Перейти к основному контенту

По дороге в Карабах: «Их снаряды летят над моими гранатами»

Несмотря на то, что обстрелы продолжаются, многие жители Карабаха решили вернуться в свои дома. На фото — город Мартакерт
Несмотря на то, что обстрелы продолжаются, многие жители Карабаха решили вернуться в свои дома. На фото — город Мартакерт Davit Abrahamyan / PAN Photo / AFP

На севере Нагорного Карабаха не стихает стрельба. Власти непризнанной республики сообщили о гибели в приграничном Талыше (север) военнослужащих Гарика Мовсисяна и Вазгена Арутюнянa. RFI стало известно также о смерти 25-летнего солдата Ашота Зограбяна, погибшего в районе Мартуни (у восточной «линии соприкосновения»). На пути из Еревана в Степанакерт специальный корреспондент RFI выяснила, как несмотря на обострение конфликта между Арменией и Азербайджаном, жители Нагорного Карабаха, временно покинувшие республику, возвращаются в свои дома.

Реклама

Каждое утро, начиная с восьми часов, маршрутки с ереванского вокзала отправляются в Степанакерт. Несколько мини-автобусов стоят возле ларьков, в ожидании пассажиров. Армянские путешественники в непризнанную республику Нагорный Карабах не теряются: по говору водителей сразу ясно, кто карабахский. Усатый шофер переходит на «ереванский» при виде напряженного взгляда тех, кто затрудняется его понять: карабахский диалект очень отличается от литературного армянского. Ну, а редким туристам приходится расспрашивать: на маршрутке направление указано лишь на армянском языке. Поляки Паула и Яник решили совершить путешествие. Работают волонтерами в Грузии, захотели посетить Армению, заодно и наведаться в Карабах. Однако из-за войны были вынуждены поменять маршрут.

«Несколько недель назад мои друзья поехали в Карабах, говорили, что там люди очень гостеприимные, есть много красивых пейзажей, вот и мы решили туда поехать. Но сейчас там опасно, поэтому мы высадимся чуть раньше, в Горисе (город на юге Армении — Прим.ред.). Надеемся, что через несколько недель удастся попасть и в Степанакерт, но сейчас не знаем, что там будет завтра», — говорит 26-летняя Паула.

В завтрашнем дне не уверены и местные. Некоторым пришлось из-за обстрелов покинуть свои дома. Молодая женщина Анаид с двумя детьми возвращается в родной Мартакерт, который находится на севере НКР, в 9 км от «линии соприкосновения». Город частично эвакуировали. Хотя стрельба в этом направлении время от времени возобновляется, Анаид решила вернуться в родной город к своей семье. «Детей для безопасности оставлю пока у родственников в Степанакерте», — говорит она.

«Напишите всю правду о дорогах!»

Чем дальше от Еревана, тем хуже дороги. Проезжая Араратскую долину, откуда открывается великолепный вид на библейскую гору, туристам едва удается запечатлеть на фотоаппарат хоть один кадр.

Елена Габриелян, RFI

Трясет, как в карете при беге лошадей. Из-за ям в асфальте детки Анаид перекатываются из одного сидения на другое. В салоне миниавтобуса стоит такой грохот и скрип, что пассажирам приходится друг друга перекрикивать.

«Куда уходят деньги диаспоры, которые отправляют нам для ремонта дорог?» — возмущается сидящая впереди пассажирка. Она едет к сестре «оказать моральную поддержку». Племянник — на фронте. «Вот вы напишите всю правду о том, что у нас такие дороги, что наши солдаты в постоянной нехватке, а вот эти едут на своих джипах», — не может успокоиться женщина, показывая пальцем на дорогую иномарку.

Карабахцы бурно обсуждают недавнее увольнение трех высокопоставленных чиновников Минобороны Армении. 48-летняя Аракся возмущается тем, что долгое время «власти закрывали глаза, а может и прикрывали коррупционные скандалы с участием должностных лиц». «Из-за них на фронте страдают наши дети», — говорит она.

4 марта ее сын и еще шестеро военнослужащих получили осколочные ранения. Во время «пересменки» азербайджанский беспилотный самолет нанес удары. Сын Аракся служит на южном фронте, в Джебраиле. Теперь находится в местном госпитале. «У него до сих пор не извлекли осколки, медики закрыли раны, говорят, что потом прооперируют. Сейчас есть люди с более тяжелыми ранениями. Я в курсе, я их сама видела, но все же еду к сыну и буду добиваться через министерство, чтоб его вылечили как можно быстрее», — говорит Аракся.

В Карабахе находится и ее муж. До недавнего времени они вместе жили в армянском городе Абовяне, но месяц назад, когда поехали повидать раненого сына, началась война. 50-летний муж прописан в карабахском городе Мартуни. Из-за войны его больше не пустили обратно в Армению: остался в Карабахе на случай возобновления боевых действий. «Я боюсь за них, но и горжусь, что сын защищает границу. У нас все эти годы сохраняется мир благодаря нашим ребятам», — говорит Аракся.

«Мы пролили кровь за нашу землю»

В начале апреля, когда по всей линии соприкосновения начались бои, на подмогу к сыновьям пошли отцы-добровольцы, повидавшие еще первую войну. 54-летний Ваган едет в родное село Ухтасар, вблизи Агдама (восток НКР). В Ереван приехал всего на пару дней похоронить отца. «Иду брать оружие, и снова на пост», — говорит он. В 1990 году Ваган пошел воевать в Карабах. За два года до этого он потерял во время землетрясения сестру. Его родной Кировокан (сейчас — Ванадзор, третий город Армении) потерпел серьезные разрушения.

В войне Ваган потерял многих друзей. «Я не шел сюда, чтобы воевать с азербайджанцами. Я пошел на фронт, чтобы защищать земли наших предков. Мы выстояли. Я не могу себя представить, чтобы эти земли были когда-либо отданы Азербайджану. Мы пролили за нее нашу кровь. Это наша святыня», — говорит Ваган.

Сегодня у него в Карабахе есть два гектара земли. Ваган выращивает там овощи, фрукты и продает в Ереване. Он говорит, что не боится войны, привык: «У меня большой гранатовый сад. Когда началась война в апреле, их снаряды летели над моими гранатами, но они все равно цветут. В октябре я соберу свой урожай. Будет несколько тонн гранатов. Могу отправить даже в Париж…».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.