Перейти к основному контенту

День свободы бывшего мэра Тбилиси

Георгий Угулава
Георгий Угулава 2000.ua
Георгий Лебанидзе (Грузия)
17 мин

Тбилисский городской суд освободил из тюрьмы экс-мэра грузинской столицы Гиги Угулаву, но уже через сутки он вернулся в тюремную камеру. Накануне конституционный суд счёл противоречившим основному закону страны содержание под стражей бывшего градоначальника, — объявив незаконным продление срока его предварительного заключения.

Реклама

Бывший мэр Тбилиси Гиги Угулава вышел на свободу после 13 месячного предварительного заключения. Для того, чтобы понять значимость этого события для последующего развития процессов в стране (тем более в предвыборный период), необходимо сказать несколько слов об этом политике.

Первый мэр Тбилиси, избранный всеобщим голосованием граждан в 2010 году, Гиги Угулава считался одним из ближайших соратников экс-президента Михаила Саакашвили. Более того, бывший президент в узком кругу называл его своим возможным приемником на посту главы государства. При этом Угулава является одним из самых авторитетных лидеров партии Михаила Саакашвили «Единое национальное движение», превратившейся в главную оппозиционную силу после смены власти в стране в результате парламентских выборов 1 октября 2012 года.

Правящая коалиция «Грузинская мечта» обещала избирателям «восстановить справедливость» и строго наказать всех преступников, в том числе высокопоставленных чиновников, за совершённые ими преступления. Вскоре прокуратура выдвинула против Гиги Угулавы обвинение в превышении служебных полномочий по нескольким эпизодам его деятельности. Бывшему мэру Тбилиси вменяют в вину махинации с дорогостоящей недвижимостью в центре Тбилиси, захват телекомпании «Имеди» покойного бизнесмена Бадри Патаркацишвили, финансирование из государственного бюджета активистов своей партии и нанесение ущерба городскому бюджету путём внесения изменений в договор с израильской фирмой «City-park».

Большинство уголовных дел возбуждено ещё в то время, когда Угулава занимал пост мэра столицы. Но, согласно закону, его не защищал иммунитет. Поэтому в июле прошлого года Гиги Угулава был задержан в Тбилисском аэропорту, когда собирался вылететь в Киев для встречи с экс-президентом Саакашвили.

С тех пор прошло 13 месяцев. Ни по одному из дел суд так и не вынес приговор. Однако бывший чиновник всё ещё оставался в тюрьме, хотя, согласно грузинской Конституции, максимальный срок предварительного заключения – 9 месяцев. Но прокуратура ссылалась на то, что третье уголовное дело против Гиги Угулавы возбуждено в процессе судебного разбирательства по двум другим делам, а, согласно закону, сроки предварительного заключения могли суммироваться. То есть по этому закону (который, кстати, принят во время правления Михаила Саакашвили) человека можно бесконечно держать в тюрьме, возбуждая против него всё новые уголовные дела и продлевая сроки предварительного заключения.

Весной текущего года Гиги Угулава через своих адвокатов подал иск в Конституционный суд, и на минувшей неделе высшая судебная инстанция сочла противоречащей Конституции норму закона о суммировании сроков предварительного заключения. Тем не менее, власти явно не спешили освобождать высокопоставленного заключённого, ссылаясь на необходимость изучения вопроса общегражданским судом.

Вечером в четверг во дворе тбилисского городского суда собрались тысячи сторонников Гиги Угулавы, а также депутаты от оппозиции. Вердикт суда об освобождении заключённого из-под стражи они встретили ликованием.

Выйдя к соратникам, Угулава, по сути, выступил с предвыборной речью, сказав, что правящая партия «Грузинская мечта» потерпит крах в ходе предстоящих в будущем году парламентских выборов. Ровно через 24 часа тот же суд приговорил экс-мэра к 9 годам лишения свободы за трудоустройство в городских структурах, отвечающих за чистоту в городе, активистов своей партии. С учётом амнистии, а также срока предварительного заключения, в конечном итоге Угулава должен провести в тюрьме ещё около 4 лет. Но он всё же возвращался в камеру триумфатором, под бурные аплодисменты соратников по партии и сочувствующих ему граждан.

Местные наблюдатели считают произошедшее крупным поражением властей, поскольку у простых избирателей в Грузии создалось впечатление, что «власти дрогнули», проявили нерешительность и испугались нажима в деле Угулавы, в результате чего он и вышел на свободу, пусть всего на сутки.

И даже если такое впечатление явно расходится с реальностью, с учётом специфической ментальности местного электората, оно может сыграть важную роль в ходе предстоящей политической борьбы двух главных соперников: «Грузинской мечты» миллиардера Бидзины Иванишвили и «Единого национального движения» экс-президента, губернатора Одесской области Михаила Саакашвили. Глава обладминистрации Одессы недавно заявил, что возможно даже примет участие в будущих выборах грузинского парламента, поскольку всё ещё остаётся гражданином Грузии. В любом случае, именно Гиги Угулава станет центральной фигурой, поскольку он остался в стране, а Саакашвили придётся управлять процессами из-за рубежа.

О решении Конституционного суда и политической подоплёке произошедшего с RFI беседует один из авторов действующей Конституции, бывший председатель Конституционного суда Автандил Деметрашвили.

Автандил Деметрашвили: Что касается сути решения Конституционного суда, то тут двух мнений быть не может: предварительное заключение больше чем на 9 месяцев противоречит Конституции.

RFI: Как вообще мог появится такой закон, позволяющий держать человека в тюрьме неограниченное время?

Автандил Деметрашвили: Об этом надо спросить парламент предыдущего созыва. Но, насколько я знаю, на практике эта норма закона до сих пор не применялась, то есть подсудимым до случая с Гиги Угулавой не продлевали срок предварительного заключения больше чем на 9 месяцев. Сам закон был принят в 2007 году. Но, по крайней мере, до Гиги Угулавы ни разу никто не обращался в Конституционный суд с требованием отмены этого закона.

RFI: А какова международная практика? Есть ли прецеденты в мире, когда суммируются сроки предварительного заключения?

Автандил Деметрашвили: Конечно. Существует ряд вполне демократических стран, где предварительное заключение может длиться годами. Например, США. Но когда мы писали 18-ю статью Конституции (а я принимал в этом прямое участие), мы исходили из европейской нормы, согласно которой определён конкретный максимальный срок предварительного заключения. Девяти месяцев вполне достаточно для решения вопроса о виновности или невиновности подозреваемого.

RFI: Как вердикт Конституционного суда может сказаться на судьбе Гиги Угулавы, ведь против него возбуждено несколько уголовных дел?

Автандил Деметрашвили: Это всё-таки вопрос политической конъюнктуры. В обществе существует мнение, что и Конституционный суд руководствовался политическими соображениями, когда принимал решение, поскольку буквально через день планировалось объявление приговора по одному из его уголовных дел. В случае, если бы он был признан виновным, то вопрос о законности его пребывания под стражей в рамках предварительного заключения потерял бы актуальность.

Когда волнуется виноградный край

Не менее важным фактором политической борьбы в преддверии выборов может стать ухудшение социального положения сотен тысяч граждан в результате девальвации национальной валюты – лари — сразу на 35-40% и сокращение экспорта традиционных видов грузинской продукции.

За последний год экспорт грузинских вин в Россию сократился сразу на 80% из-за ослабления рубля по отношению к доллару. Как следствие, винные заводы перестали покупать у крестьян виноград по привычной для них цене – 50-60 центов за килограмм. В нынешнем году цена т.н. «белого винограда» – всего 10 центов. Правительство готово дотировать отрасль, добавив ещё 20 центов в качестве компенсации крестьянам, то есть всего 30 центов за килограмм, но виноградари считают такую дотацию недостаточной. И напрасно министр сельского хозяйства Отар Данелия ссылается на опыт Франции, где, по его словам, «в год кризиса крестьянам платили и платят ещё меньше». Но грузинские виноградари ничего не хотят слышать, настаивая на повышении цены до прежнего уровня. Крестьяне несколько раз перекрывали центральную автотрассу в регионе Кахети, требуя встречи с премьер-министром Ираклием Гарибашвили. Несколько раз дело доходило до стычек с полицией. Виноградари заявляют, что уничтожат лозу, если власти не заплатят «справедливую цену».

Вопрос выплаты дотаций на виноград является, с одной стороны, экономической, но, с другой, политической проблемой: оппозиционные партии и, в первую очередь, «Единое национальное движение», пытаются (как пишут в тбилисской прессе) «оседлать» протест и использовать недовольство крестьян для дискредитации и ослабления власти.

При этом большинство грузинских экономистов утверждает, что дотирование из бюджета целой отрасли фундаментально не решает проблему повышения производительности труда и конкурентоспособности грузинской продукции на мировых рынках, а выделение бюджетных дотаций противоречит принципам либеральной экономики.

Но правящая партия не может не учитывать недовольство крестьян: полностью отказаться от выделения им финансовой помощи означало бы пойти на риск масштабной дестабилизации в стране, где в течение последней четверти века произошло несколько переворотов и революций.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.