Перейти к основному контенту
Кавказский дневник

"Дело будет продолжаться, пока не найдем убийцу"

Аудио 11:30
Последний путь Макшарипа Аушева на родовое кладбище
Последний путь Макшарипа Аушева на родовое кладбище DR
Роза Мальсагова
22 мин

Через два года после откровенной расправы над ингушским оппозиционером Макшарипом Аушевым российская Фемида по-прежнему пребывает «в ступоре». Назвать ли имена представителей самой системы, которые санкционировали и провели убийство правозащитника, или «повесить» убийство на обозначенную жертву – такова дилемма, которая встала перед российским правосудием.

Реклама

25 октября 2009 года в 09.30 утра на федеральной трассе «Кавказ» в Чегемском районе Кабардино-Балкарии прозвучали роковые выстрелы. В машину, в которой находилась жертва, было целенаправленно выпущено полных два автоматных рожка. Милицейский пост Кабардино-Балкарии и мобильный отряд астраханского ОМОНА находился на расстоянии нескольких сот метров. При этом убийцы, буквально изрешетив машину, спокойно развернулись и уехали – их никто не преследовал. В сценарии убийства пункт беспрепятственного проезда киллеров был заблаговременно предусмотрен.

Весть мгновенно облетела соседнюю Ингушетию – убит Макшарип Аушев. Друзья между собой называли его Максом, Макаром. В 43 года один из самых влиятельных и состоявшихся бизнесменов рода Аушевых, возглавивший независимый интернет-портала «Ингушетия.орг» после гибели Магомеда Евлоева, также расстрелянного в упор годом раньше в милицейской машине, которая сопровождала министра МВД Ингушетии Медова. С обоими я работала, обоих знала и оба убиты. Какой-то рок висел над ними: Евлоев ровно за десять дней до своей гибели, сидя в парижском отеле, давал мне инструкции по ведению сайта, предварив беседу тем, что его скоро убьют.

24 июня 2009 года Макс позвонил из Ингушетии и попросил срочно поставить на сайт заявление, которое заканчивалось словами: «Я намерен собрать все здоровые силы в республике для формирования оппозиции и добиваться всеми законными методами прекращения кровопролития в нашей республике. Хочу заранее предупредить, что у меня хорошее здоровье. Я никому ничего не должен и не с кем не состою в кровной мести. В случае покушения на меня и моих близких, буду считать виновными местную власть, силовые структуры и спецслужбы».

А ровно за день до своей гибели он выступил на российском телевидении в программе Марианны Максимовской с резким обличением экс-президента республики Мурата Зязикова.

С родней Зязикова отношения были напрочь испорчены с момента, когда Макшарип поднял весь свой род на спасение похищенных спецслужбами сына и племянника. Ему удалось вытащить их из ада, который назывался гойтинской тюрьмой. Молодых людей пытали несколько часов в тюрьме, где в роле палача выступал Рамзан Джамалханов-начальник Урус-Мартановского РОВД. Ночью парней повезли в горы на «сникерсы» - это когда труп убитого обвязывают взрывчаткой и взрывают. Человек исчезает бесследно.

Пока их пытали, Макшарип созвал в Назрани митинг, который разгонялся бронетранспортерами. Аушев поставил ультиматум лично президенту и министру МВД Ингушетии –Зязикову и Медову. Сложно сейчас гадать, что стало решающим фактором, но братьев Аушевых отпустили - это единственное исключение из бесконечной серии без вести пропавших на ингушской территории. И это же стало отправной точкой для борьбы Аушева против творимого силовиками беспредела и последним шагом к смертельному барьеру.

Личное влияние Макса было настолько велико, что когда съемочную группу «РЕН-ТВ» попытались в очередной раз буквально похитить, они не стали звать на помощь охрану, которой напичкана гостиница «Асса», а просто позвонили Максу. В считанные минуты Аушев подъехал к гостинице и увел журналистов из-под носа Русланбека Зязикова, который руководил головорезами в форме.

За время президентства Мурата Зязикова Ингушетия превратилась в самую горячую точку на Кавказе и дни его были сочтены – 29 октября 2008 года российским президентом был подписан указ о досрочном прекращении полномочий президента Зязикова. Это безусловная заслуга и Магомеда Евлоева, и Макшарипа Аушева, которые прорвали информационную блокаду. Явные недоброжелатели обоих ставят им в вину генеральскую смену в президентском кресле. Приход к власти Юнус-Бека Евкурова – это не прихоть Евлоева или Аушева, и оба они стали заложниками, и жертвами преступной системы российской власти. Сразу после убийства Макшарипа президент ингушской республики заявил о причастности спецслужб к его ликвидации, но на то они и спецслужбы, чтобы скрыть все следы своего преступления.

Дело будет продолжаться до тех пор, пока не найдем убийцу. Но если со стороны государства следственный комитет прекратит дело, у нас есть независимый общественный комитет по расследованию убийств и других преступлений. Это дело будет доведено до конца – преступников и убийц они найдут, и они будут наказаны!

Два года спустя следствие ни на йоту не продвинулось в расследовании преступления. Мало того, семья Макшарипа подверглась унизительным допросам спецов, которые видели в его сыновьях лишь потенциальных преступников. Говорит сын Макшарипа Аушева – Магомед, тот самый, которого везли взрывать в Шатоевский район Чечни.

RFI: Кому выгодно, чтобы дело по раскрытию преступления тормозилось?

Магомед Аушев: Властям, спецслужбам, наверное. Кому это будет выгодно? Кто может поехать из Ингушетии в Кабардино-Балкарию за ним, проехать несколько постов и прямо на федеральной трассе расстрелять человека и спокойно уйти?..

RFI: Вы считаете, что к этому причастны правоохранительные органы Ингушетии?

Магомед Аушев: Именно Ингушетии. И есть версия, что из Чечни тоже.

RFI: Сейчас, когда возобновлено расследование, есть хоть какая-то надежда, что…

Магомед Аушев: Что они что-то сделают ?

RFI: Да.

Магомед Аушев: С первых дней нет никакой надежды! С первых дней, когда начали приезжать следователи нас допрашивать, мы чувствовали, что нас на расстрел допрашивают. С первых дней ясно, что это следствие ничего не сделает! Приехали, сели и допрашивают тебя, как будто террориста. И еще – как могут они расследовать это дело, если те же люди, которые хотели его посадить, занимаются этим же делом? Как они могут расследовать это дело? Они четыре месяца старались его посадить и именно те же люди расследуют его убийство!

Муса Плиев – адвокат московской коллегии адвокатов, соратник и Магомеда Евлоева, и Макшарипа Аушева. Как никому другому ему известны все перипетии судейской системы и обстоятельства по ведению уголовного дела по расследованию убийства, которые весьма неутешетильны.

Макшарип Аушев и Муса Плиев - Назрань 2009 год
Макшарип Аушев и Муса Плиев - Назрань 2009 год DR

Муса Плиев: Такое убийство и на таком профессиональном уровне могли провести только с помощью или с участием спецслужб. Поэтому, вина и моральная, и политическая лежит на власти. И в этом я уверен.

RFI: Можно считать, что именно поэтому не дается полный ход расследованию убийства Макшарипа Аушева?

Муса Плиев: В том числе, возможно и это. В первое время, следственной группой командовал- командовал, а не руководил - тот самый Саврулин, который расследовал «дело по беспорядкам».

Алексей Саврулин – полковник юстиции, руководитель следственного управления СК РФ по Дагестану. До своего назначения Алексей Саврулин работал старшим следователем по особо важным делам 1 отдела управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК РФ по ЮФО. Именно Саврулин подписал постановление о кремации тел 95убитых в ходе нападения на Нальчик в октябре 2005 года. Позже постановление было отменено Нальчикским городским судом как незаконное. 28 марта 2008 года адвокат Макшарипа Аушева Костоев попытался встретиться со следователем Саврулиным по делу Аушева, обвиняемого в беспорядках января 2008 года в Назрани, чтобы сообщить ему о фактах нарушений норм УПК сотрудниками СИЗО и грубейших нарушениях закона, связанных с попытками заставить Макшарипа Аушева дать ложные показания. Однако следователь Саврулин наотрез отказался принимать адвоката.

28 марта 2008 года адвокат Макшарипа Аушева Костоев попытался встретиться со следователем Саврулиным по делу Аушева, обвиняемого в беспорядках января 2008 года в Назрани, чтобы сообщить ему о фактах нарушений норм УПК сотрудниками СИЗО и грубейших нарушениях закона, связанных с попытками заставить Макшарипа Аушева дать ложные показания. Однако следователь Саврулин наотрез отказался принимать адвоката.

У микрофона адвокат семьи Аушевых Муса Плиев.

Муса Плиев: Естественно, что там никакой объективности, вернее, полноты следствия, не могло быть. Для того чтобы найти убийц Макшарипа и для того, чтобы дать ответ на вопрос – кто это сделал? – мне, кажется, кроме расследования, нужна еще политическая воля. А на каком уровне должно приниматься это решение, мне сложно сказать.

RFI: Политическая воля главы республики Евкурова присутствует при этом?

Муса Плиев: Я не думаю, что Следственный комитет будет вообще его слушать. На самом деле такие решения он не принимает – о расследовании, о раскрытии.

RFI: Тогда на что вы, Муса, надеетесь подав иск на возобновление рассмотрения уголовного дела по факту убийства Макшарипа Аушева?

Муса Плиев: Во-первых, мы не согласились с приостановлением дела, потому, что на самом деле следствие не провело тех действий, которые могли бы привести в конечном итоге к раскрытию этого преступления. То, что мы обратились с жалобой в Генпрокуратуры России, оно имело свой результат – следствие было возобновлено и есть определенные результаты. К сожалению, я об этом не могу говорить, поскольку есть тайна предварительного следствия, но уже появляется надежда, что какой-то прогресс в этом деле будет, не смотря на то, что два года дело фактически волокитилось. Достаточно взять его правозащитную версию - можно было бы выйти на след. Кроме, как у Следственного комитета, ни у кого нет больше сомнений в том, что это политическое убийство и Макшарип был просто поперек этой власти и спустя какое-то время, мы сможем сказать, что на самом деле ответственность за нераскрытие, все- таки, лежит на Следственном комитете или еще на ком-то другом. Немного еще, подождите чуть-чуть.

Каким он был в жизни? Бескомпромиссным в одном – покончить с практикой убийств и похищений в Ингушетии. Но там, где заканчивалась политика, к Максу шли все, кому нужна была помощь. Он был единственным бизнесменом, кто финансировал оппозиционную газету «Ангушт», которую распространяли в республике из-под полы. Когда решался вопрос об открытии Камня Памяти в городе Байе на северо-западе Франции, Макс немедленно выслал деньги, чтобы оставить на память в мэрии Байе портрет друга.

Магомед-Хаджи Аушев - отец Макшарипа
Магомед-Хаджи Аушев - отец Макшарипа DR

С момента, когда ему удалось добиться освобождения сына и племянника, на него шла охота: дома его родственников поджигались силовиками, его собственный дом, его офисы подвергались постоянным обыскам и погромам. В 2008 году его арестовали и поместили на четыре месяца в изолятор Нальчика. Его несколько раз пытались убить или похитить, убили двоюродного брата. За сорок дней до убийства открыто пытались похитить на выезде из Магаса – столицы республики. Он понимал, что бросив вызов власти и силовикам, он обречен.

Макшарип Аушев стал 268 по списку убитых 2009 года в Ингушетии. А полтора месяца спустя в Назрани была взорвана машина, в которой ехала его беременная жена. Говорит отец Макшарипа Аушева Магомед-Хаджи Аушев.

Магомед-Хаджи Аушев: Дело будет продолжаться до тех пор, пока не найдем убийцу. Но если со стороны государства следственный комитет прекратит дело, у нас есть независимый общественный комитет по расследованию убийств и других преступлений. Это дело будет доведено до конца – преступников и убийц они найдут, и они будут наказаны!

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.