Перейти к основному контенту
Грузия

Шоу с амнистией

Освобожденные из заключения покидают тюрьму №8 в Глдани 13/01/2013
Освобожденные из заключения покидают тюрьму №8 в Глдани 13/01/2013 REUTERS/David Mdzinarishvili
Георгий Лебанидзе (Грузия)
12 мин

В рамках широкомасштабной амнистии, объявленной новыми властями Грузии, в воскресенье тюрьмы первыми покинули 190 человек, которых парламент, преодолев вето президента, признал «политзаключёнными». Адвокаты и правозащитники утверждают, что в их уголовных делах нет доказательств вины, а лидеры пропрезидентской партии считают решение об освобождении «шпионов и бунтовщиков» попыткой реванша в отношении президента и его команды.

Реклама

В течение ближайших нескольких недель около трех тысяч заключенных грузинских тюрем покинут пенитенциарные учреждения в рамках беспрецедентно масштабной амнистии, объявленной парламентом. В целом амнистия коснется около 15 тысяч человек, то есть почти всех заключённых. Некоторые выйдут на свободу в ближайшее время, другим срок лишения свободы сократят наполовину, на треть или на четверть.

Первыми свободу обрели 190 человек, признанные парламентом «политзаключёнными режима Саакашвили». Соответствующий пункт внесен в закон «об амнистии» по настоянию председателя парламентской комиссии по правам человека Екатерины Беселия и руководителя НПО «бывшие политзаключённые за права человека» Наны Какабадзе.

Политзаключенными признаны все арестованные во время трагических событий 26 мая 2011 года на проспекте Руставели, когда части специального назначения МВД разгромили демонстрацию сторонников оппозиционного «Народного собрания». Одновременно десятки людей тогда были задержаны по обвинению в попытке госпереворота у села Кинцвиси.

В список включены члены политических партий, которые в разное время были арестованы по стандартному обвинению в хулиганстве, военнослужащие мухрованского танкового батальона, объявившие о неподчинении властям весной 2009 года.

Кроме того, статус «политзаключённых» получили все т.н. «российские шпионы», в том числе шесть лётчиков ВВС Грузии, эксперт Вахтанг Маисая и гражданин России Юрий Скрыльников, обвиненный в том что он якобы выполнял в Грузии задание ГРУ Генштаба ВС России.

Все они вышли на свободу с высоко поднятой головой, - абсолютно уверенные в своей невиновности. А грузинские телеканалы превратили этот процесс в красочное шоу и демонстрацию торжества справедливости.

Известный адвокат Гела Николаишвили дал интервью RFI, находясь в гуще событий, буквально в шаге от ворот печально известной глданской тюрьмы номер восемь, где ещё совсем недавно пытали и насиловали заключённых.

RFI: Господин Николаишвили, согласны ли вы с мнением, что освобождением этих людей из тюрьмы в стране началось восстановление справедливости и какими будут следующие шаги, какой урок должны извлечь нынешние и будущие власти?

Гела Николаишвили: «Я думаю, это продолжение процесса восстановления справедливости. Я бы не назвал его началом процесса, поскольку начало – это само принятие парламентом постановления о политзаключённых и принятие закона об амнистии. Что касается будущих шагов – это повторное рассмотрение всех конкретных дел, где были политические мотивы. Я сам участвовал во многих из них и точно знаю, что юридические мотивы и правовые моменты полностью отсутствовали. Что касается урока, действительно, это хороший урок для будущих властей. Ни одна власть отныне не будет считать себя неограниченной ничем».

RFI: Но сторонники президента уже говорят, что опасно выпускать из тюрем шпионов, бунтовщиков и террористов…

Гела Николаишвили: «Я тоже считаю, что опасно освобождать шпионов и террористов. Но дело как раз в том, что эти люди не являются ни террористами, ни шпионами».

RFI: Каковы критерии, по которым эти лица были внесены в список политзаключенных?

Гела Николаишвили: «Критерии установлены 3 октября 2012 года Парламентской ассамблеей совета Европы. Она выдала четыре конкретных критерия, которыми мы руководствовались».

Бывший начальник госканцелярии Петре Мамрадзе сказал, что, хотя критерии по которым те или иные осуждённые были признаны политзаключёнными, всё-таки требовали большего уточнения, но в целом, справедливость, по его мнению, восторжествовала.

Петре Мамрадзе: «Мне, конечно, сложно утверждать, что строгие критерии были соблюдены во всех случаях. В обществе и тех НПО, кто этим занимался, есть определенные сомнения. Но с другой стороны, на свободу вышли десятки людей, которых обвинили в совершенно абсурдных, несусветных преступлениях, которые они и не думали совершать. Причём им не предъявили никаких доказательств их вины. Некоторые из них признали вину, поскольку с ними жестоко обращались – пытали и физически и психологически. А некоторые, как наши герои–лётчики, которых обвинили в шпионаже в пользу России, вовсе отказались, не признали вину, но, тем не менее, были осуждены. Все эти люди безусловно политзаключённые, хотя многие из них вообще не высказывали никаких политических убеждений. Но для чёрного пиара Саакашвили и его группы были необходимы вот такие «шпионы» и предатели».

А вот депутат парламента от пропрезидентской партии «Единое национальное движение», Давид Дарчиашвили убеждён, что решение объявить политзаключёнными сразу 190 человек было чисто субъективным и продиктовано желанием отомстить президенту и его команде.

Давид Дарчиашвили: «Я этот процесс оцениваю как абсолютно субъективный и политизированный, имеющий две цели: устроить реванш всеми доступными средствами против бывшего правительства, - очернить его по возможности; вторая причина - выпустить тех людей, которые симпатичны по разным причинам и поводам госпоже Беселия и госпоже Какабадзе».

Выступая по национальному телевидению, президент Саакашвили назвал решение парламента «очень опасным» с точки зрения государственных интересов Грузии и напомнил, что 190 политзаключённых нет в Северной Корее на Кубе и Беларуси вместе взятых.

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.