Идем в кино!

Серж Аведикян о своем фильме "Лающий остров", о собаках и об истории

Аудио 15:27
Кадр из фильма "Лающий остров".
Кадр из фильма "Лающий остров".

Мультфильм «Лающий остров» («Chienne d'histoire », «Собачья история») получил в этом году в Каннах Золотую пальмовую ветвь лучшему короткометражному фильму. Автор этого фильма франко-армянский режиссер Серж Аведикян гость нашей сегодняшней передачи.

Реклама

С Сержем Аведикяном мы встретились в Каннах ровно за сутки до объявления призов. На следующий день после вручения престижной Золотой «короткометражной» пальмы режиссер поделился с нами своими первыми реакциями.

Фильм «Лающий остров» - это третья анимационная работа французского актера и режиссера армянского происхождения Сержа Аведикяна. Фильм, совмещающий акварельные рисунки и «ожившие» дагерротипы, рассказывает историю, которая произошла в Константинополе в 1910 году. В городе было много бродячих собак, и городские власти решили от них избавиться. Всех собак (около 16000) изловили и вывезли на четырех кораблях на необитаемый остров. Долгое время эта история, которую автор считает в какой-то степени предвестницей драмы армянского геноцида 1915 года, была неизвестна в Турции.

 

По-французски фильм называется «Chienne d’histoire», буквально «собака-история» (ср. «ну и история!»). Французское название более экспрессивно, чем английский перевод - «Лающий остров». Название фильма объясняет  Серж Аведикян. О чем рассказывает его фильм и откуда взялась эта собачья история?

Серж Аведикян: - Фильм основан на реальных исторических событиях. Поэтому во французском названии фигурирует слово «история». И слово «собака», потому что это историях о собаках. Дело происходит в Константинополе в 1910 году, когда новые власти города задумались о «позитивном образе» и приняли решение о чистке, чтобы «понравиться» европейцам. Сто лет назад вопрос уже стоял именно таким образом: понравиться европейцам! То есть, как пойти против традиции, которая могла бы показаться европейцам «грязной». В городе было слишком много бродячих собак. Хотя в те времена уличные собаки — это самые что ни на есть симпатичные, безвредные и даже полезные существа. Они вычищали помойки, уничтожали отбросы мясных лавок, они первыми подавали сигнал тревоги в случае пожара или землетрясения. Люди это понимали и жили рядом с этими собаками особой местной породы, которая не была агрессивной. Кстати, эти бродячие собаки существуют в Стамбуле и по сю пору, но их, конечно, гораздо меньше.

Афиша фильма "Лающий остров".
Афиша фильма "Лающий остров".

Приход к власти младотурков способствовал разрыву с традициями, и, конечно же, религиозной традицией. В исламе собака — это нечистое существо, которое не пускают в дом. Собак оставляли на улице и у них не было хозяина, что способствовало тому, что собаки быстро размножались, это не решало проблему. И вот новое правительство решает изменить положение дел. Принимается решение избавиться от собак, но — каким способом? Начинается поиск способа массового истребления собак, чтобы очистить город и показать, что отныне все будет идти по-другому. Потому что к власти пришли новые люди. Люди, которые получили европейское образование — Талаат, Энвер, Джемаль — анти-клерикалы, позитивисты, проповедующие гигиену и здоровый образ жизни... Можно сказать, что конец Османской империи положили эти «европейские турки», которые желали сближения с Европой.

Но история закончилась трагически. Сначала в поисках решения своей проблемы они обратились к европейцам. Свой проект представил представитель парижского Института Пастера, который предложил нечто в ту эпоху вообще невообразимое. Массовое умерщвление при помощи газа, утилизация шкур и расчленение трупов для дальнейшей продажи побочных продуктов. Младотурки, выслушав его, не поверили своим ушам и, наверное, приняли за безумца. И поступили так, как им диктовали собственные традиции. Прямо убивать собак они не хотели, поэтому животных увезли куда подальше, на необитаемый остров, где не было ни воды, ни пищи, чтобы они там умерли сами по себе.

Так в фильме показываются параллельно два способа мышления, две ментальности. Я, как режиссер, не занимаю ничью сторону, не говорю: это хорошо, а это плохо. Такова «собака-история», это исторический разлом, в силу которого случилось так, как случилось.

Исторический фон в фильме Сержа Аведикяна представлен очень реалистически. Это старые фотографии Константинополя, которые словно оживают. Панорама города фотографически точна: зритель видит многочисленные детали, - брадобрей на улицы, лодки в порту... Преобладают цвета сепии, цвета старых фотоснимков. Собаки и люди — это рисунки: они экспрессивны, но более схематичны: акварель или гуашь, яркие пятна на фоне старой фотографии. Ясно, что выбор формы — анимация, рисунки - был продиктован содержанием этой истории: потому что кинокадры массово гибнущих собак были бы для зрителя просто невыносимы...

Серж Аведикян.
Серж Аведикян.

Серж Аведикян: -- Я начал снимать анимационные ленты (хотя сам считаю термин «анимация» слишком расплывчатым). Я начал работать с живописью, которая интегрирует фотографию, различные атмосферные и световые фоны, - то есть, имеющую отчасти и кинематографическое измерение - в момент, когда я начал писать сценарии, которые было абсолютно невозможно снять как реальное кино. Перед этим я снял два фильма - «Линии жизни» и «В одно прекрасное утро», которые тоже по совершенно конкретным причинам не могли быть сняты как кинофильм. Мой эстетический выбор продиктован моим собственным ощущением каждой данной истории. Таким же образом я ищу и художника, который будет соответствовать этой истории (потому что сам я не рисую). Только музыкантов я не ищу — потому что работаю с моим обычным композитором — Мишелем Карским, он, кстати, русский. Но художников я всякий раз выбираю разных.

(Рисунки к фильму "Лающий остров" выполнил художник Тома Асулеос (галерею его рисунков к этому фильму можно посмотреть здесь).

Рисунки для фильма выполнил художник Тома Асулеос (Thomas Azuleos)
Рисунки для фильма выполнил художник Тома Асулеос (Thomas Azuleos) DR

На основе сценария я расписываю своего рода оркестровку: кто что делает. Словно дирижер, я руковожу этим оркестром, у каждого из участников которого свой талант и свой инструмент. У одного музыкальный инструмент, у другого — графический, или световой, или инструмент, создающий движение (это художник-мультипликатор). Моя задача — сделать так, чтобы все эти таланты соединились в некой эстетике сопряжения, и чтобы было видно, что эта алхимия — работает, потому что как именно это всё сделано, непонятно. Это в большей степени интеграция элементов, нежели коллаж. Это мультипликация, которая немного выходит за рамки собственно мультипликации.

 

Серж Аведикян — франко-армянский режиссер, в его картинах звучат армянские инструменты, в фильме «Лающий остров» звучит дудук. У этого мультфильма, действие которого происходит в Константинополе, был турецкий копродюсер. И это было важно для режиссера.

Серж Аведикян: - Фильм имел турецкого копродюсера, это Осман Кавала, глава агентства «Анатолу Культур», оно занимается не собственно кино, а различными культурными проектами, которые он представлял, в частности, в Ереване. Осман сразу же заинтересовался этим проектом, потому что он понял, что история, которую я хотел рассказать, может быть полезна и для турецкого общества. Этот исторический эпизод с собаками и сегодня остается в Турции табу, об этом не говорят в учебниках истории. Хотя есть очевидная польза рассказывать об этих событиях, это позволяет понять, что именно происходило тогда, в начале прошлого века, до прихода к власти Ататюрка, до войны, до геноцида и до того, что впоследствии назовут «этническими чистками». Точно так же после этой истории с уничтожением собак осталось чувство вины, о котором молчат школьные учебники.

Поэтому я очень рад, что Турции хотя бы отчасти изначально присутствовала в мотивации этого фильма. Недавно фильм был показан студентам Стамбульского университета, и я был на этом показе. Студенты очень чутко отреагировали на картину. Во-первых, они впервые узнали об этих событиях, а во-вторых, они прочувствовали свою сопричастность на эмоциональном уровне. «Черт возьми, это случилось в нашей стране, а мы ничего об этом не знали, почему от нас это скрывали?» Это очень важный вопрос.

 

Младотурки, стремились приблизить Турцию к Европе. В стране появилась элита, имевшая европейское образование, европейское мышление. Но как тогда можно объяснить 1915-й год и геноцид армян?

Серж Аведикян: — Вы знаете, для меня 1915-й год и истребление армян в Анатолии — это тоже «европейское мышление». Вы удивлены? Я сейчас объясню. Планификация — это не восточный метод. Планировать, что здесь мы оставим 5% людей, а там — только 3, а отсюда депортируем столько-то человек... Младотурки были в правительстве. Но не будем забывать, что правительство — это не весь народ, правительство — это люди, которые захватывают власть, иногда силой, как это было в их случае. И иногда правительства делают нечто, идущее против воли их народа. И именно это и сделали младотурки. Я думаю, что младотурки, когда вступили в альянс с Германий, хотели быть похожими на немцев, и подражали тому, как прагматично они подходят к разрешению своих проблем. Поэтому я утверждаю, что геноцид армян — это, возможно, первый западный, европейский геноцид, а не только турецкий. Не в плане ответственности, но по форме — организация депортации, массового истребления людей, - концентрация людей в определенных местах, где их оставляли умирать, - то, как людей выбирали, собирали, рассеивали. Анатолия ведь была практически обескровлена!.. Поэтому, это — первый геноцид на Западе, но который был проведен младотурками. Которые, кстати, решили, что осуществлять его будут руками курдов. Вот почему это западная история. Для меня младотурки — это первые западники на востоке...

Но сегодня Европа, Европейский союз, к которому Турция хочет присоединиться, требует от Анкары признания армянского геноцида. Может быть, такие проекты, в которых участвуют представители культуры от армянской и от турецкой стороны, могут способствовать тому, что Турция захочет примириться со своей историей... И Армения и Турция будут иметь нормальные отношения...

Серж Аведикян: - Это уже другая Европа, это Европа мирная. Вы знаете, работа постепенно идет. Как говорит мой друг политолог Чингиз Актар, «джинн выпущен из бутылки, и никто не загонит его обратно». 24 апреля, в день 65-й годовщины армянского геноцида, я был в Стамбуле. Я снимаю документальный фильм о бродячих собаках в Стамбуле сегодня, чтобы показать, что европеизация и урбанизация в конечном итоге с собачьим вопросом разобралась по-своему. И в этом году впервые в Стамбуле в день 24-го апреля состоялось несколько манифестаций, манифестаций молчаливых, но очень сильных. Это дает мне надежду, что дело на верном пути. Группа турецкой интеллигенции попросила прощения, в интернете собираются подписи. Даже то, что я снимаю фильм, который официально показывают там на фестивале, что этот фильм был показан в Стамбульском университете, - всё это признаки появления открытости в умонастроениях людей. Я лично уверен, что людей обманули, от них долгое время скрывали то, что произошло в их истории. Отсюда комплекс вины, когда им пытаются об этом рассказывать. Я думаю, что когда запрет на эту тему падет, люди сами все узнают. А когда они узнают, они перестанут бояться признать то, что было. Ведь страшно признавать то, о чём нет точного знания. Потому что мы думаем, что это неправда.

...Как и, например, преступления эпохи сталинизма?

- Да, точно так же. Ведь всё, что насильно скрывают — очень болезненно. Конечно, еще понадобится время. Но, как я сказал недавно в интервью турецкой газете «Агос»: сегодня слово за турками, всё должно решиться в Стамбуле. Почему? Потому что там вся эта история началась, там она должна и закончиться. Потому что это, прежде всего, их проблема, а не проблема армян или армянской диаспоры. Проблема признания турецкой истории — это проблема сегодняшнего турецкого общества. И не только признания геноцида армян. И только так эта огромная страна сможет получить свою легитимность на мировом и европейском уровне...

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями