Грузия за неделю

«Неуловимый» для властей Грузии Саакашвили и новая угроза эмбарго от России

Экс-президент Михаил Саакашвили (2008)
Экс-президент Михаил Саакашвили (2008) (Photo : Reuters)

Уголовное дело против экс-президента Саакашвили возбуждено, и тбилисский городской суд уже выдал ордер на арест бывшего главы государства, живущего в США. Смогут ли грузинские власти реально привлечь его к ответственности в условиях, когда Запад настороженно относится к «политически мотивированному» расследованию, а многочисленные друзья бывшего президента в США и Европе публично демонстрируют ему свою поддержку?Россия отменила режим свободной торговли с Грузией в связи с подписанием соглашения с ЕС об ассоциации. Означает ли это возобновление полномасштабного торгового эмбарго? Эти вопросы волновали грузинскую общественность на прошлой неделе.

Реклама

Важнейшим событием минувшей недели стало возбуждение уголовного дела против экс-президента Михаила Саакашвили по 333 статье Уголовного кодекса «превышение служебных полномочий высшим должностным лицом». Именно так прокуратура квалифицирует решение главы государства 7 ноября 2007 года разогнать мирную манифестацию протеста на проспекте Руставели и ввести чрезвычайное положение на всей территории страны.

Кроме того, в тот же день части специального назначения МВД ворвались в здание телекомпании «Имеди» и устроили там погром. Эта телекомпания принадлежала покойному бизнесмену Бадри Патаркацишвили, а он в те времена считался чуть ли не главным соперником президента и организатором массовых акций протеста. Хотя, на самом деле, как отмечает большинство наблюдателей и историков, Бадри Патаркацишвили не был главной фигурой протестного движения того времени, но он стал «удобной мишенью», поскольку в той или иной степени ассоциировался с «лихими девяностыми» и эпохой «первоначального накопления капитала» в России, а также с Борисом Березовским.

Основная проблема команды Михаила Саакашвили была в том, что телекомпания «Имеди» резко критически освещала события в стране. Именно она первой рассказала о похищении высокопоставленными полицейскими, и последовавшей за этим смерти, молодого тбилисского банкира Сандро Гиргвлиани после ссоры на бытовой почве в одном из тбилисских баров. Власти считали «Имеди» главным рупором оппозиционного движения и «штабом» подготовки государственного переворота.

Но это политическая сторона вопроса, однако существуют ли в уголовном деле против Михаила Саакашвили юридические доказательства того, что именно президент распорядился устроить погром в телекомпании вечером 7 ноября? Пока таких доказательств общественности не предъявлено. Бывший министр внутренних дел Вано Мерабишвили, проходящий по тому же делу и уже приговорённый к 9,5 годам тюремного заключения на основе других обвинений, пока не давал показаний против президента Саакашвили. Хотя, грузинское законодательство предусматривает возможность заключения т.н. «процессуального соглашения» между подследственным (или осужденным) экс-чиновником и прокуратурой с тем условием, что он даст показания против своего начальства. Но до сих пор в деле таких показаний нет, а западные партнёры Грузии высказывают растущую озабоченность по поводу «политически мотивированного расследования» в отношении Михаила Саакашвили. Об этом говорится в заявлении верховного комиссара ЕС по внешней политике и вопросам безопасности Кэтрин Эштон, а также комиссара по политике соседства и расширению Штефана Фюле. Они призвали власти соблюдать европейские нормы правосудия и высказались против использования методов уголовного права для решения политических задач.

С аналогичным заявлением выступила и группа американских сенаторов во главе с Джоном Маккейном. Грузинские власти заявляют в ответ, что перед законом все равны вне зависимости от политического статуса. При этом чиновники правительства Ираклия Гарибашвили часто ссылаются на прецеденты арестов и судебных разбирательств в отношении экс-президента франции Николя Саркози и бывшего премьер-министра Италии Сильвио Берлускони.

По данным из заслуживающих доверия источников в правительстве грузии, уголовное дело против Михаила Саакашвили по эпизодам разгона митинга и погрома в телекомпании «Имеди» вряд ли будет последним. В ближайшее время прокуратура намерена обвинить экс-президента в совершении тяжких преступлений коррупционного характера. В том числе, растрате государственных средств и «торговле властью» во время трудоустройства в государственные структуры активистов бывшей правящей партии «Единое национальное движение». Всего Саакашвили проходит свидетелем по девяти уголовным делам, и его статус вскоре может измениться на обвиняемого, по крайней мере, в нескольких из этих дел.

Тем временем, бывший президент всячески пытается демонстрировать оптимизм. В последние дни он часто даёт интервью грузинским СМИ и разъезжает по Европе, доказывая тем самым, что выдвинутые обвинения никак не сказываются на его положении.

Впрочем, многие сочли симптоматичным визит экс-президента в Венгрию, где недавно получил политическое убежище бывший генеральный прокурор Грузии Зураб Адеишвили. Премьер-министр Венгрии Виктор Обран считается близким другом Михаила Саакашвили. Венгерский премьер встретился с ним уже после предъявления экс-президенту обвинения и заявил, что политические преследования недопустимы в Европе. Многие посчитали эти слова признаком готовности венгерского правительства предоставить Михаилу Саакашвили политубежище. А в Тбилиси начали рассуждать о том, сможет ли грузинское правительство добиться экстрадиции бывшего президента или его всё-таки придётся судить заочно.

Об этом с RFI беседует ректор дипломатической академии Грузии Иосиф Цинцадзе.

RFI: Господин Цинцадзе, на ваш взгляд, насколько реально экстрадиция Михаила Саакашвили, вообще как работает эта система и насколько она политизирована?

Иосиф Цинцадзе: Вообще-то, система пробуксовывает, но в нашем случае, кроме этих преград, есть более веские причины того, чтобы Михаил Саакашвили не был передан грузинскому правосудию. Так что, саму идею его экстрадиции я рассматриваю с таким «здоровым скепсисом». Мне трудно представить себе ситуацию, когда Саакашвили в наручниках будет передан грузинскому правосудию. Для этого официальному Тбилиси потребуются более веские доказательства.

RFI: А какие факторы могут помешать процессу экстрадиции бывшего президента после объявления его в розыск?

Иосиф Цинцадзе: Первый фактор - это тот политический капитал, который сумел накопить Саакашвили за рубежом в годы своего правления. Дело в том, что для Запада Саакашвили не является «тёмной лошадкой». Для Европы и США он – яркая личность, которая ассоциируется с противодействием российскому напору. Это особенно важно сейчас, когда мир вступает в эпоху второй холодной войны.

Но самое главное, очень трудно будет доказать личную вину Саакашвили. Конечно, налицо разгром оппозиционных митингов 7 ноября 2007 год и 26 мая 2011 года. Есть огромное количество кадров. Пролито слишком много крови. Но речь идёт о личной вине президента. Надо доказать, что именно он давал указания. А доказать это будет трудно. Никаких документальных подтверждений не существует. Сейчас на 90% всё зависит от профессионального уровня грузинских прокуроров. Они должны «положить на стол» настолько неопровержимые доказательства личной вины Саакашвили, чтобы на Западе ни у кого язык не повернулся в его защиту.

RFI: А может ли активность Михаила Саакашвили «на украинском направлении» стать важным фактором при решении вопроса об его экстрадиции? Мы видим, что ему предоставляют слово на самых влиятельных телеканалах мира.

Иосиф Цинцадзе: В том-то и дело. Саакашвили сейчас собирает дивиденды своей девятилетней деятельности в качестве политика международного значения. Мы видели и слышали, как премьер-министр Венгрии громогласно заявляет, что он поддерживает Саакашвили. Причём, венгерский премьер не одинок в этом. Так что официальному Тбилиси сейчас будет нелегко переменить отношение Запада к личности Саакашвили и сделать из героя изгоя. В течение двух лет нынешним властям не удалось доказать Западу, что нет у них политической мотивации. Так что, это очень даже непростая задача – посадить Саакашвили за решётку, – считает Иосиф Цинцадзе.

Второй важной темой прошлой недели, причём влияющей на повседневную жизнь граждан, стало решение России приостановить действие соглашения «о зоне свободной торговли» с Грузией, которое было заключено в далёком 1994 году, во время визита президента Ельцина в Тбилиси.

В соответствии с соглашением Грузия имела возможность торговать с Россией без выплаты таможенных пошлин. Но с 2006 года это соглашение превратилось в фикцию, поскольку Москва ввела негласное эмбарго на импорт любых продуктов из Грузии под предлогом их несоответствия санитарным нормам, принятым в Российской Федерации. И только после смены власти в результате парламентских выборов 2012 года, когда отношения между Москвой и Тбилиси стали постепенно оттаивать, Россия сняла запреты на поставки вина, минеральных вод и сельхозпродукции.

Отмена режима свободной торговли, как пояснили RFI в министерстве экономики, означает, что грузинские экспортёры отныне будут платить таможенную пошлину (примерно 20%) за ввоз продукции на российский рынок.

Разумеется, это приведёт к подорожанию товаров грузинского экспорта и понизит их конкурентоспособность, но всё-таки пока меры, принятые Россией не могут идти ни в какое сравнение с эмбарго 2006 года, когда весь импорт из Грузии был запрещён, формально по санитарным соображениям, а соглашение «О режиме свободной торговли» продолжало действовать.

Специальный представитель премьер-министра Грузии по урегулированию отношений с Россией, посол Зураб Абашидзе сказал в интервью RFI, что решение Москвы его не удивило. Он дал понять, что отмена режима свободной торговли было ожидаемо с учётом подписания Грузией соглашения с ЕС об ассоциации.

Зураб Абашидзе: Режим торговли с Россией изменится, и мы будем торговать с РФ так, как торгует большинство стран мира. Особо привилегированного режима у нас не будет. Соглашение 1994 года было подписано в рамках СНГ. Тогда мы были членами СНГ. Сейчас Грузия уже не член СНГ. Но мы предлагали сохранить прежний режим. Наши эксперты встречались, рассматривали технические аспекты, но если будет принято такое решение то . . . трагедию из этого мы строить не намерены. Отныне будем вынуждены платить на таможне. Это в какой-то степени повысит стоимость наших товаров на российском рынке процентов на 20. То же самое будет с российскими товарами в Грузии. Но что поделаешь? Опять-таки, будем торговать так, как торгуют все. Будем учиться играть по новым правилам.

Вместе с тем, в Тбилиси всё-таки опасаются, что, как и в случае с Украиной и Молдовой, Россия не только отменит режим свободной торговли, но и введёт ограничения по санитарным соображениям. То есть вновь запретит весь импорт, ссылаясь на вредность для здоровья грузинской сельхозпродукции, вина и боржоми. По крайней мере, такое решение вполне вписывалось бы в стратегию Москвы по отношению к соседним государствам, подписавшим соглашение «о зоне свободной торговли» с ЕС.

Грузинские министры утверждают, что даже полный запрет на импорт товаров из Грузии не нанесёт ощутимого вреда экономике, поскольку производители уже давно нашли альтернативные рынки сбыта в других странах. Но никто не может отрицать, что в условиях, когда перспектива экспорта фруктов, цитрусовых и овощей на европейские рынки пока весьма туманна, возобновление полного эмбарго может очень больно ударить по десяткам тысяч грузинских крестьян.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями