Перейти к основному контенту
Кавказский дневник

За что убивают учителей на Кавказе

Аудио 10:55
Дагестан потрясают убийства
Дагестан потрясают убийства http://www.chernovik.net
Роза Мальсагова
20 мин

Вслед за милиционерами, чиновниками и знахарями, расстрельная команда взялась за педагогов. Бывшие ученики, вместо заветного - «учитель, пред именем твоим, позволь смиренно преклонить колени», теперь пускают пулю в лоб своим бывшим наставникам.

Реклама

Непотопляемый министр МВД России Рашид Нургалиев бросил на борьбу с боевиками тысячи милиционеров. В самой горячей кавказской республике Дагестан Нургалиев объявил о создании дополнительной группировки силовиков – около 6,5 тысячи милиционеров, бойцов ОМОНа, спецназа и прикомандированных российских военных ведут войну против пары сотен боевиков.

На территории всего Северокавказского федерального округа с начала 2011 было убито 206 боевиков, 100 из которых приходятся на дагестанский фронт. 118 человек были взяты в плен, и всего двое сдались добровольно. Вот такая печальная статистика. При этом средний возраст живых и убитых боевиков -18 лет.

Вслед за милиционерами, чиновниками и знахарями, расстрельные команды взялись за педагогов. Бывшие ученики, вместо заветных слов «учитель, пред именем твоим, позволь смиренно преклонить колени», теперь пускают пулю в лоб своим бывшим наставникам.

В ночь на субботу 8 июля в селе Советское Магарамкентского района Дагестана во дворе своего дома был застрелен директор школы 59-летний Садикуллах Ахмедов. А чуть раньше, в мае 2011 года, в популярном дагестанском издании «Черновик» вышла статья Фатимы Тарасовой, где подробно было рассказано об акции устрашения посетителей мечети, которую устроили сотрудники Магарамкентского РОВД.

13 мая около сотни мусульман из села Советское и окрестных сёл собрались в мечети на пятничную молитву. Однако совершить её в тот день им так и не удалось. Около половины второго, в разгар проповеди имама, вооружённые сотрудники полиции в грязной обуви ворвались в мечеть и, не стесняясь в доме Аллаха нецензурных выражений, потребовали у собравшихся последовать за ними. Затем затолкали мусульман в «газели» и, доставив в Магарамкентский РОВД, высадили во внутреннем дворике.

Пятнадцать задержанных были несовершеннолетними. Около пяти часов их продержали в отделении. В течение всего этого времени подростков оскорбляли, в том числе нецензурно, и запугивали.

Здание школы, в которой работал Сидикуллах Ахмедов
Здание школы, в которой работал Сидикуллах Ахмедов http://www.chernovik.net/

Помимо сотрудников полиции, в этом противозаконном «воспитательном процессе» принимали участие и их учителя – уже знакомый нам директор школы Сидикуллах Ахмедов и заместитель директора по воспитательной работе Рустам Надырович Карибов. Приехав в райотдел, они стали требовать от сотрудников полиции, чтобы подростков посадили на 15 суток, при этом оскорбляли своих учеников, называя их на лезгинском языке собаками и другими бранными словами.

На следующий день «воспитательная работа» была проведена с девочками: двое полицейских в сопровождении директора школы обходили классы и обещали, что тех школьниц, на которых в следующий раз увидят хиджабы, разденут догола перед всей школой. Такая вот нехитрая педагогика.

А спустя полтора месяца Сидикуллаха Ахмедова просто расстреляли. И это не первый факт расправы с педагогами: 22 мая 2008 года в городе Хасавюрт на глазах учеников во дворе школы был убит директор Будун Шарапудинов. В сентябре 2010 года застрелили директора поселковой школы в пригороде Махачкалы 55-летнюю Патимат Магомедову. Версии, которые выдвигали следователи – антиваххабистская деятельность педагогов. Убийцы не найдены.

Несмотря на многочисленные попытки, мне так и не удалось получить комментарий ни от сотрудников правоохранительных органов Дагестана, ни от чиновников министерства образования.

С главным же редактором издания «Черновик» Биякай Магомедовым мы разговаривали, когда в Дагестане уже наступил глубокий вечер. Он еще был в своем рабочем кабинете.

RFI: Биякай, статья вашего сотрудника Фатимы Тарасовой могла стать детонатором, повлекшим за собой расправу с директором школы?

Биякай Магомедов - главный редактор "Черновика"
Биякай Магомедов - главный редактор "Черновика" http://www.chernovik.net/

Биякай Магомедов: В 2008-2009 годах мы писали более жестко, чем мы пишем сейчас. Это не оттого, что против нас было возбуждено уголовное дело, просто есть морально-этические принципы журналиста. Тогда было совсем другое время и другой министр, более жесткий, и тогда надо было писать именно так, потому что система была более жесткая.

Но сама статья Фатимы Тарасовой была более репортажной, из-за более жестких наших статей никого не убивали. Об этом случае писал не только «Черновик», писали и «новодельцы» и «Дагестанская правда».

Прошло уже два месяца, как расследуется это дело, и до сих пор никого не привлекли к ответственности. Даже если просто хотя бы президент (Глава Дагестана Магомедсалам Магомедов – ред.), либо министр, либо начальник УФСБ выступили бы публично, завели бы уголовное дело и успокоили бы людей. Нет, все молчали. Потом президент пообещал разобраться с этим случаем.

Министр МВД Дагестана утверждает, что в этой мечети творились ужасные вещи, и поэтому были приняты такие превентивные меры. Да, милиционеры были на взводе и потому могли зайти в мечеть и творить там, что угодно. Но надо было дать хотя бы оценку их действиям.

RFI: Это были силовики Дагестана или прикомандированные военные?

Биякай Магомедов: Местные – сотрудники Магарамкентского РОВД. И теперь последовали альтернативные методы наказания - самосуд. Это было у нас в 90-годах, когда государственные власти не действовали, и вот таким образом разбирались.

RFI: Сегодня именно Ахмедов «понес» наказание за тот беспредел, который был санкционирован и силовыми, и государственными структурами.

Биякай Магомедов: Я не исключаю, что будет покушение и на самого начальника Магарамкентского РОВД, с учетом того, с какой частотой происходят покушения на руководителей РОВД и ГОВД.

RFI: В этой ситуации беспокоит вопрос безопасности тех педагогов, которые были упомянуты в статье Тарасовой, и скажу почему: осенью прошлого года в Ингушетии произошла подобная ситуация, когда директор школы не разрешила посещать занятия девочке в хиджабе. Журналисты вынесли все на страницы СМИ, и разгорелся скандал. Мама обратилась к правозащитникам, и директор вынужден был уступить. Но спустя две недели во двор директору забрасывают гранату, к счастью, никто не пострадал, и обошлось без жертв, но нет никаких гарантий, что подобное не может произойти и с другими педагогами.

Биякай Магомедов: Убивать - никому не дано права, даже государству не дано право убивать, не то, что кому-то. Есть силы, которые хотят стравить, создать здесь обстановку гражданского неповиновения, гражданскую войну и ввести сюда войска. Чтобы ввести войска, здесь нужны веские основания, а за убийство простого сотрудника не будут вводить войска.

RFI: Какие шаги могут стабилизировать ситуацию?

Биякай Магомедов: Здесь уже ничего не изменить. Машинка раскрутилась, и ее невозможно остановить: ротор закрутился, и настолько автономен и уже не зависит от потока воды, который сливают на него. Как на Саяно-Шушенской ГЭС – сорвался и крутился сам по себе, и снес полстанции.

Еще лет десять назад федеральный центр упустил Кавказ, и какие центры сейчас ни создавай, сколько денег ни закидывай – ничего не изменится. Через 5-6 лет ситуация может измениться при условии, если федеральный центр возьмет учителей и врачей под свое крыло, если они станут федеральными служащими и будут получать хотя бы минимум: 15-20 тысяч рублей, если школам разрешат заниматься не только образованием, но и воспитательной деятельностью, как это было в советское время…

RFI: Что значит «разрешат заниматься воспитательной деятельностью», когда эта прямая функция педагога или есть прецеденты, когда это запрещают?

Биякай Магомедов: Как только педагоги начинают вести воспитательный процесс, приходят родители, какие-то родственники и начинают угрожать учителям. Если сейчас не воспитывать это поколение, то эту махину невозможно будет остановить.

Сегодня я был в Махачкале на ЕГЭ (единый государственный экзамен) - пять тысяч рублей у учителя зарплата! Какая может быть мотивация у него? Нет у него никакой мотивации обучать этих детей! А если у детей нет образования, нет идеологии, они куда угодно могут попасть – хоть на этот фронт, хоть на тот фронт. Как в контр-страйке: есть такая игра – вы убиваете нас, мы убиваем вас.

Пока государство не поменяет идеологию по отношению к Кавказу, пока все будут видеть, что чиновники воруют, нет перспективы, что мы похожи на африканскую страну с огромным разрывом, где, с одной стороны, огромные дворцы и джипы, а с другой – нищая республика, все это будет продолжаться.

Представьте себе, что с 1995 года в республике не построено ни одного детского садика. Позавчера показывали по телевидению, как Рамзан Кадыров вводит в Чечне по одному садику, а что мешает нашему президенту вводить в эксплуатацию детсады?

Строят какие-то непонятные объекты, спортивные сооружения, куда ходят непонятные полуспортсмены с девиантным поведением. Потом оказывается, что они ушли в лес, что они - какие-то боевики, какие-то амиры. Лучше бы строили детские сады, школы хорошие с хорошим качеством образования, профессорским составом.

Надо начинать с фундамента, и пока учителям не будет выплачиваться нормальная заработная плата, соответствующая их труду, количество протестного электората будет расти и расти.

 

Советская культурная и педагогическая модель, на которой воспитывалось не одно поколение, разрушена. Западная - неприемлема, а новой российской нет и не предвидится. А природа пустоты не терпит, и вакуум надо заполнять. И заполняют его сегодня псевдорелигиозные и псевдонациональные экстремисты, которые присвоили право решать судьбы человеческие и пустили педагогов на отстрел.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.