Перейти к основному контенту
Кавказский дневник

Кризис руководства наблюдается и у боевиков, и у президентов

Аудио 11:31
Докка Умаров
Докка Умаров Reuters
Роза Мальсагова
20 мин

Кавказские президенты вдруг в одночасье поняли, что негоже равнять себя с владыками поднебесными и надо опуститься на землю грешную. Правильно, царь так царь, а холопу и место холопье, и, посовещавшись между собой, уже самоустранившиеся президенты решили называться кто главой, кто губернатором, или еще как…

Реклама

Начало августа обозначило явный раскол в лагере боевиков на Кавказе: основанием тому послужило заявление лидера боевиков Докки Умарова, что он не намерен отказываться от полномочий «амира Имарата Кавказ». Первого августа Умаров обратился с кратким посланием к амирам Дагестана, Ингушетии, Кабарды, Балкарии и Карачая с призывом поддержать его выбор и дать присягу новому амиру Имарата Кавказ Асламбеку Вадалову, который этим летом был назначен заместителем Умарова. Тогда свое решение Умаров обосновал тем, что «джихад должны возглавить более энергичные и молодые люди» и что он будет всячески помогать новому руководству.

Заявление Умарова вызвало бурное обсуждение в прессе и комментарии экспертов, как вдруг, 2 августа в Интернете появился видеоролик, в котором Умаров опроверг предыдущее заявление и сказал, что « в сложившейся обстановке на Кавказе считаю невозможным сложить с себя полномочия амира Имарата Кавказ». Умаров утверждает, что предыдущее заявление было полностью сфабриковано и со здоровьем у него все в порядке. На экране действительно вполне здоровый и адекватный лидер боевиков, вопреки утверждениям чеченского президента Рамзана Кадырова, который заявлял, что Умаров «тяжело ранен и заживо гниет». В прошлом году действующие власти Чечни несколько раз объявляли о смерти или тяжелом ранении Докки Умарова, но всякий раз эти сообщения не подтверждались.

Одновременно Асламбек Вадалов в кратком видео - заявлении, которое тоже выложено в Интернете, сообщает о сложении полномочий и выходе из подчинения Докки Умарову. Соратник Вадалова военный амир Имарата Муханед подтвердил, что чеченский сектор не будет придерживаться ранее данной присяге Умарову, но они «остаются в Имарате Кавказ». На фоне амиров, ставящих ультиматум Умарову, сидят около 30 чеченских боевиков.
Российские власти не без основания считают Умарова организатором многих терактов не только на Северном Кавказе, но и в России.

В марте 2010 года в московском метро прозвучали взрывы, унесшие жизни 40 человек, 160 получили травмы различной тяжести. Умаров объявил данную операцию ответной мерой боевиков на спецоперацию ФСБ в ингушском селе Аршты, где, по данным организации «Мемориал», были казнены три подростка, не достигшие 18 лет, и 35-летний житель Чечни, которые в этот день отправились в лес за сбором черемши. После этого последовали взрывы в Ингушетии, Дагестане, Чечне с использованием смертников, направленные против представителей силовых структур.

В связи с терактом на Баксанской ГЭС были приняты дополнительные меры по усилению охраны на всех российских плотинах и гидроэлектростанциях. Но вот 9 августа неожиданно прогремел взрыв на юго-западе Москвы на крыше гаражного бокса «Газпрома». Взрыв, ответственность за который на себя взял снова Докка Умаров, показал, что боевики в силах наносить удары практически в любой точке России.

«Дальше будет только хуже,» - заявляют они и предупреждают мусульман, проживающих на территории Москвы и других крупных городов страны, чтобы они уезжали оттуда. А одних только чеченцев в Москве проживает 500 000. «Москва и Санкт-Петербург являются нервными центрами российской экономики, и мы намерены так или иначе атаковать эти центры», - говорится в заявлении боевиков.

Значит ли это, что Умаров продолжает оставаться в лидерах, несмотря на то, что в рядах боевиков произошел раскол, и чем вызван такой вызов бывших соратников? Подобные случаи неподчинения уже были в недавней истории Чечни, когда целый ряд бригадных генералов отказывался выполнять указания Президента Чечни Аслана Масхадова, буквально предав его. Но, Масхадов, в отличии от Умарова, пытался вести переговоры с Москвой, чтобы остановить войну. Лидер же боевиков не останавливается ни перед чем, и список жертв ежедневно пополняется как гражданским населением, так и сотрудниками силовых структур.

В попытке смены командования вооруженным подпольем эксперты по Северному Кавказу усматривают отсутствие того авторитета, которым до Умарова обладали его предшественники. Второе, что ему вменяют в вину – это его излишняя осторожность и отсутствие личной инициативы. Басаеву, при всей его отрицательности, нельзя было отказать в полном пренебрежении к опасности. Умаров же довольствуется тем, что время от времени делает громкие заявления после очередного теракта и грозит новыми.

Асланбек Вадалов, говоря о своем разрыве с Умаровым, не стал акцентировать внимание на причинах подобного шага, но такое возможно только при серьёзных разногласиях, и дело тут не только в тактике лидера.

Протестные настроения, особенно среди кавказской молодежи, основываются на преследовании религиозных взглядов, несоблюдении законности и в отсутствии защиты от произвола правоохранительных органов, где под зачистку в борьбе с террористами попадают все, кто имеет хоть какое-то отношение к боевикам.

Если в августе прошлого года российский президент предлагал «ловить и уничтожать» боевиков, то после взрыва в московском метро была дана прямая установка на следующее: «когда любой, кто помогает не важно, чем он занимается – суп варит или одежду стирает» должен считаться преступником и террористом.

Отсюда и полная безнаказанность силовиков, которые в своих методах ничем не отличаются от боевиков Умарова. Вот «лесные братья» и имеют постоянное пополнение своих рядов и главное свое оружие – идеологию, где объединяющим стержнем является установления шариатского правления на Кавказе и отделение Кавказа от России. А если все-таки конфликтующие лидеры боевиков договорятся между собой, ситуация на Кавказе может в разы ухудшиться. Президентские выборы 2012 года не за горами, а здесь уж точно надо ждать новой волны террора.

Кавказские президенты ушли в «добровольную отставку»?

Рамзан Кадыров вновь на этой неделе в рейтинге цитируемых политиков занял первую строку, потеснив даже своего «любимого» Владимира Путина, который за штурвалом самолета тушит пожары в Рязанской области. В заявлении Кадырова о том, что он не желает быть более президентом, для тех, кто постоянно отслеживает чеченскую хронику, нет ничего неожиданного. Из растерянного мальчика в спортивном костюме, каким Путин впервые представил его всему миру, за несколько лет политтехнологи, имиджмейкеры, всевозможные стилисты, а главное, безграничное честолюбие и упёртость самого Кадырова, вылепили из него политика не просто регионального масштаба. Сказать, что Кадырова боятся только в Чечне, будет недостаточно. Он и его окружение пользуются безграничной властью и в российских масштабах.

Исключение составляет только один человек – Владимир Владимирович Путин - за которого Рамзан Кадыров готов жизнь отдать, и который, по словам Кадырова, «подарил чеченцам мир».

Думать, что громогласный отказ от титула сделан в пользу действующего президента, было бы просто нелепо. Или это тончайшая политическая интрига в преддверии начала президентской гонки?

Но как бы то ни было, вслед за Кадыровым все кавказские президенты, подчинившись дирижерской палочке Рамзана, вдруг в одночасье поняли, что не гоже равнять себя с владыками поднебесными и надо опуститься на землю грешную. Правильно, царь - так царь, а холопу и место холопье и, посовещавшись между собой, уже самоустранившиеся президенты решили называться кто главой, кто губернатором, или еще как…. Пресс-секретарь чеченского…уж не знаешь, как теперь величать господина Кадырова, сделал еще более оригинальное заявление, он не исключает, что Кадырова отныне будут величать имамом. А почему бы и нет?! Если есть Имарат Кавказа и есть амир Умаров, то почему не иметь и своего имама Кадырова?

Правда на память сразу приходит Северо-Кавказский имамат – исламское государство, просуществовавшее 30 лет на территории Дагестана и Чечни. К началу 40-х годов ХIХ века имаму Шамилю удалось создать государство, основанное на принципах Шариата, и вся деятельность Имамата была направлена на защиту Дагестана и Чечни от российских колонизаторов, под знаменем газавата 50 лет шла исламская освободительная война.

Закончилось все почетным пленением имама Шамиля и службой его царю российскому. Это все из истории прошлой, которая очень напоминает сегодняшнюю действительность, только с той разницей, что Шамиль, имея глубокие религиозные познания в Исламе, по праву носил звание имама. Как быть с «имамом Рамзаном» задача каверзная, и решать её надо немедленно. Одно дело назваться доктором наук, другое – быть им.

Президенты Ингушетии, Дагестана, Кабардино-Балкарии, не желая отставать от «имама Рамзана», поспешили отказаться от президентских титулов. Только вот как быть с конституциями этих самых субъектов, где прописано, что «Президент Республики Ингушетия избирается гражданами Российской Федерации на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании сроком на 4 года».

«Никакая часть общества или отдельное лицо не вправе присвоить власть в республике. Узурпация государственной власти является преступлением. Положения данной главы Конституции составляют основы конституционного строя Республики Ингушетия, которые не могут быть изменены иначе как всенародным референдумом.
Иные положения Конституции Республики Ингушетия не могут противоречить основам конституционного строя Республики Ингушетия».

Но кому есть дело до Конституции, до миллионов, которые пойдут на изготовление новых документов, изменений положений. Главное сделано, в России есть только один президент, всем равняться на него. Осталось только не прогадать кавказским президентам в ставке на кандидата в следующих президентских выборах. Дружеского компромисса в кремлевских верхах не предвидится.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.