Грузия за неделю

«Трудно не быть президентом» – в Грузии стартовала предвыборная кампания

REUTERS/Shakh Aivazov/Pool

Грузия готовится к октябрьским президентским выборам в условиях постепенного но неуклонного ухудшения отношений с Европейским союзом, растущей критики политики правительства Бидзины Иванишвили со стороны как внутренних оппонентов, так и внешних партнёров, а также многозначительных заявлений Михаила Саакашвили о планах остаться в грузинской политике в ранге оппозиционного лидера после истечения президентских полномочий.

Реклама

Минувшая неделя в Грузии вновь прошла под знаком дальнейшего осложнения отношений с Европейским союзом. Этот процесс имеет для страны судьбоносное значение. Ведь все грузинские власти, от первого президента Звиада Гамсахурдии до нынешнего премьер-министра Бидзины Иванишвили, считали главным условием развития и становления грузинской государственности сближение и интеграцию с объединённой Европой.

На протяжении последних двадцати лет в этом процессе были паузы и неприятные инциденты, но никогда Брюссель столь открыто не критиковал Тбилиси за нарушение прав человека, избирательное правосудие, притеснение оппозиции и даже арест политических оппонентов.

На прошедшей неделе Грузию посетила представительная делегация Европарламента. Депутаты потребовали встречи в тюрьме с бывшим премьер-министром Вано Мерабишвили, который дожидается суда по обвинению в совершении тяжких преступлений. В том числе, за трату бюджетных средств для финансирования предвыборной кампании президентской партии «Единое национальное движение», присвоение чужого имущества (в частности роскошной дачи у моря) с использованием служебного положения, чрезмерное использование силы при разгоне оппозиционной демонстрации 26 мая 2011 года и фальсификацию улик по делу об убийстве высокопоставленными чиновниками МВД сотрудника одного из тбилисских банков Сандро Гиргвлиани.

Впрочем, депутаты европейского парламента считают обвинения и особенно арест как меру пресечения для генерального секретаря оппозиционной партии и возможного кандидата в президенты, политически мотивированным. «Я не вижу никаких иных мотивов ареста Мерабишвили, кроме политических» - заявил журналистам депутат Кшиштоф Лисек после встречи с Мерабишвили в тбилисской тюрьме номер девять, предназначенной для бывших сотрудников силовых структур.

«Мерабишвили сотрудничал со следствием, несколько раз выезжал за рубеж, но не пытался бежать. Зачем же его надо было арестовывать до суда?» - отметил господин Лисек. «Он очень похудел и нуждается в медицинской помощи» - сказал депутат, намекнув тем самым, что администрация тюрьмы не заботится о заключённом.

Другой депутат Европарламента Арно Данжан посетовал на то, что подследственному не дают возможность встречаться с членами семьи. «Мы разочарованы происходящим вокруг Мерабишвили – ему запрещают общаться с внешним миром» - заявил Арно Данжан.

Примечательно, что весьма неприятные для грузинских властей заявления в связи с арестом Вано Мерабишвили делают не только европейские депутаты, но и представители исполнительных властей европейского союза. В ходе недавнего визита в Грузию еврокомиссар по вопросам расширения и политики соседства Штефан Фюле говорил с Мерабишвили по телефону, а затем сделал ряд дипломатичных, но весьма жёстких заявлений в адрес властей, призвав правительство Иванишвили «освободить правосудие от политического вмешательства».

«Я ожидаю, что будет обеспечено уважение к государственным институтам, и они не будут использованы как инструменты для достижения партийных целей», - отметил господин Фюле. Согласно заявлению еврокомиссара, «никто не стоит выше закона, но в то же время нужно создать условия для свободного, прозрачного и беспристрастного процесса, чтобы права человека были гарантированы».

Команда премьер-министра уже смирилась с тем, что в ходе предстоящего в Вильнюсе саммита ЕС, Грузия лишь парафирует, но не подпишет «договор об ассоциации». Впрочем, в минувший четверг Бидзина Иванишвили отправился в Литву и Польшу для встречи с руководством этих государств, чтобы не допустить дальнейшего ухудшения отношений с Европейским союзом. Очередным основанием для такого ухудшения мог стать отказ премьера встретиться с депутатами Европарламента, посетившими в тюрьме экс-министра Мерабишвили.

Пресс-служба правительства утверждает, что встреча и не планировалась, не уточняя правда, просили или нет европейские гости грузинских коллег организовать их беседу с премьером. Создаётся устойчивое впечатление, что встреча действительно не планировалась, но лишь потому, что Бидзина Иванишвили (как и министр обороны Ираклий Аласания) отказались общаться с евродепутатами, обидевшись на их высказывания о политических мотивах ареста оппозиционного деятеля.

Ректор Дипломатической академии Иосиф Цинцадзе заявил в интервью RFI, что грузинским властям следует действовать более дипломатично, осторожно и осмотрительно:

«Всё это конечно вызывает сожаление: полчаса или сорок минут всегда можно выкроить для подобной встречи. Тем более что министр обороны Ираклий Аласания тоже не смог найти время. Что касается возможных последствий: будучи на месте премьера или министра обороны, я бы, конечно, старался быть более внимательным к таким замечаниям.

Может быть, еврочиновники и евродепутаты действительно не в меру обеспокоены положением заключённых в Тбилиси, но это всё-таки Европа! А «подстроить» еврочиновников под свои взгляды ещё никому не удавалось. Либо мы должны принять во внимание все замечания европейских политиков, либо мы встаём на путь Лукашенко. Третьего варианта в принципе не существует»

Вместе с тем, ректор дипломатической академии признал, что перспективы интеграции Грузии с ЕС весьма туманны:

«Если конечная цель – полномасштабное членство в Европейском союзе, то до этого Грузии ой как далеко! Такая перспектива нам не светит ни завтра, ни послезавтра. Прекрасно помню заявление представителя Европейского союза Питера Семнеби. Когда ваши коллеги журналисты надоели ему вопросами - «когда же? когда же?», - он просто отмахнулся: «давайте лет на тридцать забудем о существовании Европейского союза».

«Тридцать лет»! А прошло с тех пор всего два или три года. Так что, бить в фанфары и устраивать всенародный праздник из-за того, что парафирован «договор об ассоциации», я бы не стал. С учётом своих внутренних проблем, если Европейский союз, напрягая все силы и ресурсы, сможет без особых финансовых осложнений включить в свой состав балканские страны, это может считаться выполнением программы – максимум. Ну а вопрос Грузии отложен в далёкий ящик» - заявил Иосиф Цинцадзе.

История с визитом европарламентариев и телефонного разговора Штефана Фюле с Вано Мерабишвили стала поводом для новых демаршей Михаила Саакашвили. Президент обвинил правительство, по сути, в срыве интеграционных процессов с Европой и изменении внешнеполитического курса страны. Кроме того, глава государства заявил в интервью журналистке Нануке Жоржолиани, что не намерен уезжать из страны после октябрьских выборов, и планирует создать центр политических исследовательский на своей даче в Кахетии.

Более того, Саакашвили не исключает и возвращения в большую политику в ранге оппозиционного лидера. Планы президента в интервью RFI прокомментировал философ Заза Шатиришвили:

«Создание Михаилом Саакашвили исследовательского центра после президентских выборов выглядит довольно реалистично. Просто, исходя из его характера, мне трудно представить, как он сможет усидеть в одном месте. Вообще то, для любого уходящего политика это нормальный выбор: бывшие президенты, премьер-министры в нормальных странах продолжают свою деятельность. Но Саакашвили в таком амплуа представить сложно, исходя из его характера»

Заза, но ведь президент намекнул, что он по-прежнему будет участвовать в политической жизни, а может и вновь побороться за власть?

«Сейчас мы это только читаем «между строк». Прямо он этого не говорил. Но я не исключаю, что он об этом думает. Ему очень трудно не быть президентом. Саакашвили не представляет себя в ином качестве. Он ведь в течение десяти лет был президентом, причём обладал неограниченной властью. Психологически ему очень трудно свыкнутся с мыслью, что уже не будет на вершине. Но последние девять месяцев, после парламентских выборов, стали как бы «Purgatorium» - чистилищем между реальной властью и экс-президентством. Эти девять месяцев для него как бы прощание с властью. Правда, немного затянувшееся» - считает господин Шатиришвили.

Тем временем, предвыборная борьба обостряется по мере приближения 27 октября, когда граждане страны придут к избирательным урнам, чтобы выбрать четвёртого за последние 22 года президента. Ряд оппозиционных партий выступили с резкой критикой правящей коалиции «Грузинская мечта», обвинив власти в «ухудшении предвыборной среды».

В заявлении, под которым подписались партии, не представленные в парламенте, говорится, что «Грузинская мечта» использует административный и полицейский ресурс, а также контроль над ведущими СМИ, для достижения своих целей в ходе выборов, то есть, в первую очередь, победы кандидата коалиции, Георгия Маргвелашвили.

Лидер партии «Грузинское собрание» Джонди Багатурия рассказал RFI, что правящая коалиция нарушила договорённость о реформе избирательного кодекса, большей прозрачности выборов и равноправия всех участников процесса.

коалиции, Георгия Маргвелашвили. Лидер партии «Грузинское собрание» Джонди Багатурия рассказал RFI, что правящая коалиция нарушила договорённость о реформе избирательного кодекса, большей прозрачности выборов и равноправия всех участников процесса.

«Десятого июля двадцать партий подписали меморандум о реформировании избирательного кодекса. Через несколько дней сами депутаты от «грузинской мечты» инициировали законопроект, но два дня спустя неожиданно заявили, что разрывают договорённость. То есть «Грузинская мечта» нарушила договор и выбрала недемократический путь проведения выборов. Исследования показывают очень низкий рейтинг правящей коалиции и её кандидата. Рейтинг Маргвелашвили упал до уровня меньше тридцати процентов! Поэтому, судя по всему, они выбрали «лёгкий путь» - сохранения неконкурентной и несправедливой среды, в которой им будет легче выиграть выборы и сохранить власть»

Чтобы как то успокоить оппозицию, коалиция решила принять новую норму финансирования политических организаций. В частности, тем политическим силам, представитель которых получит на президентских выборах больше 10 процентов голосов избирателей, из бюджета будет выделено значительная, по грузинским меркам, сумма: один миллион лари – около 500 тысяч евро.

Но проблема в том, что, судя по последним опросам общественного мнения, преодолеть этот барьер теоретически могут лишь три кандидата: представитель «грузинской мечты» Георгий Маргвелашвили, экс-спикер парламента, председатель партии «Демократическое движение – Единая Грузия» Нино Бурджанадзе и кандидат от бывшей правящей партии «Единое национальное движение» Давид Бакрадзе. Все остальные кандидаты, а их, судя по всему, будет немало, могут рассчитывать лишь на 1-2 процента голосов.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями