенно потеряли.

Тот, кто пытал током, давайте его привлекать к ответственности. Почему? Потому что так нельзя делать. Даже если это преступник , а ещё надо доказать, что он преступник, мы своими действиями порождаем ещё больше преступлений.

Р.Мальсагова: За эти полтора года президентства есть ли ошибки, которые вы признаёте, что совершили?

Ю-Б. Евкуров: Много… не какие-то, а много ошибок. Тяжело разобраться в людях, тяжело за маской хороших пафосных разговоров разглядеть профессионал ли он или человек, который просто хочет украсть или заработать. Вот здесь есть очень большой объем работы. Но основная ошибка, в том что мы не нашли ключ к стабилизации обстановки. Позитив есть, это я и сам вижу без всякой лести, но все это можно было быстрее сделать. В прошлом году надо было более жестко мероприятия проводить по отношению к структурам власти. Я уверен, с учетом тех ошибок, которые мы допустили в 2009-м и сейчас мы их исправляем в 2010, к концу года хуже не будет! Надо понимать ещё, что 2009 год был ещё кризисный год, но мы, по сравнению с другими регионами РФ, просто не допустили провала при нашей скудности бюджета. Но ошибки есть, и мы это признаём.

Р.Мальсагова: Вы – солдат, воин. Основные ценности ваши в жизни.

Ю-Б. Евкуров: Хоть и солдат, но нигде и никогда не забывал кто я! Всегда жил ингушскими, вайнахскими ценностями - это честь, достоинство, мужество, отвага. Это то, что мы называем эздел, денал, доакъхал, кхъунах1ал. Я это сейчас говорю всей молодёжи нашей - нельзя это забывать. Ну поймите, вы же теряете элементарный облик нормального вайнахского человека. Я обязан это сказать! Вчера стоят вайнахи, ну ладно, я президент - вы меня не любите, у вас там есть вопросы к Ингушетии ещё к кому-то. Но руки в карманах, жуют жвачки… где это видано, чтобы наши ребята так себя вели? Разлагается здесь молодежь, нельзя так делать! Обязательно в течение месяца мы отправим сюда своих представителей, сделаем все, чтобы организовать представительство республики из местных ингушей, чтобы мы знали о проблемах здесь живущих ингушей и решали их совместно. Мы одни…так получилось. Я говорю и тем, кто в Ингушетии, и тем, кто уехал из Ингушетии по различным причинам - давайте созидать вместе.

Вторая часть беседы, которая была записана в формате свободной беседы, выйдет в следующей передаче «Кавказского дневника».
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.