Перейти к основному контенту
Кавказский дневник

Сирийские черкесы спасаются в Кабардино-Балкарии

Аудио 14:50
Антиправительственная манифестация в Сирии
Антиправительственная манифестация в Сирии DR Peryt
Никита Сарников | Роза Мальсагова

Мне никогда не забыть лица моей матери и её слов... Мне никогда не забыть того, что случилось.«Я устала и больше не могу бежать», - сказала мама, - «а ты беги - твоего отца убили, а ты не должен пропасть, ты должен жить, нашей Родине ты нужен живым... и ты должен вернуться... помни об этом, мой мальчик». 

Реклама

Уже более года Сирия находится в состоянии гражданской войны. В результате антиправительственных протестов в Сирии, начавшихся в марте 2011 года, погибли тысячи людей, а количество арестованных столь велико, что в места заключения стали превращать стадионы, школы, подвалы государственных учреждений.

Никаких признаков стабилизации обстановки в этой стране не наблюдается. Столкновения продолжаются, и есть большие человеческие жертвы, среди которых много черкесов. Люди, пытаясь спасти своих близких, бегут из страны. Кто куда может.

Репатриант из Сирии, этнический черкес Ахмед Али вынужден был выехать из Дамаска один. Сейчас он находится в санаторно-курортном комплексе «Дружба», в котором еще десять лет назад жили чеченские беженцы, тоже бежавшие от войны. С ним беседует журналист русской редакции RFI Никита Сарников.

RFI: Когда вы приехали в Кабардино-Балкарию?

Ахмед Али: Я нахожусь в Кабардино-Балкарии только две недели.

RFI: Вы приехали вместе с семьей или один?

Ахмед Али: Нет, я один, я сюда приехал один. Моя жена по-прежнему в Сирии.

RFI: Вы надеетесь вывезти вашу семью в Нальчик?

Ахмед Али: Да, я надеюсь, что они сюда приедут. Это нелегко. На это нужны деньги, нужно приглашение и виза. Я надеюсь их привезти сюда.

RFI: Почему у вас возникла проблема с визой? Это российские или сирийские власти вам препятствуют?

Ахмед Али: Нет, это не проблема с Россией или Сирией. Всегда, когда нужно выехать из Сирии, нужна виза, и получить ее вообще нелегко. На это нужно время, это непросто, будь то поездка в Россию или в любую другую страну.

RFI: Есть ли среди ваших соотечественников люди, погибшие в военном конфликте?

Ахмед Али: В моей семье нет, но среди знакомых было несколько убитых. Не родственники, но знакомые.

RFI: Получаете ли вы помощь, находясь в Нальчике?

Ахмед Али: Да, мы получаем помощь, но от жителей Нальчика, Кабардино-Балкарии. Они нам помогают. Это то, что только жители нам дают. Они дают нам кров, жилье, а также пищу.

RFI: Как вы думаете, что будет в ближайшее время происходить в Сирии?

Ахмед Али: Не знаю, что будет происходить в Сирии, но положение очень тяжелое. Именно из-за того, что там происходит, я приехал сюда, в Кабардино-Балкарию. Неизвестно, что там произойдет через месяц или через год. Мы не знаем.

RFI: Как вы пережили эту ситуацию: войну, все то, что с вами происходит?

Ахмед Али: Жить в Сирии трудно, она в состоянии войны. Нельзя работать и жить, как нормальные люди. Положение там очень тяжелое.

Черкесы-беженцы из Сирии в Нальчике

Наличие почти 100-тысячной адыгской диаспоры в Сирии - это результат столетней Русско-Кавказской войны, которая продолжалась с 1817 по 1864 год. Вопрос о том, что делать с побежденными адыгами, обсуждался русским командованием еще с 1857 года.

Еще не побежден Шамиль, еще не принесли присягу не только черкесы, живущие в горах, но и многие «равнинные» народности, а русские генералы уже подписали приговор: - «с черкесами невозможно договориться!». Тогда и принимается решение о выдворении одной части - в Большую Кабарду, другой - в Турцию, границы которой были заблаговременно открыты.

Выселение стало самой страшной катастрофой, постигшей черкесов за все время существования адыгского этноса. На 1860 год население Черкесии было 1,5 миллиона, число погибших к 1864 году достигло 625 тысяч человек.

За 150 лет здесь выросло не одно поколение адыгов, и страна, которая приняла их предков, стала для них родиной. Но волна кровавых событий, охватившая весь арабский мир, заставляет снова искать пристанища. Сотни черкесов Сирии вынуждены были обратиться к российскому правительству за разрешением вернуться на свою историческую родину, которую они никогда не видели.

Президент Международной черкесской ассоциации Каншоуби Ажахов
Президент Международной черкесской ассоциации Каншоуби Ажахов DR Peryt

На связи с Парижем из столицы Кабардино-Балкарии Нальчика, президент Международной черкесской ассоциации Каншоуби Ажахов.

Каншоуби Ажахов: Как только ситуация там сложной стала, и проблема приобрела достаточно острый характер, мы поднимали этот вопрос и перед местными властями, и перед федеральными органами власти.

В марте месяце Совет Российской Федерации создал группу, и я был в составе этой группы. Мы ездили в Дамаск и два дня изучали там ситуацию, по возвращению руководитель делегации доложил обо всем Совету Федерации и, в приниципе, препятствий не было ни со стороны Москвы, ни со стороны местных властей. А на уровне местных властей – они только содействовали этому.

Общественные организации, в том числе, и Международная черкесская ассоциация вместе с местными властями, начиная с прошлого года, решает вопросы приема и размещения.

RFI: Господин Ажахов, процесс возвращения был связан именно с обострением ситуации в Сирии или же это желание людей вернуться на свою историческую родину?

Каншоуби Ажахов: Я думаю, присутствует и второе, и первое. Желание вернуться на историческую родину определенной части сирийских черкесов присутствовало всегда, но обострение ситуации только подтолкнуло их к этому.

В принципе, там есть и те, кто уехал в другие страны. Я точными цифрами не располагаю, но знаю, что от разных стран были предложения о возможности приема и допускаю, что некоторые этим воспользовались. А те, которые вернулись сюда, если такое возможно будет, у них есть намерение остаться здесь. Во всяком случае, они так говорят.

Есть сложности с оформлением документов в соответствии с действующим законодательством. Как все это получится? Мы не думаем пока. Задача заключается в том, чтобы помочь тем, кто оказался в достаточно сложной ситуации.

RFI: Сколько на сегодняшний день возвращенных исконных черкесов?

Каншоуби Ажахов: Порядка 260 человек в Кабардино-Балкарии, около 80-100 человек находится в Майкопе.

RFI: Кем финансируется процесс возвращения?

Каншоуби Ажахов: Деньги на дорогу - тех, кто приезжает. А здесь прием, размещение и обеспечение всем необходимым – это за счет частных пожертвований.

RFI: Из тех, кто вернулся на родину, есть пострадавшие в военном конфликте, который происходит в Сирии?

Каншоуби Ажахов: Детально сказать, что у этого было то, у этого то, я сейчас конкретно не могу. Из вернувшихся есть семьи полные, а есть, где один-два человека вернулись, а остальные должны приехать позже. Речь идет об имуществе, которое там остается и продать которое сейчас нереально. Поэтому они оказались в сложном финансовом положении, плюс к этому, у нас давно учатся студенты - сирийские черкесы, и их порядка 95-100 человек здесь на разных курсах, на разных факультетах. Выбор остаться в Кабардино-Балкарии или уезжать на родину в такой ситуации, наверное, принадлежит им.

RFI: Республиканские власти пытаются помочь людям адаптироваться, благоустроить их быт и устроить на работу. Вот как будет решаться последняя проблема при очень высокой безработице в Кабардино-Балкарии?

Каншоуби Ажахов: Для того, чтобы официально иметь возможность работать, иностранцу нужно получить разрешение. Да, они хотят работать, но в данном случае, подталкивать к нарушению закона мы не можем. Создан штаб, который решает вопросы их легализации, возможности обустройства и обеспечения работой и пытается каким-то образом в перспективе решать проблему. Задача – принять и обустроить, а остальным парралельно занимаемся, но сказать, что на сегодня это решено - нет возможности. Мы еще точно не знаем, сколько вообще будет таких беженцев.

RFI: Ожидается новый приток?

Каншоуби Ажахов: Не исключаю, потому что планировалось, что до 500 человек может дойти. Все зависит от того, как там ситуация будет развиваться. Сейчас оттуда и уезжать сложно стало. В Дамаске ситуация сложная : аэропорт, возможность получить билет, уехать. По последним данным даже это стало сложным.

RFI: Господин Ажахов, а российское законодательство позволяет легализовать беженцев? В каком статусе они находятся – это политбеженцы, это беженцы от войны?

Каншоуби Ажахов: Они не имеют пока статуса беженцев. Некоторые из них туристическую визу имеют, некоторые по приглашению приехали. Некоторые получают разрешение на временное проживание. Документы изучают - часть уже получили, часть находится в стадии оформления. Статуса «беженцы» ни у кого нет. Кстати, там есть несколько человек, имеющих российское гражданство.

RFI: Может быть не очень удобный вопрос, но в той непростой ситуации, в которой сегодня находятся все кавказские республики, в том числе, и Кабардино-Балкария, не может сложиться ситуация, что среди беженцев окажутся люди с политической, идеологической или религозной подоплекой, которые проникнут на территорию республики?

Каншоуби Ажахов: Я ничего не могу исключать. Но на сегодняшний день каких-то оснований для того, чтобы делать такие выводы, у нас нет. Они достаточно организованы, выбрали определенную группу, которая от их имени может вести переговоры и разговаривать. Разумные, нормальные люди, которые понимают, в какой сложной ситуации и они оказались и как непросто здесь это решить.

Буквально в субботу мы встречались и разговаривали. Я не заметил ничего такого. Разговор достаточно откровенный, нормальный, и на этом этапе есть взаимопонимание. Речь идет не о какой-то религии, политике, разговор идет о том, чтобы условия проживания сделать нормальными и чтобы со временем они могли рассчитывать на какую-то работу, приобретение хоть какого-то жилья, для того, чтобы дальше как-то обустраивать свою жизнь.

RFI: У них есть условия для того - если это семья, - чтобы приготовить еду?

Каншоуби Ажахов: Проблемы нет. Питание организованно нормально, и на условия проживания они не жалуются. Иногда проводятся разные мероприятия для того, чтобы досуг как-то организовать. Буквально в пятницу прошел благотворительный концерт для того, чтобы сбор средств направить им. Тут каждый, что может, то и делает. Есть у нас и москвичи, которые еще раньше провели благотворительный концерт, и вырученные средства направились им.

RFI: Они сохранили язык, культуру?

Каншоуби Ажахов: Старшее поколение язык знает, и мы общаемся на одном языке. Есть и продвинутые, которые знают несколько языков - владеют и русским, и английским, и французским. Есть совсем молодые, которые не знают родного языка, но поскольку часть хорошо владеет родным, то общение проходит через переводчика. Проблем пока нет.

Кроме того, сюда раньше приехали из Сирии человек 700, большая часть которых имеет российское гражданство. У них есть возможность обращаться к тем, кто здесь адаптировался, с кем они могут общаться.

RFI:Государственные власти участвуют в благоустройстве этих людей или эта функция остается только за вашей ассоциацией?

Каншоуби Ажахов: Сейчас большая часть лежит на госструктурах. Есть при правительстве «комитет по связям с зарубежными соотечественниками и работе с общественными организациями», на который возложена часть функций. Кроме того, есть правительственная комиссия по работе с зарубежными соотечественниками, поскольку диаспора большая и во многих странах. Мы понимаем, что все сразу не решишь и вместе, помогая друг другу, решаем проблему. И власти участвуют впрямую, и без их помощи решить эту проблему было бы невозможно.

 

 

Массового настроя на возвращение на историческую родину пока не наблюдается, но на сегодня Кабардино-Балкария смогла принять около 250 черкесов, и в Адыгее находятся еще 50 репатриантов. Для республики, которую лихорадит от спецопераций против отрядов незаконных вооруженных формирований, земельных распрей между балкарцами и кабардинцами, от коррупционных скандалов, в которых оказался замешан высший эшелон чиновничьего аппарата, взять на себя заботу о соотечественниках, попавших в беду, стало моральной и национальной обязанностью. Потому, что они, далекие и неизвестные адыги - все братья по крови. И они должны вернуться на землю своих отцов живыми.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.