Идем в кино!

«Прощальное дело»: крупнейший шпионский скандал XX века

Аудио
Афиша фильма "L'affaire Farewell" ("Прощальное дело")
Афиша фильма "L'affaire Farewell" ("Прощальное дело") DR

На французские экраны вышел фильм о самом захватывающем и необычном шпионском скандале XX века — деле Фаруэлла. Фильм режиссера Кристиана Кариона «Прощальное дело» («L'Affare Farewell») рассказывает о событиях, которые привели к высылке из Франции в апреле 1983 года 47 сотрудников советского посольства. А в более широком смысле, как уверен режиссер, способствовало краху советской системы. 

Реклама

5 апреля 1983 года в 9 часов 23 минуты на телетайпы мировых СМИ поступила «молния» Агентства «Франс-Пресс»: 47 сотрудников советского посольства, обвиненные во Франции в шпионаже, будут высланы из страны по решению французского правительства.

Очень немногие знали тогда, что этому событию предшествовала совершенно удивительная и неординарная история тайного сотрудничества с западными спецслужбами полковника КГБ Владимира Ветрова. Ветров c 1981 по 1982 г. работал на французскую контрразведку, ДСТ, начальник которой и придумал для него псевдоним — Farewell, по-английски «прощай». Ветров, работавший в ПГУ КГБ СССР, передал французам не только список «кротов» в советском посольстве в Париже. Он выдал практически всю советскую разведывательную сеть в западных странах, включавшую около пятисот имен советских разведчиков, действовавших под посольскими крышами, имена западных ученых, завербованных КГБ, восьмидесяти советских агентов, специализировавшихся на шпионаже в научном мире. От Фаруэлла было получено и около трех тысяч документов, с данными, добытыми советскими разведчиками на Западе. Например, об американских опытах создания самолета, невидимого для радаров.

Данные, переданные Ветровым, не только выявили масштабы внедрения советского шпионажа на Западе, но, что было еще более важно, иллюстрировали технологическое отставание СССР, — считает бывший заместитель главы ДСТ Рэймон Нар, который вел дело Фаруэлла от начала до конца. Переданная агентом Фаруэллом информация ложилась прямиком на стол к только что избранному тогда президенту Франсуа Миттерану. А тот передавал ее президенту США Роналду Рейгану, умело используя разведданные в тонкой дипломатической игре, которую вел тогда с Вашингтоном французский президент-социалист, испугавший американских консерваторов своим намерением ввести в правительство министров-коммунистов.

Все эти события и легли в основу фильма режиссера Кристиана Кариона «Прощальное дело», в котором роль главного героя сыграл Эмир Кустурица.

Эта картина — художественное (отнюдь не документальное) произведение на тему знаменитого шпионского скандала 80-х. Это — личная интерпретация автора событий тех лет. Имена всех героев в фильме изменены. Герой Кустурицы в фильме фигурирует под фамилией Григорьев. Его французский «связной» — инженер французской фирмы «Томсон», работавший в Москве, в реальности Кзавье Амьель — в фильме Пьер Фроман и так далее.

В основу сценария Кристиана Кариона легла книга российского писателя Сергея Костина «Здравствуй и прощай». Вернее — части сценария, тех событий, которые происходили в Москве, отношений между главными героями — Ветровым-Фаруэллом и французским инженером, работавшим в московском представительстве фирмы «Томсон». К этому режиссер добавил «международную» часть — о том, какую роль сыграли полученные разведданные в отношениях между Рейганом и Миттераном. Интерес к эпохе правления Франсуа Миттерана стал отправной точкой в создании всего фильма, говорит режиссер Кристиан КАРИОН:

— Меня очень интересовал период прихода к власти Франсуа Миттерана. Я читал воспоминания его советника Жака Аттали. В первой книге воспоминаний («Вербатим — 1») он рассказывает, в какой степени дело Фэарвелла стало весомым фактором в отношениях между Франсуа Миттераном и Роналдом Рейганом. Меня это заинтриговало: почему какая-то шпионская история оказывала влияние на внешнюю политику Франции? Много лет спустя мне принесли сценарий, который назывался «Здравствуй и прощай». В нем рассказывалась история дела Фаруэлла, но в основном — его московская часть. Как складывались отношения между Фаруэллом и французским инженером фирмы «Томсон» (которому он передавал секретную информацию). Мне захотелось объединить эти две истории. С одной стороны — совершенно потрясшую меня историю простого полковника КГБ, который в один прекрасный день решил, что он «изменит весь мир». И начал передавать на Запад информацию, которая попала на стол к Франсуа Миттерану. А Миттеран решил использовать ее в своих отношениях с Роналдом Рейганом, которого просто привело в бешенство решение Миттерана ввести во французское правительство министров-коммунистов. Интрига мне показалась захватывающе интересной! Ну а потом я начал наводить справки, изучил множество документов... И я понял, насколько важную роль сыграла эта история в падении Берлинской стены.

Почему же «простой полковник КГБ» (впрочем, не такой уж и простой, Ветров работал в Первом главном управлении, ПГУ, КГБ СССР, ответственном за внешнюю разведку) решил в один прекрасный день начать работать на Запад? В фильме ответ на этот вопрос совершенно очевиден: он разочаровался в системе. Начало 80-х. В Ватикане два года назад избран польский папа. В Польше появляется «Солидарность». А в СССР это время — разгар брежневского застоя. Не прямо — но косвенно, информация, которую разочаровавшийся полковник передает на Запад — а это сверхсекретные, взрывные данные — подталкивает Роналда Рейгана на величайший блеф в истории противостояния США и СССР — программу Стратегическая оборонная инициатива, СОИ (это широкомасштабная система противоракетной обороны (ПРО) с элементами космического базирования), которую СМИ называли «звездными войнами». Так, по крайней мере, считает режиссер.

Кристиан КАРИОН:

— Он настолько разочаровался в том, во что превратилась советская система при Брежневе, что он решил взорвать все это изнутри. На Запад попадает информация о КГБ, столь всеобъемлющая, что это позволяет Западу фактически парализовать работу (разведывательной сети — прим.) КГБ. И КГБ оказывается в полной темноте. И тут Рейган делает гениальный ход. Рейган, бесспорно, не самый блестящий из всех президентов США, но тут у него родилась блестящая идея. Как игрок в покер он решается пойти на блеф. Для этого он использует телевидение и объявляет на весь мир: у нас имеется уникальная система защиты нашей территории, (которую СМИ потом окрестили «звездные войны»). На самом деле, это неправда. Система вовсе не была до конца готова, была дорогостоящей, и вообще там было много неясностей. Он же объявил об этом, как о бесспорном факте. И поскольку КГБ (советские спецслужбы) уже не имели информации о реальном положении дел, они в это поверили. Это вовлекло их в гонку вооружений, которая, в конечном итоге, стала для них фатальной. То есть, представляете: некий человек решает изменить существующий порядок вещей. И в некоторой степени, мир действительно изменяется. Не только из-за него. Но в чем-то и из-за него. Я верю в человеческий фактор в истории. Я считаю, что историю делают люди, а не наоборот. Без этого человека в Москве не было бы «звездных войн» и последствий подобного уровня не было бы.

Кто же он этот человек, который если не сломал, то нанес весьма чувствительный удар по советской системе?

Режиссер уделяет очень много внимания внутренней жизни своего героя, его непростым семейным отношениям, метаниям  между женой и любовницей, конфликту с сыном. Его постоянной внутренней раздвоенности — и в том, что он делал, и в его личных отношениях. Именно этот человеческий, личностный аспект заинтересовал Эмира Кустурицу, исполнителя роли Фаруэлла.

Эмир КУСТУРИЦА:

— Вы знаете, эта история похожа на все другие шпионские истории. Ну, передавал он информацию другой стороне, ну и что. Меня тронуло не это. Меня тронул этот глубокий взгляд на его личную жизнь. Как на нем сказывалось то, что он сделал, как это отразилось социально и исторически, как это сказалось на его личной жизни. Он — двойственный человек, человек с двумя лицами, что придает особый драматизм всей истории. И я уверен, что решение Кристиана сориентировать весь фильм именно на стороне его личной жизни, его внутреннего мира, придало особую силу всей этой истории.

Кто же он, агент Фаруэлл, герой или предатель? Как считает Эмир Кустурица? В ответе на этот вопрос та же двойственность персонажа, двойственность — вполне славянская.

Эмир КУСТУРИЦА:

— Он — трагический герой. Чем бы вы ни считали Советский Союз, этот человек все же нарушил некоторые правила, действовавшие в том мире. Но, как часто это бывает, одну сторону он предавал, а для другой — делал доброе дело. И именно поэтому он трагический герой или даже антигерой. Вы говорите, что он хотел изменить мир? Вы знаете, это очень отвечает славянскому — эксцентрическому — видению мира. Славяне не так скромны в своих социальных идеях, как это было здесь, на Западе, в последние сто лет. Когда пять славян соберутся вместе, они могут сделать революцию!

С той только разницей, что Фаруэлл действовал в одиночку. А вот что думает о деле Фаруэлла представитель более молодого поколения. Актер Гийом Кане, сыгравший роль французского инженера Пьера Фромана, которому по воле случая пришлось играть роль «связного» в этих шпионских играх.

Гийом КАНЕ:

— Это действительно удивительная история! И, прежде всего, ее главный герой — Фаруэлл. Роль, которую сыграл я, тоже была очень увлекательной, но она — часть общей истории. Истории, которая, все же, что ни говори, изменила мир, изменила жизнь для многих людей. И даже отчасти способствовала крушению коммунизма и Берлинской стены. При этом судьба ее центрального персонажа, Фаруэлла, была абсолютно невообразимой. Это человек, которого его жена, его сын, его коллеги считали «лузером». И этот человек решает в начале 80-х годов передать всю информацию, имевшуюся в его распоряжении, на Запад. Мой герой становится для него «инструментом» передачи информации. Мой герой — совершено обычный человек, он работает в представительстве фирмы «Томсон» в Москве. Он живет спокойной жизнью со своей женой и двумя детьми. И выбор падает на него именно потому, что его трудно в чем-либо заподозрить. Через него микропленки попадают в ДСТ (французскую контрразведку), затем к Миттерану, и затем к Рейгану.

Кадр из фильма "Прощальное дело". В роли агента "Фаруэлла" Эмир Кустурица (слева). Французский инженер Пьер Фроман - Гийом Кане.
Кадр из фильма "Прощальное дело". В роли агента "Фаруэлла" Эмир Кустурица (слева). Французский инженер Пьер Фроман - Гийом Кане. Jean-Claude Lothier

Обычный французский инженер, силой обстоятельств вовлеченный в невиданный по размаху шпионский детектив, полковник КГБ, разочаровавшийся в советском строе. Роли, которые исполнили в фильме «Прощальное дело» Гийом Кане и Эмир Кустурица — действительно, не типажные роли из шпионских картин, а скорее характерные. И это, как подметил Кустурица, придает силу всей этой истории. Как и яркие второплановые персонажи — жена Фаруэлла, ее роль исполнила Ингеборга Дапкунайте. И совершенно замечательный Алексей Горбунов, который играет роль коллеги главного героя по КГБ. Силу этой картине придают и декорации, самым тщательнейшим образом воссозданный советский декор, дух, царивший тогда. Хотя москвичи сразу поймут, что фильм снимался не в Москве. Съемки проходили в Киеве. Так получилось, что режиссер не смог снимать в Москве. Также он не смог работать с актером Сергеем Маковецким, которого он изначально хотел пригласить на роль Фаруэлла.

Маковецкому, как рассказал нам Кристиан Карион, настоятельно не рекомендовал играть эту роль тогдашний посол России во Франции — Александр Авдеев.

Кристиан КАРИОН:

— Изначально главную роль должен был играть русский актер, который мне очень нравился. И случилось так, что посол России в момент, когда мы готовились к съемкам, просто запугал этого актера. Иного слова нет — будем называть вещи своими именами. Он ему позвонил и прямо сказал: ты не можешь сниматься в этом фильме. Ты не можешь защищать предателя и негодяя. И актер сказал мне: я отказываюсь от роли, всё кончено. Таким образом — благодаря этому послу — я пригласил Эмира. Потому что я понял: у меня будут проблемы с любым русским актером. Поэтому было решено найти кого-то, кто может говорить по-русски, но кто русским не является. Так появился Эмир. И я очень доволен: он привнес в эту роль столько шарма! Вместе с тем, никогда не знаешь, что будет делать его герой — он и сложный, и уязвимый, но бесспорно вызывающий сочувствие. Поэтому, я благодарю министра культуры России (бывший российский посол за это время стал министром культуры, то есть, вы понимаете, что мы в Москве были под полным запретом). Я благодарю министра культуры, потому что без его вмешательства я бы не пригласил Эмира, а без него фильм не был бы тем, чем он стал сегодня.

В интервью RFI режиссер фильма «Прощальное дело» Кристиан Карион также напомнил, что Александр Авдеев, нынешний российский министр культуры, работал в советском посольстве в разгар скандала с высылкой дипломатов в 1983 году. «Не знаю, встречался ли он когда-либо с Фаруэллом, — говорит Кристиан Карион. — Но очевидно, что эта история была ударом, который КГБ не переварил до сих пор».

Ведь Фаруэлл работал не за деньги. Он, работавший в Париже в начале 60-х годов, пристрастился к французскому образу жизни — будь то французские вина или французские стихи. В фильме, передав на Запад совершенно уникальную, взрывную, бесценную информацию, он просит принести ему французского шампанского, кассетный плеер для сына или книжку стихов Альфреда де Виньи. Романтические краски этому образу главного героя добавляет и стихотворение де Виньи «Смерть волка», которое звучит в самый драматический момент фильма — в сцене расстрела Фаруэлла. Хотя, собственно расстрела мы не видим, слышен только звук выстрела. Вообще, во всей этой истории столько неясного... Поэтому режиссер Кристиан Карион настаивает: его фильм — это лишь его точка зрения на те события, а что было на самом деле мы не узнаем никогда.

Кристиан КАРИОН:

— Я думаю, что мы никогда не узнаем всей правды по делу Фаруэлла. Что-то останется секретом навсегда. Мне это кажется естественным: в истории о тайном агенте есть своя часть тайны. Есть и подлинные факты: отношения между президентами США и Франции были именно такими, ценность информации, переданной Фаруэллом, неоспорима, и то, что передавал он эту информацию совершенно невообразимыми способами — это известно доподлинно. Но существуют и «темные» моменты. При каких именно обстоятельствах он был раскрыт? Тут есть много неясного. Пошли ли американцы на какие-то манипуляции? Я лично думаю, что да. В этом фильме я решил дать мою интерпретацию событий, отталкиваясь от реальных фактов и показать разные точки зрения. Русские думают об этом деле одно, французы — другое, американцы — третье. Если зрители захотят узнать о деле Фаруэлла больше, они могут почитать специальную литературу. И они убедятся: единственное, что мы имеем, это свидетельства. А чего стоят свидетельства? Вы знаете, когда я работал над сценарием фильма, мне начали звонить некие люди. Вы пишете о деле Фаруэлла? Очень интересно, давайте встретимся, я хочу вам кое-что рассказать. Таких встреч было немного. Я пообщался с людьми, каждый из которых просил не называть его имени. Это требование я соблюдаю. И один из них спросил меня: значит, Фаруэлл умер? Я говорю, да, у нас есть копия свидетельства о смерти, выданного КГБ его жене. — Ах, вот как, вы доверяете КГБ? — Погодите, говорю. Вы что же, считаете, что он где-то на Мальдивских островах спокойно живет и занимается бизнесом? Бред какой-то! Тогда получается, что вообще возможно все, что угодно! И он мне отвечает: Вот именно: всё возможно. И затем он встал, расплатился за свой кофе и ушел. В этом — всё дело Фаруэлла.

 

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями