Перейти к основному контенту
Кавказский дневник

Петр Захаров - художник из чеченцев

Аудио 12:05
Автопортрет Петра Захарова.
Автопортрет Петра Захарова.
Роза Мальсагова

«Художник из чеченцев» - именно так он подписывал свои работы, стал одним из самых признанных портретистов России. Музея, который носил имя Петра Захарова, не стало. Трагическая судьба художника повторилась в музее его имени.

Реклама

В истории чеченского народа сложилось так, что за последние 250-300 лет история его собственной культуры не только не исследовалась, а наоборот, систематически уничтожалась. В 40-е годы двадцатого века дело не ограничилось изгнанием людей со своей родины: спецподразделениями НКВД были уничтожены до 70% памятников национальной архитектуры, сожжены архивы, библиотеки древние манускрипты из частных собраний. По возвращению на родину, начиная с 1957 года, музейные, архивные сотрудники стали по крупинкам пополнять музейные, библиотечные и архивные фонды. С началом боевых действий в Чечне в ходе бомбардировок и артобстрелов было разрушено до 80% процентов музейных площадей. Прямым попадание авиабомбы был уничтожен запасник произведений изобразительного искусства, где под обломками оказались более 3,5 тысяч экспонатов. Среди них оказались подлинники произведений Архипа Куинджи, Ивана Айвазовского, Ефима Ладыженского, Франца Рубо, Петра Захарова. Бесследно исчезли более 40 тысяч экспонатов уникальных археологических коллекций. Та же участь постигла произведения декоративно – прикладного искусства чечено- ингушских художников.

Музея, который носил имя Петра Захарова, не стало. Трагическая судьба художника повторилась в музее его имени. Мало кто из россиян, а тем более европейцев, мог бы предположить, что один из лучших портретистов 19 века Петр Захаров был этническим чеченцем.

Родители трехлетнего мальчика были убиты русскими солдатами во время Кавказкой войны в чеченском ауле Дады-Юрт в сентябре 1819 года. Ребенка отдали на выхаживание казаку Захару Недоносову, имя этого человека и послужило основой для фамилии мальчика–чеченца – его нарекли Петром Захаровым. До 1823 года Петр воспитывался у Недоносова, затем его взял на воспитании русский генерал, герой войны 1812 года Петр Николаевич Ермолов. Незаурядные способности мальчика к рисованию побудили Ермолова отдать приемного сына на обучение к художнику – портретисту Льву Волкову. В 1833 году Петра Захарова зачислили вольнослушателем в Петербургскую академию художеств. Согласно уставу Академии представители национальных меньшинств не могли быть её студентами. Одаренных детей из этих категорий зачисляли «внеклассными» учениками. Но талант Петра Захарова был замечен, и его направляют на учебу в Италию для дальнейшего обучения. Но поездка не состоялась: Николай 1 собственноручно вычеркнул Захарова из списка. В 1836 году Захаров окончил Академию художеств, получил аттестат, право почетного потомственного гражданина и звание свободного художника. «Художник из чеченцев» - именно так он подписывал свои работы, стал одним из самых признанных портретистов России. Умер он 30 лет от роду от чахотки в 1846 году.

А более века спустя, чечено- ингушскому музею, в котором главными экспонатами были подлинники его картин, присваивают имя Петра Захарова. Но судьба музея, как впрочем, и судьба самого Петра Захарова, оказались полны драматических коллизий.

Генеральный директор чеченского Национального музея Ваха Асталов.
Генеральный директор чеченского Национального музея Ваха Асталов.

Мы беседуем с генеральным директором музея изобразительных искусств имени Петра Захарова Вахой Асталовым, который возглавляет его с 1997 года.

Ваха Асталов: Я бы хотел внести небольшую поправку, что сегодня наш музей называется национальный музей Чеченской республики, он является правопреемником музея изобразительных искусств и краеведческого музея.

RFI: Давайте начнем с того, что в 1994 году во время штурма Грозного здание музея было разрушено и разграблено. Музейная коллекция, которая собиралась более полувека, погибла. Среди них были произведения Куинджи, Рубо, Прянишникова, Тропинина…О судьбе большинства картин мало что известно. Какова сегодня ситуация со спасенным фондом, который был отправлен на реставрацию в Москву?

Ваха Асталов: Вы правы. Наши музейные фонды понесли большие потери в результате военных действий. Было уничтожено до 90% процентов фонда и вся материально-техническая база, в том числе, и наше основное здание. На сегодня наши площади восстановлены, во всяком случае, те, которые занимал названный вами музей имени Захарова – это на проспекте Путина, в центре города.
Сегодня наши фонды насчитывают около 30 000 тысяч единиц хранения. За послевоенное время нам удалось приумножить наши фонды более чем на 4 тысяч единиц хранения. На реставрации в Москве находятся 112 наших картин. Идет поиск и разграбленного: за последнее послевоенное десятилетие на аукционе Сотбис (англ. Sotheby's) в Лондоне были обнаружены наши две картины конца 18 века, которые и в документах значились с «неопределенными» авторами. Они возвращены в Россию.

RFI: Прошу прощения Ваха, каким образом они могли попасть на аукцион?

Ваха Асталов: Нам это неведомо, поскольку картины, которые возвращаются с аукционов, имеют какую-то тайну обязательства у тех, кто их возвращает. Мне не известно каким образом они там оказались - этим занимались российские спецслужбы. Так в Приморском крае была обнаружена картина Маковского, не так давно обнаружена картина Тропинина «Мальчик с книгой», так же она изъята и возвращена.

RFI: Я позволю себе ремарку: картина Василия Тропинина когда-то принадлежала Третьяковской галерее, но затем была передана в фонд грозненского музея, где и хранилась до 1994 года. Сотрудники МЧС России расчищали завалы музея, собирая то, что осталось после бомбардировок, а «Мальчик с книгой», стоимость которого оценивалась в два миллиона долларов, канул в Лету. А обнаружена картина была совершенно случайно у московского офицера государственной безопасности Сергея Наумова, который в свое время «зачищал» Чечню.

Ваха Асталов: Одним из основных направлений является комплектование и восполнение утраченных фондов.

RFI: За счет каких средств идет пополнение фонда музея?

Ваха Асталов: В основном, за счет государственных средств, есть и пожертвования. Но если говорить о качестве приобретаемых музеем вещей, то наиболее ценные – это выкупленные предметы. На приобретение выделяются деньги из республиканского бюджета, а на реставрацию в ходе военных действий ценных картин деньги выделены из федерального бюджета.

"Пленение Шамиля", худ. Франц Рубо, 1886 г.
"Пленение Шамиля", худ. Франц Рубо, 1886 г.

RFI: Одним из самых ценных экспонатов музея была картина русского художника-баталиста Франца Рубо «Пленение Шамиля». Какова судьба этой работы?

Ваха Асталов: Судьба этой картины, я бы сказал, романтичная: за все время нахождения в музее она неоднократно похищалась. Последний раз её похитили с хранилища в межвоенный период – в 1998 году. Через министерство культуры мы подали картину в международный розыск, затем обнаружена спецслужбами и перевезена на хранение в РОСИЗО в Москву. Картина в ужасном состоянии: многочисленные осколы, осыпания, в местах, где она была сложена вчетвертную, появились складки. Она требует глубокой реставрации.

RFI: Говоря об утраченных фондах музея, возникла аналогия с Дрезденской галереей, когда советские офицеры, генералитет вывозили музейные ценности и переправляли в Советский Союз. Высока вероятность того, что российские военные участвовали в разграблении музея?

Ваха Асталов: Прямых обвинений у меня нет, но могу констатировать, что в разграблении участвовали и военные с обеих сторон, и гражданские – все, кто считал это возможным.

RFI: В каком состоянии сегодня находится само здание музея?

Ваха Асталов: Те площади, которые занимал музей ИЗО имени Петра Захарова, восстановлены. Идет интенсивное строительство нового музейного комплекса в самом центре Грозного, завершение строительства планируется на 2012 год.

RFI: Ваха, в свое время, когда в семидесятых годах музею присваивалось имя Захарова, со стороны Обкома КПСС были жесткие возражения: как же так - имя чеченца дать музею? Никто никогда не пытался восстановить действительную родословную Петра Захарова?

Ваха Асталов: Этим профессионально занимался в свое время ученый, искусствовед Шабаньянц – армянин по происхождению. Он написал и защитил диссертацию, но глубже того, что сделал он, к сожалению, никто не пошел. Очевидно, есть и определенные сложности в этом вопросе, поскольку, все доступные архивные материалы были обработаны с научной точки зрения. Думаю, что сейчас невозможно проследить его родословную.

Работы по капу Илеса Татаева.
Работы по капу Илеса Татаева.

RFI: Вы не планируете привезти в Париж работы современных чеченских художников в рамках перекрестного Года Франция – Россия?

Ваха Асталов: Такие предложения уже звучали. Нам есть, что вывозить – это новые современные направления в изобразительном искусстве, так же уникальные скульптуры по капу доктора искусств, народного художника России Илеса Татаева. Представление его работ за рубежом вызвало бы безусловный интерес.

RFI: . Ваха, спасибо за беседу. Продвижки такие вполне возможны, когда миру предстанут не чеченцы – террористы, о которых говорят все российские СМИ, а показать этому миру, насколько талантлив и велик народ.

 

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.