Перейти к основному контенту
Кавказский дневник

Приговор Черкесову – это приговор всему Кавказу

Аудио 12:45
Антикавказская акция на Манежной площади, декабрь 2010 года
Антикавказская акция на Манежной площади, декабрь 2010 года REUTERS
Роза Мальсагова
22 мин

Аплодисментами встретили родственники пострадавших приговор по делу об убийстве футбольного фаната Свиридова. 20 лет в колонии строго режима проведет главный обвиняемый 27-летний Аслан Черкесов. И в который раз убеждаешься, что российская Фемида не просто не беспристрастна, она безнадежно слепа.

Реклама

Остальные участники драки на Кроншадтском бульваре получили по 5 лет. В тот же день пятеро участников беспорядков 11 декабря на Манежной площади, всколыхнувших всю страну, получили от 2 до 5,5 года лишения свободы. Мера наказания в российском правосудии избирательна в зависимости от того, чьи интересы защищает это самое правосудие. Судите сами: лейтенант Аракчеев, ограбивший и расстрелявший троих чеченцев, осужден на 15 лет, капитан спецназа Эдуард Ульман и его подчиненные, которые расстреляли и сожгли пятерых жителей Чечни, получили от 9 до 14 лет. Полковник Юрий Буданов за насилие и убийство 18-летней девушки – 10 лет с досрочно-условным освобождением.

Сама история с убийством футбольного фаната Егора Свиридова дошла до властных коридоров. Сам премьер России Владимир Путин счел нужным в глубокой печали по убитому пешочком, под прицелом кинокамер и фотовспышек, пройтись с букетом роз до могилы декабрьским вечером. Стоя почтил его память! Также признал, что за его смерть и смерть Юры Волкова и других русских фанатов он «не снимает вины и с себя т.к. это произошло в мирное время на улицах нашей столицы и их убили реальные бандиты и боевики». Это был мат в два хода! – ковровая дорожка к президентскому креслу и старт к «Манежке» и к прессингу столичных кавказцев.

И разговор не только о жестокости или обоснованности приговоров фигурантам процесса, а о том, что за этим приговором кто-то умело направляет антикавказские настроения.

О московском процессе в сегодняшнем выпуске «Кавказского дневника» Абдулла Дудуев – шеф-редактор Кавказского независимого журнала «Дош».

Абдулла Дудуев: «Судебное решение имеет совершенно четкую национальную подоплеку. Не будь Аслан Черкесов человеком с этой фамилией и не принадлежал бы к группе, к которой он не принадлежит, такого срока не было бы и в помине. Я нисколько не сомневаюсь в том, что это совершенно очевидное политически-мотивированное решение суда. Оно исходит сверху и это не является секретом. Жест премьер-министра Путина, который возложил цветы на могилу фаната Свиридова – это был недвусмысленный сигнал.

RFI: Как фактор негласного давления на суд и общественное мнение?
Абдулла Дудуев: Это и факт давления, и с другой стороны – подыгрывание националистически настроенным группам общества.

RFI: Вы однозначно связываете эти показательные процессы с предвыборной гонкой?
Абдулла Дудуев: Сейчас власть делает все, чтобы привлечь голоса националистов на предстоящих президентских и парламентских выборах.

Елена Хрусталева – корреспондент одного из самых популярных интернет-изданий «Кавказский узел». С первого дня трагедии на Кронштадтском бульваре отслеживала процесс по делу убийства Свиридова.
Для меня эта ситуация близка и понятна в том плане, что я сама уроженка Кавказа. Я 40 лет прожила на Кавказе и этот район – его ментальность, его специфичность, его непохожесть на всю остальную Россию – она для меня не из газетных публикаций. Я сама на этом выросла и все, что сейчас происходит, могу комментировать со знанием дела и без ложной скромности. Могу, предполагая, что это вызовет бурю негодования у массы людей, утверждать, что приговор, безусловно, ангажированный и не является справедливым. У меня есть основания так утверждать, потому, что у нас в России происходит много убийств, в том числе и этнических убийств, когда сроки не кавказцам, давали гораздо меньшие, чем дали Черкесову.

RFI: Лена, Вы полагаете, что именно национальность Черкесова стала решающим фактором в вынесении приговора?
Елена Хрусталева: Я скажу более осторожно – одной из основных причин – стала его этническая принадлежность. И потом, к несчастью для осужденного-приговоренного, у него слишком кричащая фамилия. Все-таки, Черкесов – это вызывает определенные ассоциации у людей, а черкес – это, конечно, Кавказ. Это приговор не просто человеку – это приговор Кавказу.

RFI: Параллельно идет дело Мирзаева, его обвиняют в преднамеренном убийстве человека, на которого было открытое уголовное дело (чемпион мира по смешанным единоборствам по версии MMA 25-летний Расул Мирзаев, обвиняемый в убийстве 19-летнего московского студента Ивана Агафонова – ред.). Не кажется ли Вам, что их поставят в один ряд, и Мирзаев получит самые завышенные сроки?
Елена Хрусталева: Нет. Уверена в том, что в этом случае ситуация для обвиняемого сложится более мягко, потому, что за ним стоит очень мощная сила в лице спортивной федерации России и эта позиция была озвучена на пресс-конференции. Он приносит России деньги – деньги не малые – в то время как Черкесов ничего не приносил, и к несчастью для него, последовала Манежная площадь. Несмотря на то, что парень тоже кавказец, но там совсем другая категория: там спортсмен, титулованный человек и за него власть, а здесь, против этого фигуранта – власть!

RFI: Публичное обвинение в отношение Черкесова премьером Владимиром Путиным сыграло свою роль в вынесении приговора и можно ли это расценивать как фактор негласного давления суд?
Елена Хрусталева: И не последнюю, если не первую, конечно, это сыграло свою роль и на общественное мнение, сформировав у людей определенное отношение к его виновности задолго до оглашения приговора. Кавказцев и до этой ситуации трагической не любили, а после этого, эти настроения еще больше усилились. И уж тем более, выступление Владимира Владимировича по телевидению о том, что у него было две судимости – информация оказалась недостоверной, но об этом уже мало кто сообщил. Это был его однофамилец, но для людей запомнилось, что сказал Владимир Владимирович.

RFI: Лена, тогда почему руководство Кабардино-Балкарии не смогло защитить гражданина своей республики?
Лена Хрусталева: Оно и не пыталось этого делать – руководство республики! Президент Республики Кабардино-Балкария прекрасно осознавал, что любая попытка озвучить свою позицию в защиту Черкесова, будет носить личностный характер и иметь последствия непосредственно против президента. И даже если он по-человечески понимает, что это и политическое дело, и ангажированное, безусловно, я не думаю, что он мог бы взять на себя смелость выступить в защиту гражданина своей республики.
Все это очень хорошо разложенный пасьянс антикавказский, но нет людей, которые могли бы реально что-то этому противопоставить. Слишком, по другую сторону баррикад, серьезный ресурс, бороться с которым означает вынести себе подобный приговор.

Мне удалось связаться по телефону с сестрой Черкесова, которая присутствовала на оглашении приговора в Москве. Качество связи не позволяет включить запись, но Анна Черкесова рассказала о том, что именно после выступления Путина, следователь, который занимался делом по убийству Свиридова, категорически отказал ей в свиданиях с братом, заявив, что сидеть Черкесову пожизненно. О какой уж тут презумпции невиновности можно вести речь?

Вот что пишет главный редактор Кавказского независимого журнала «Дош» Исрапил Шовхалов: «Участь Черкесова и остальных обвиняемых была уже предрешена, а в извечной формулировке: "казнить нельзя помиловать" – все знаки препинания давным-давно расставлены. То, что мы видим сейчас, это всего лишь формальности, ибо за стороной обвинения по большому счету стоит Кремль. Уже тогда, когда Путин возложил цветы на могилу убитого в драке Свиридова, исход суда стал ясен. Как тому и подобает, этот посыл суду занятые в нем присяжные, естественно, хорошо усвоили.

Решение суда и особенно присяжных в таких случаях – предельно сурово и непреклонно, оно имеет мало чего общего с установлением порядка, и верховенством закона. Так будет продолжаться до тех пор, пока власть, вместо открытого заигрывания с националистами и метаний из стороны в сторону, не начнет вести осмысленной и сбалансированной национальной политики, твердо блюдя закон, причем закон, одинаково защищающий каждого гражданина страны, не деля людей на "своих" либо "чужих", применяемый независимо от национальности и вероисповедания подозреваемых. К сожалению, пока на государственном уровне будут устраиваться такие судебные процессы и демонстративно выноситься столь пристрастные судебные решения, несомненно способствующие росту межэтнических барьеров и углублению межнациональной розни, верится в это крайне мало».

***

Но есть еще одна деталь в этом деле, о которой нигде не упоминается: обвиняемому, помимо статей об убийстве и посягательстве на убийство инкриминируется и грабеж – это дополнительные четыре года колонии. Так вот, сумка погибшего Свиридова, в которой находились два телефона, банковские карты и семьсот рублей пропала во время драки, но позже была найдена в 150 метрах от места трагедии. И вот здесь начинается самое интересное – на сумке не были найдены отпечатки пальцев ни самого Свиридова, ни Черкесова. Вообще никаких отпечатков пальцев!

Но, пожалуй, самым нелепым и дурно выстроенным ходом в судебном процессе был допрос свидетелей. Некая «Анна Ивановна Иванова», которая по ее словам не присутствовала при убийстве, но знакома с представителями и потерпевшей и обвиняемой сторон, призналась, что стала негативно относиться к обвиняемым Акаеву и Утарбиеву, которые также проходили по делу, так как они стали агрессивными и носили с собой ножи. Не правда ли, очень важное свидетельство, чтобы посадить на пять лет? Именно такие сроки получили пять остальных фигуранта дела.

А свидетель убийства Меньчинская, которая была с кампанией Свиридова, находясь в метре от места происшествия, даже не сочла нужным позвонить в полицию и сообщить о побоище. Напрашивается вопрос – кто же кого бил – москвичи кавказцев, или ненавистные кавказцы запланировали убийство и вышли на охоту? Почему к делу не была приобщена запись с кинокамер, на которой зафиксирована драка? Кто и когда стер все отпечатки пальцев с «пропавшей» сумки Свиридова? Вопросов много, но все они остались без ответа.

Нужен был показательный спектакль, где обе жертвы – и Свиридов, и Черкесов сыграли свои роли и стали разменной монетой в игре, которая так была необходима для поднятия рейтинга будущего президента России, и человеческие судьбы здесь в счет не идут! Убогий сценарий ублажения толпы использован в очередной раз и этим драматурги попытались потушить социальный взрыв. Но потушили на время.

Кремлевское детище «Хватит кормить Кавказ» набирает силу.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.