Перейти к основному контенту
Кавказский дневник

Российский журналист просит защиты у Франции

Аудио 09:11
Журналист Магомед Ториев
Журналист Магомед Ториев
Роза Мальсагова
16 мин

Журналист Магомед Ториев: "Я вынужден был скрыться из Чехии, где власти абсолютно не реагируют на мои призывы о помощи. Мне угрожали, указывая мой точный адрес жительства в Европе и что все обо мне известно, и зря я встал на этот путь".

Реклама

Начиная с 2000 года, когда Владимир Путин пришел к власти, попытка подчинить государству средства массовой информации стала важнейшим элементом информационной безопасности для Кремля.. Прирученных журналистов стали держать на поводке и время от времени по-хозяйски одергивать, чтобы не увлекались гласом свободы, а действовали в четко очерченных рамках. Тех же, кто не вписывался в систему, нейтрализовали небезызвестными методами. В результате, ни один федеральный телеканал или печатное издание не являются независимыми от государства – они либо впрямую государственные, либо подконтрольны. Пропаганда кремлевского курса занимает свыше 90% политической информации, которую выдаёт телевидение и пресса. И поэтому совсем не удивительно, что российский премьер Владимир Путин вместе со своим протеже чеченским президентом Рамзаном Кадыровым попали в «черный список» мировых политиков, препятствующих свободе слова.

За 2009 год Россия опустилась на 12 строчек в международном рейтинге свободы слова, который составляют «Репортеры без границ». В 2009 году - Россия заняла в этом списке 153 место, её соседями оказались Фиджи и Тунис – 152 и 154 места соответственно. Всего в рейтинге 175 позиций. Вывод напрашивается сам собой.

В гостях у «Кавказского дневника» корреспондент Радио «Свобода» в Праге Магомед Ториев, который вынужден был в 2006 году иммигрировать в Чехию, где и получил статус политического беженца.

Роза Мальсагова: Магомед, что есть контроль власти над российской прессой и контроль общественного мнения?

Магомед ТОРИЕВ: То, что происходит в России со свободой слова, мы можем видеть, даже не обращаясь за какими-то особыми примерами. Достаточно большое количество смертей журналистов, убийства людей, которые давали информацию для журналистов, полное закручивание гаек на телевидении. Осталось несколько газет и один-два телеканала, которые что-то могут сказать, в остальном - о свободе слова в России можно забыть.

Р.Мальсагова: Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков попытался сгладить ситуацию в связи с оценкой «Репортеров без границ» негативного влияния премьера на медиа-службы. Оказывается, по убеждению Пескова, «репортеры» не владеют достаточным объемом информации и не знают «как много Владимир Путин сделал для того, чтобы СМИ становились более экономически независимыми и более свободными».

Магомед ТОРИЕВ: Путиным сделано достаточно много для того, чтобы со свободой слова в России было покончено. Такие телекомпании, как НТВ, ТВ-6 разгромлены, журналисты вынуждены искать новую работу. Действительно, экономически он заставил их быть более самостоятельными, развиваться – люди вынуждены просто выживать. Включение Путина в список «врагов свободы слова» - это серьёзный шаг со стороны международных организаций. Замалчивать то, что происходит, просто нельзя, неправильно. Погибло много журналистов, закрыто столько изданий и продолжать говорить, что в России нет проблем со свободой слова - это просто кощунство.

Р.Мальсагова: В связи с вашими последними материалами «Рамзан – потрошитель» и «Наивный убийца», опубликованными на чешском сайте watchdog.cz, на Вас посыпались недвусмысленные угрозы. Вы свободны в выборе тем или есть условия договора?

Магомед ТОРИЕВ: Основная моя работа состоит на сайте watchdog.cz, я – пишущий журналист. Экспертом я являюсь, когда Радио «Свобода» нуждается в моих услугах и происходит это при обоюдном, добровольном желании. Если я владею ситуацией, мне знакома тема, то я даю свою оценку происходящему. Что касается того, свободен ли я - то, конечно, я не свободен, как и не свободен любой журналист, у которого есть жизнь, семья, родственники. Мне угрожали, указывая мой точный адрес жительства в Европе, указывая, с кем я дружу, обедаю и что все обо мне известно, и зря встал на этот путь. Это был жесточайший прессинг - я был вынужден временно приостановить свою деятельность, потому что власти в Европе не проявили никакого интереса, чтобы помочь мне. Им (Восточной Европе) – абсолютно все равно: никто никогда в Восточной Европе не поможет журналисту. Я уехал в Норвегию и прожил там год и точно так же власти были настроены на то, чтобы просто вернуть журналиста в Россию.

Р.Мальсагова: Вы говорите об официальной позиции властей, но ведь «Комитет по защите журналистов» в Нью-Йорке, «Международный фонд по защите прав» в Осло, «Репортеры без границ» пытались помочь вам.

Магомед ТОРИЕВ: Я обратился к организации «Репортеры без границ», в «Комитет по защите журналистов» и предоставил им все угрозы, которые поступали в мой адрес: они все были анонимны, но очень адресны. Я не могу сегодня обвинить никого, потому что у меня нет никаких доказательств, чтобы конкретно сказать кому-то, что вот этот представитель власти, этот президент или министр мне угрожает. Но все эти угрозы носили настолько точный адресный характер, что я должен был позаботиться о собственной безопасности. Только лишь вмешательство неправительственных организаций, таких как «Репортеры без границ», «Комитет защиты журналистов», «Human Rights Defender» дали мне возможность как-то жить.

Р.Мальсагова: То есть, после того, как стали поступать угрозы, вы вынуждены были скрыться из Чехии на территории других западных государств, откуда вас депортировали?

Магомед ТОРИЕВ: Да, я вынужден был скрыться из страны, где власти абсолютно не реагируют на мои призывы о помощи.

Р.Мальсагова: Как сегодня обстоит ситуация и что вы намерены предпринять?

Магомед ТОРИЕВ: Я не знаю. Абсолютное разочарование в европейских институтах. Они существуют только в декларациях и добиться фактических, серьезных действий невозможно.

Р.Мальсагова: Получается, что ситуация с правами человека на Западе абсолютна идентична российской?

Магомед ТОРИЕВ: Нет, она не идентична. Конечно, права человека на Западе соблюдаются, но для людей, которые состоят в группе риска – политики, журналисты и продолжают заниматься деятельностью - для них ни в Чехии, ни в Норвегии нет защиты. Чиновники в этих странах стараются избавиться от человека, сказав, что «это не наша проблема». На сегодняшний день я временно прекратил свою деятельность.

Р.Мальсагова: Вы ушли сегодня из журналистики, для того чтобы обезопасить свою жизнь?

Магомед ТОРИЕВ: Временно. Временно – да, пока я не получу каких-то гарантий, безопасности. Я, конечно же, пишу, выступаю. Не могу полностью из этого выйти, это невозможно с моральной точки зрения.

Р.Мальсагова: Год назад министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер заявил о том, что журналисты, которые нуждаются в защите и убежище могут обращаться в консульства Франции. После данного заявления несколько журналистов и правозащитников из Чечни и Ингушетии были приняты французской стороной. Вы не пытались искать помощи и защиты у французского правительства?

Магомед ТОРИЕВ: Нет. Я слышал об этой инициативе, но дело в том, что для европейских чиновников я уже нахожусь в безопасной ситуации в Европе. Фактически, все понимают, что это не так, что никакой безопасности Европа, как место проживания, не гарантирует. В Праге был убит журналист Радио Свобода Тенгиз Гудава и до сих пор неизвестно кто его убил – это тайна, окутанная мраком. Я готов через эфир обратиться за помощью к господину Кушнеру – министру иностранных дел Франции.

Р.Мальсагова: Андрей Бабицкий, будучи экспертом в области нарушений прав человека на Кавказе уверен, что вам, как журналисту угрожает серьезная опасность. Как вы видите дальнейшую свою судьбу?

Магомед ТОРИЕВ: Я не могу ничего сказать… ничего не могу сказать. Есть страх…

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.