Грузия за неделю

Первые тернии на пути ассоциации Грузии и Евросоюза

Премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили на саммите глав Евросоюза в Брюсселе 27/06/2014
Премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили на саммите глав Евросоюза в Брюсселе 27/06/2014 REUTERS/Philippe Wojazer

Правительство Грузии испытывает первые трудности в исполнении соглашения об «Евроасоциации» в условиях нарастающей критики оппозиции и европейских партнёров. Тем временем, премьер-министр Ираклий Гарибашвили решил отказаться от участия в уэльском саммите НАТО после того, как Брюссель ясно дал понять: на сентябрьском саммите Грузия не получит вожделенного «плана действий по вступлению в Альянс».

Реклама

Несколько дней назад на официальном сайте грузинского правительства была опубликована «повестка дня Евроасоциации» - перечень шагов, необходимых для выполнения Грузией своих обязательств перед Европейским Союзом в рамках рамочного соглашения об ассоциации, которая была подписана 27 июня в Брюсселе премьер-министром страны Ираклием Гарибашвили.

В этом документе общие положения о необходимости мирного разрешения конфликтов с Абхазией и Южной Осетией, а также приближения Грузии к европейским стандартам в экономике конкретизированы в проекты, которые по определению не могли не вызвать бурной реакции в обществе и политических кругах.

Например, Европейский Союз (опять-таки в рамках соглашения об ассоциации) рекомендует Тбилиси внести изменения в закон «Об оккупации», принятый парламентом после «пятидневной войны» 2008 года. Согласно закону, Абхазия и Южная Осетия объявляются оккупированными территориями, а любая коммерческая или гуманитарная деятельность в Абхазии и Южной Осетии должна быть скрупулезно согласована с властями Грузии.

Одно из положений закона запрещает иностранным гражданам посещать Абхазию и Южную Осетию через контрольно-пропускные пункты на российско-абхазской и российско-югоосетинской границе, поскольку эти пропускные пункты формально закрыты ещё указом покойного президента Эдуарда Шеварднадзе в 1990е годы.

На указ Шеварднадзе долгое время никто не обращал внимания, но в последние годы правоохранительные органы стали арестовывать граждан России и Армении, которые, уже после посещения бывших грузинских автономий, приезжали на территорию собственно Грузии, и у них в паспорте обнаруживался штамп, свидетельствующий о пересечении границы в «неположенном месте».

Десятки людей оказались в тюрьме по этому обвинению. Некоторые отсидели несколько лет, другие, вышли на свободу только после уплаты крупного штрафа или заключив т. н. «процессуальное соглашение» со следствием. А это соглашение почти всегда подразумевало выплату в бюджет значительной суммы.

Неудивительно, что ЕС рекомендует хотя бы смягчить наказание для тех, кто по незнанию грузинских законов перешёл границу, а затем оказался на территории Грузии, забыв забрать с собой второй иностранный паспорт, как делают, например, многие мои знакомые и коллеги, часто ездящие по делам или на отдых в Абхазию или Южную Осетию, но гостящие и в Грузии.

После смены власти в октябре 2012 года, правительство Бидзины Иванишвили и правящая коалиция «Грузинская мечта» предпринимали робкие попытки по смягчению положения закона в этой части, но всегда наталкивались на яростное сопротивление бывшей правящей партии «Единое национальное движение».

Оппозиция утверждала, что отмена уголовного преследования хотя бы за первое нарушение закона «Об оккупации» может быть расценено чуть ли не как признание независимости Абхазии и Южной Осетии. Вряд ли отношение соратников экс-президента Саакашвили изменится только потому, что рекомендация о менее радикальном подходе к этому вопросу содержится в «повестке дня» и «плане действий» по имплементации договора об ассоциации с ЕС.

Не менее жёстко лидеры ЕНД реагируют и на вторую рекомендацию Европейского Союза: отменить или, по крайней мере, смягчить ограничения на прямые инвестиции в Абхазию и Южную Осетию. Разумеется, Российская Федерация, осуществляя мощные финансовые вливания в признанные ею республики, не обращала на эти ограничения никакого внимания. Но рекомендация ЕС, по сути, касаются инвестиций третьих стран. В том числе, государств-членов Европейского Союза, не признающих независимость отколовшихся от Грузии регионов.

До сих пор они были вынуждены согласовывать все инвестиционные проекты с властями Грузии. Но если рекомендация ЕС будет исполнена, европейские экономические субъекты будут вправе инвестировать в частично признанные республики напрямую – минуя Тбилиси. Кстати, такая возможность частично заложена и в концепцию «вовлечение без признания», которая была разработана Европейским Союзом в 2010 году. В рамках этой концепции, прежние власти Грузии согласились выдать жителям Абхазии и Южной Осетии т. н. «нейтральные паспорта» для поездок в страны Шенгенской зоны.

Кроме того, медицинские учреждения Грузии оказывают нуждающимся жителям бывших автономий бесплатную помощь. Этот проект, по всеобщему мнению, оказался одним из самых успешных, поскольку в Абхазии очень мало клиник, где люди могут получить квалифицированную медицинскую помощь. Поэтому, нередки случаи, когда машины скорой помощи вывозят из Абхазии тяжёлобольных в Грузию для срочной операции или лечения в клиниках Зугдиди, Кутаиси и Тбилиси. К чести оппозиционеров, они никогда против такой практики не возражали, но предложение об отмене или смягчении закона об оккупации всё-таки наталкивается на их неприятие, а дебаты по этому поводу в парламенте обещают быть очень бурными.

Не меньше нареканий вызывают и необходимые шаги по приближению Грузии к европейским стандартам защиты потребителей. Например, такая, казалось бы, мелочь, как запрет на продажу в тбилисских магазинах сыра домашнего изготовления. Согласно европейским правилам, такая продукция должна проходить централизованную проверку, причём, только в сертифицированных учреждениях. Эта норма вступила в силу ещё до ратификации соглашения о Евроасоциации, а в итоге магазины перестали принимать для продаж сыры домашнего изготовления.

На самом деле это вовсе не мелочь, поскольку десятки тысяч крестьянских семей в Грузии живут за счёт продажи сыра в крупных городах. Они вряд ли смогут стабильно получать разрешения в сертифицированных лабораториях, которых в стране очень мало. Не говоря уже о том, что все эти необходимые, но затратные процедуры уже привели к подорожанию сыра, то есть первые симптомы интеграции Грузии в современную Европу с её жёсткими правилами контроля над продукцией, уже почувствовали на себе сотни тысяч горожан и, к сожалению, этот опыт пока не очень воодушевляет.

Об этих проблемах RFI рассказал лидер партии «Грузинское собрание» Джонди Багатурия.

Джонди Багатурия: Большую часть грузинского рынка занимает продукция, которая изготовлена в кустарных условиях. Эта продукция недорогая, вкусная и, самое главное, натуральная - экологически чистая. Один килограмм сыра, изготовленный крестьянином в домашних условиях, он сдаёт в городских магазинах или на рынке максимум за 5 лари (около 2,5 евро – RFI). А сыр, изготовленный в заводских условиях, стоит до 15 лари. Если запретить «домашний сыр», цены на заводской сыр, естественно, вырастут – они удвоятся. Многие крестьяне живут за счёт торговли сыром. В итоге, мы можем получить процесс полной «пауперизации» нашего села. Что значит «Пауперизация?» - это когда крестьяне становятся «люмпен-пролетариями», и начинается массовая миграция из села в город. А в городах у нас не хватает рабочих мест для самих горожан».

Господин Багатурия неоднократно в эти дни предупреждал власти о необходимости уважения национальных традиций.

Дело в том, что сыроделие – одна из национальных традиций Грузии. Она тесно завязана на священные семейные ценности. А сыр считается чуть ли не сакральных продуктом. Поэтому любой намёк на возможность отравиться домашним сыром воспринимается как оскорбление семейных традиций. Европейцам такое эмоциональное восприятие кажется странным и даже неприемлемым, но подобные мелочи и различия в общественной ментальности ещё дадут о себе знать в процессе интеграции. Хотя грузинские власти полны решимости их преодолеть и строго соблюдать европейские нормы санитарного контроля.

Но есть и претензии иного рода. Например, в эти дни многие сетуют на то, что соглашение о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли с ЕС накладывает финансовые ограничения именно на ту грузинскую продукцию, которая, теоретически, могла быть конкурентоспособной на европейских рынках. Речь идёт о фруктах, овощах, цитрусовых, винограде, соках. Их поставщики обязаны заплатить крупную сумму за доступ на рынок, и, хотя эта пошлина не называется «таможенной», но она объективно сказывается на конкурентоспособности грузинской продукции.

Ещё один «проблемный кластер» - нарастающая критика со стороны ЕС в связи с арестами оппозиционеров. На прошлой неделе, Тбилисский городской суд приговорил к двум месяцам предварительного заключения одного из лидеров ЕНД, руководителя предвыборного штаба «Единого национального движения», бывшего мэра столицы Гиги Угулаву.

По совокупности всех обвинений в коррупции, превышении служебных полномочий и даже хулиганстве, ему грозит до 35 лет тюремного заключения. Верховный комиссар ЕС по внешней политике и безопасности Кэтрин Эштон в своём заявлении через пресс-службу намекнула грузинским властям, что руководство ЕС внимательно следит за судебными процессами. В ответ, государственный министр по европейской интеграции Алексий Петриашвили сослался на арест экс-президента франции Николя Саркози и выразил недоумение, почему Брюссель, в таком случае, не протестует и не угрожает Франции исключением из ЕС.

В свою очередь, посол Европейского Союза в Грузии Филип Димитров, указав на искусственность и абсурдность подобных аналогий, предупредил, что политически мотивированные аресты могут привести к осложнению переговоров о безвизовом режиме между Грузией и ЕС. Тем самым господин Димитров косвенно ответил и на упрёк, почему страны шенгенской зоны, уже заключившие договор о безвизовых поездках с Молдовой, не форсируют переговоры на этот счёт с Грузией – ведь Молдову никто не упрекал в политически мотивированных судебных процессах над оппозиционными лидерами.

Сенсацией прошлой недели можно считать неожиданный отказ премьер-министра Ираклия Гарибашвили, участвовать в уэльсском саммите НАТО. Правительство решило, что в саммите Североатлантического альянса будет участвовать президент. Хотя, например, соглашение об «Евроасоциации» подписывал не глава государства, а председатель правительства. Многие эксперты в Тбилиси усмотрели в решении премьер-министра, который, согласно конституции, является реальным руководителем страны, намёк на недовольство грузинских властей отказом лидеров НАТО (в первую очередь, президентов США и Франции, а также канцлера Германии) хотя бы рассмотреть на саммите просьбу Грузии о предоставлении ей MAP -«дорожной карты по вступлению в Альянс».
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями