Неделя в Грузии

Президент Грузии решил разыграть свою «партию» в политике

Президент Грузии Георгий Маргвелашвили
Президент Грузии Георгий Маргвелашвили STRINGER/REUTERS

Президент Грузии Георгий Маргвелашвили выступил в парламенте с докладом «О положении страны». Глава государства неожиданно обрушился с резкой критикой на Россию и выступил за отмену мажоритарных выборов. Тем самым, как считают в Тбилиси, президент окончательно отмежевался от правящей коалиции «Грузинская мечта» и начал независимую «игру» на политическом поле.

Реклама

Неделя в Грузии - 04/04/2015

Премьер-министр Ираклий Гарибашвили и правительство Грузии в полном составе отказались присутствовать на ежегодном докладе президента «О положении страны». Причем, это происходит не впервые: такая традиция сложилась сразу после избрания на пост главы государства Георгия Маргвелашвили и вступления в силу новой редакции конституции, согласно которой, президент наделен лишь представительскими функциями и лишен рычагов влияния на важнейшие процессы во внешней и внутренней политике.

Президент и премьер-министр неоднократно вступали в публичную полемику: председатель правительства явно пытался «поставить на место» Георгия Маргвелашвили. Например, запретил ему ехать в Брюссель для подписания исторического соглашения об ассоциации с ЕС и отправился в столицу Европы сам. Судя по всему, президента Маргвелашвили такая ситуация не устраивает и он готов побороться за реальное влияние. Об этом свидетельствует его выступление в парламенте и основные посылы ежегодного доклада, как во внешней, так и внутренней политике.

Во-первых, глава государства, по сути, раскритиковал курс кабинета министров на нормализацию отношений с Россией и смягчение напряженности во взаимоотношениях с соседней державой. Георгий Маргвелашвили вновь назвал Россию оккупантом, обвинил ее в невыполнении соглашения Саркози-Медведева от 12 августа 2008 года и, фактически, выступил против продолжения переговоров с Москвой в т.н. «пражском формате» — между спецпредставителем премьер-министра по урегулированию отношений с РФ Зурабом Абашидзе и заместителем министра иностранных дел России Григорием Карасиным.

Эти встречи, безусловно, привели к позитивным результатам: возобновилась торговля — грузинские товары вернулись на российский рынок; Россия освободила нескольких грузин, арестованных за шпионаж в пользу Грузии; российские и грузинские авиакомпании, после долгого перерыва, начали выполнять регулярные рейсы по маршруту Тбилиси-Москва и так далее. Но, по словам президента Маргвелашвили, существование формата Карасин-Абашидзе «перекрывает» функции МИД, а мандат Зураба Абашидзе не прописан в законе и «требует уточнения».

Россию президент Маргвелашвили назвал «главной проблемой Грузии». Он выступил за прямой диалог с Абхазией и Южной Осетией (по сути, исключив из этого диалога Россию) но, конечно, с условием уважения территориальной целостности Грузии, как «краеугольного камня» любых переговоров и соглашений.

События в Грузии, Украине и Молдове, по мнению Георгия Маргвелашвили «свидетельствуют о стремлении Москвы подавить свободный выбор грузинского, украинского и молдавского народов». Глава государства призвал Запад занять более чёткую позицию по отношению к Москве и выступил за скорейшее открытие на грузинской территории «совместного тренировочного центра Грузии и НАТО».
Во всех этих вопросах, включая события на Украине, грузинское правительство занимает осторожную и сбалансированную позицию. Но что еще существеннее, сам Георгий Маргвелашвили, будучи кандидатом в президенты от правящей коалиции «Грузинская мечта», был куда более осторожен в высказываниях о России и часто критиковал своего предшественника — президента Саакашвили — за чрезмерный радикализм и авантюризм, приведший к войне с соседней ядерной державой.

В Тбилиси считают, что «метаморфоза» Георгия Маргвелашвили связана не столько с действиями самой России, сколько с его стремлением обрести дополнительные аргументы в борьбе с правительством и заручится поддержкой влиятельных политических сил, то есть желанием не только стать самостоятельным игроком на политическом ландшафте страны, но и возглавить коалицию из прозападных политических партий и неправительственных организаций.

О новых тенденциях в грузинской политике с RFI беседует бывший начальник государственной канцелярии, Петре Мамрадзе.

RFI: Петре, чем, на ваш взгляд, вызвана неожиданно резкая критика России со стороны президента Маргвелашвили? Ведь еще совсем недавно он призывал к диалогу между Тбилиси и Москвой и жестко критиковал своего предшественника — Михаила Саакашвили — за конфронтационность, приведшую к войне.

Петре Мамрадзе: Это вызвано крайне несерьезными причинами. Зная лично Маргвелашвили еще с тех пор, как он был советником покойного премьер-министра Зураба Жвании, должен сказать, что тут проявились всего лишь личная обида и амбиции.

Как известно, премьер-министр и правительство в полном составе проигнорировали выступление президента в парламенте. При этом, они поддерживают продолжение диалога с Москвой по линии «Карасин -Абашидзе», пытаются максимально использовать возможности экономического сотрудничества с РФ и тут, у президента Маргвелашвили появилось желание выступить в «пику». Тем паче, что вокруг него сгруппировались силы, которые достаточно близки к экс-президенту Саакашвили. Другой причины тут быть не может. Напомню, что во время предвыборной кампании, Маргвелашвили не раз говорил о значении отношений с Россией.

А к каким это может привести последствиям? Позиция президента может сорвать диалог между Тбилиси и Москвой?

Никоим образом. Напомню, что Саакашвили явно готовил «под себя» кресло премьера. Он изменил, вернее, искромсал конституцию, передав все «приводные ремни», все реальные полномочия главе правительства. Президент лишен реальной возможности влиять на процессы. Президент сегодня — фигура, которая может лишь представительствовать, что-то говорить с трибуны, но это ни каким образом не отразится на внешнеполитическом курсе. Все высказывания президента Маргвелашвили — чистая риторика.

Часто критикуя неумелые, а порой вредные действия премьер-министра, я не могу его критиковать за правильный курс в отношении России. Особенно после того, как премьер снял с поста министра обороны Ираклия Аласания, который очень часто спекулировал этой темой: говорил, что НАТО передает Грузии оружие и так далее. Это было чистой ложью, потому что НАТО не собирается тут строить военную инфраструктуру и передавать Грузии оружие — отметил Петре Мамрадзе.

Президент Маргвелашвили, в том же докладе, выступил с еще одной важной инициативой: он предложил полностью отказаться от мажоритарных выборов и перейти к выборам на исключительно «пропорциональной основе», то есть только по партийным спискам.

Без преувеличения можно сказать, что такая реформа, если она осуществится, приведет к самым серьезным изменениям на политическом ландшафте страны с 1990 года, когда в Грузии состоялись первые многопартийные выборы. Они прошли по смешанной, мажоритарно-пропорциональной системе. С тех пор, половину депутатского корпуса составляют депутаты от одномандатных округов, а вторая половина избрана по партийным спискам. Традиционно, депутаты мажоритарии являются опорой правительства и нетрудно понять, что инициатива президента, опять-таки, направлена на усиление своих позиций среди политических партий, выступающих за переход на исключительно пропорциональную систему выборов.
Недавно, все политические партии страны и все значимые неправительственные организации обратились к властям с требованием осуществить такую реформу. Инициативу не поддержала только правящая партия «Грузинская мечта», но даже «республиканцы», входящие в одноименную коалицию, присоединились к воззванию политических партий и НКО об отмене мажоритарных выборов.

Документ подписал председатель парламента, «республиканец» Давид Усупашвили. Таким образом, премьер-министр оказывается в очень сложной ситуации, а оппозиция угрожает массовыми акциями протеста, если правительство не поддержит конституционную реформу.

Политолог Георгий Нодия, в беседе со мной, рассуждает о преимуществах «пропорциональных выборов» и комплектования парламента исключительно по партийным спискам.

Георгий Нодия: Я лично считаю, что смешанная система хуже, чем чисто пропорциональная или чисто мажоритарная. У обеих систем — мажоритарной и пропорциональной — есть свои плюсы и минусы. Но в грузинских условиях, практически получается так, что мажоритарная система, в основном, выгодна «партии власти», которая получает возможность продвигать в парламент приемлемых для себя кандидатов.

Пропорциональная система в гораздо большей степени способствует развитию многопартийной демократии, то есть малые партии в пропорциональной системе имеют больше шансов получить мандаты в парламенте, чем при мажоритарной системе выборов. А мажоритарные выборы в большей степени способствуют двухпартийности там, где это возможно, но в грузинских условиях они приводят к доминированию одной партии. Обычно — партии, которая уже находится у власти.

RFI: Георгий, но насколько реально осуществление в Грузии этой реформы с учетом того, что правящая партия («Грузинская мечта») вряд ли ее поддержит?

Обычно, правящая партия не поддерживает подобные реформы. Так что можно сказать, президент Маргвелашвили уже не представляет «партию власти», — он во многих вопросах её критикует, поэтому нет никакой гарантии, что парламент поддержит такое изменение — считает политолог.

Руководитель парламентской фракции «Грузинская мечта», Георгий Вольский заявил, комментируя инициативу президента, что отмена мажоритарных выборов по одномандатных округам может нанести вред государственным интересам. Он явно имел в виду то, что если регионы, где компактно проживают национальные меньшинства (например Джавахети с преимущественно Армянским населением или Квемо Картли где живут сотни тысяч азербайджанцев) лишатся своего представительства в парламенте, это может создать серьезные проблемы с точки зрения сохранения единства страны и предотвращения её дальнейшей дезинтеграции.

Но вряд ли, оппозиция сочтет этот аргумент убедительным, а поскольку никаких шансов на конституционную реформу с учетом преобладания в парламенте сил, поддерживающих премьера Гарибашвили, сейчас нет, то начало массовых акций протеста неминуемо.

Причем в условиях, когда протестующих поддержит президент, председатель парламента, абсолютное большинство политических партий и неправительственных организаций. А это чревато серьезным политическим кризисом в стране.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями