Перейти к основному контенту
Кавказский дневник

Посягательство на «Истину»

Аудио 12:30
Камалов Али - главный редактор аварской газеты «Х1акъикъат» против бывшего сотрудника Закира Магомедова
Камалов Али - главный редактор аварской газеты «Х1акъикъат» против бывшего сотрудника Закира Магомедова montage RFI
Роза Мальсагова
22 мин

Журналист аварской газеты обвиняет главного редактора в том, что он угрожает неугодным сотрудникам физической расправой.

Реклама

В средствах массовой информации распространено открытое обращение журналистов аварской национальной газеты «Х1акъикъат» («Истина») к главе Дагестана Магомедову, где в частности сказано, что председатель Союза журналистов Дагестана, главный редактор Али Камалов угрожает им физической расправой, и «если что-нибудь случится с Гаджиевой Зульфией, Магомедовым Закиром , Гитиновой Раисат и Махмудовой Патимат – то винить в этом надо только Камалова Али».

И можно было бы проигнорировать это письмо, если бы не тот факт, что в августе 2009 года на окраине Махачкалы было найдено с огнестрельными ранениями тело журналиста Малика Ахмедилова, который работал в этой самой газете. Преступление так и не было раскрыто.

И когда руководителя газеты обвиняют в попытке посягательства на жизнь своего сотрудника – это беспрецедентный случай. Впрочем, убийства журналистов в России далеко не редкость в последние годы. Именно поэтому, важно сегодня выслушать обе стороны и постараться разобраться в конфликте, который взбудоражил не только дагестанскую общественность, но и все российское журналистское сообщество.

На связи со студией «Кавказского дневника» Закир Магомедов из Махачкалы.

Закир Магомедов: Мы несколько раз поднимали на планерках вопрос о наших зарплатах, вопрос о том, какие материалы публикуются в нашей газете. Это нашему редактору сильно не понравилось, и наш редактор начал по отдельности вызывать к себе в кабинет. Были и личные оскорбления. После одной из планерок редактор вызвал и меня и сказал, что если я не заткнусь, то сможет разобраться со мной тремя разными способами – это помешать моей учебе, помешать моей дальнейшей карьере, в том числе, и расправиться со мной физически.

RFI: У Вас есть свидетели того, что Камалов Вам открыто угрожали?

Закир Магомедов: Есть свидетели – это двое заместителей Камалова и главный бухгалтер редакции. Если дело дойдет до суда, а сегодня я подаю иск в суд, они не будут свидетельствовать. Но у меня есть неопровержимые факты и доказательства.

RFI: Согласитесь, что скандальный разбор взаимоотношений журналистов, не лучший метод выяснения истины. Может быть, стоило обеим сторонам просто услышать взаимные претензии и прийти к пониманию?

Закир Магомедов: Это письмо, которое мы обнародовали, неприятно было ввязываться во все это, потому что получается, что весь конфликт сводится к материально-хозяйственной части.

Это смешно, что Камалов заявляет, что я его ученик. Я пришел работать в редакцию три года назад, а до этого несколько лет работал в других журналах и изданиях. А насчет того, что он определял меня учить или не учить, я должен возразить, что европейские гранты предусматривают учебу лучших сотрудников редакции.

RFI: У вашей газеты, напомню слушателям, что называется она «Истина», есть непосредственное руководство – Комитет по делам печати и информации, в функции которого входит непосредственный контроль всех вопросов, которые вы поднимали на планерках.

Закир Магомедов: Говорили и с ним (председателем Комитета по делам печати и информации Умаросманом Гаджиевым). Он обещал разобраться в этой ситуации, говорил, что нужно что-то делать, то же самое повторял и заместитель комитета по делам национальных отношений. В это дело были втянуты несколько человек, в том числе и родственник Камалова – учредитель газеты «Черновик».

Но на деле получилось, что прошло столько времени, а конфликт только усугубился. Например: в начале года были заключены трудовые контракты, через несколько месяцев всем сотрудникам предлагают новые контракты, при этом редактор делает заявление о пропаже прежних контрактов. Я новый контракт не подписывал, так как уже не являюсь сотрудником редакции. Шантажом меня вынудили уволиться с формулировкой «по собственному желанию».

RFI: Закир, вы действительно опасаетесь Того, что по отношению к Вам может быть применено физическое насилие?

Закир Магомедов: Конечно, беспокоюсь. Этот человек очень боится тех фактов, которые мы вынесли на обсуждение. В течение двадцати лет, что Камалов возглавляет газету, он никак не показал себя творчески, нет ни одной его вышедшей статьи, и при этом он заявляет, что кто-то является его учеником.

И он будет очень сильно волноваться, когда покажут его творческую несостоятельность и его финансовые махинации. Штаты редакции сильно раздуты, а на деле работает не более 25 человек.

Более того, на интернет-сайтах, таких как «Кавказский узел», ДагестанTimes - информационно-аналитический портал dagestantimes.com пошло открытое поливание грязью подписантов письма.

Коллектив аварской газеты «Х1акъикъат»
Коллектив аварской газеты «Х1акъикъат» DR

RFI: Это была позиция журналиста аварской газеты «Х1акъикъат» Закира Магомедова, который обвиняет своего главного редактора Камалова Али в том, что тот угрожает ему физической расправой. Поводом для этого стала, по словам Магомедова, ситуация, когда группа журналистов редакции стала бороться с финансовой коррупцией в национальной газете.

Камалов Али Ахмедович является главным редактором национальной аварской газеты «Хакъикъат» («Истина») с 1991 года. Под разными названиями газета выходит с 1917 года. Ее создателями, редакторами и сотрудниками газеты в разное время были авторитетные представители аварского этноса: Махач Дахадаев, Магомедмирза Хизроев, Гамзат Цадаса, Расул Гамзатов, Магомед Шамхалов.

Газета многие десятки лет оставалась печатным носителем литературного аварского языка, но сегодня в её кулуарах развернулся совсем нелитературный сюжет.

Журналист газеты обвиняет главного редактора в попытке его физического устранения. На самого Камалова в 1999 года было совершенно покушение, и он тогда чудом остался жив.

Али Камалов: Он пришел в редакцию, которую я воспитал, и доверял ему много, как родному сыну. Человек пришел с желанием изучить аварский язык, и за это желание познать аварский язык, я ему прощал многое.

Его учили, его правили, я его посылал на учебу и в Швецию, и в Норвегию, на международные семинары и в северо-кавказские республики. Он начал считать себя большой звездой и на работу не появляться. Магомедов одновременно работал в трех редакциях, и ему пришлось уйти с работы по собственному желанию.

После этого он участвовал в афере, где он искал для сотрудника редакции фальшивый диплом об окончании факультета журналистики Дагестанского университета. Когда я уволил его подругу, для которой они вместе и купили диплом, ничего другого им не оставалось, как только защищаться. И вот тогда они начали обращаться в разные инстанции со своим открытым письмом. Никакой почвы для подобного обращения нет.

RFI: Так Вы утверждаете, что с Вашей стороны не было никаких угроз в адрес журналистов, которые подписали письмо и, в частности, в адрес Магомедова?

Али Камалов: Абсолютно. Кто может ему угрожать и за что? Он просто мальчик. Последний разговор у меня с ним был : «Слушай, Закир, я тебя воспитывал, как сына, я тебе доверял. Ты сам мне говорил, как это Камалов тебе, молодому человеку, столько доверяет и разрешает вести целую полосу на аварском языке, не зная языка? Ну как ты мог так плохо поступить? В дальнейшем я готов тебе помочь, вот тебе моя рука. Но если ты в дальнейшем будешь так себя вести, жизнь тебя поломает, жизнь тебе отомстит. Не надо так себя вести гадко, не надо сплетничать, не надо интригами заниматься. Ты молодой человек, у тебя будущее впереди». Я дал ему напутствие и сказал, что если нужно будет, то обращайся. Я помогу, но не надо себя вести так. Я, как с сыном, с ним разговаривал.

RFI: Какая реакция со стороны официальных властей на открытое обращение Магомедова?

Али Камалов: Я собираю весь коллектив с приглашением министра печати, приглашаю редакционный совет, авторитетных людей.

RFI: Будут ли сами подписанты обращения, чтобы они могли высказать свою точку зрения и защищать её?

Али Камалов: Обсуждение будет проходить с участием этих подписантов.
RFI: Али Ахмедович, вам приходится испытывать цензуру со стороны властей?
Али Камалов: Абсолютно нет. Здесь свобода слова есть и как председатель Союза журналистов Дагестана и как секретарь Союза журналистов России я призван защищать свободу слова.

И этим ребятам я никогда не запрещал этого. И то, что они говорят, что я не позволяю печатать о некоторых персонах, так это чушь. Но говорю и буду говорить, что нельзя писать об одних и тех же лицах из номера в номер. Это не газета Камалова, это не газета одного человека, это газета аварского народа.

RFI: Открытое обращение к главе Дагестана комментирует председатель Комитета по делам печати РД Умаросман Гаджиев:

Умаросман Гаджиев - председатель Комитета по делам печати и информации РД
Умаросман Гаджиев - председатель Комитета по делам печати и информации РД DR

Умаросман Гаджиев: Каждый журналист и каждый работник государственного учреждения, а редакция газеты является государственным учреждением, имеет право на свою точку зрения по всем вопросам внутренней жизни газеты, её политики, её экономики. И не только газеты, а по всем остальным вопросам.

И этот человек имеет право высказать свою точку зрения с оценкой того или иного момента. Поскольку он публично обратился через СМИ, мы как комитет, возглавляющий государственный официальный орган, будем реагировать. Создана специальная комиссия и по каждому пункту, который описан в его письме, мы проведем внутреннее расследование, результаты которого будут доведены до широкой общественности.

RFI: Даже эти очень короткие интервью с оппонентами, ранее коллегами по цеху, дают понять, что не все ладно в самом коллективе. Я никак не буду комментировать непростую ситуацию, сложившуюся в коллективе газеты «Истина». Позволю себе только напомнить то, что писал великий аварец Расул Гамзатов:

В суровых горах Дагестана было принято испокон веков: за хорошую песню певцу вместе с чаркой или рогом красного вина дарили оседланного скакуна. За плохую песню у певца резали быка, а если певец в песнях лгал или чужую песню выдавал за свою — такого сажали задом наперед на захудалого осла и в базарный день возили по аулам. Мальчишки на плоских крышах во все горло кричали: «Идите смотреть — вора поймали! Идите смотреть — вора поймали!».

Лжи много. Правда одна.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.