Эрленд Лу: “Я не могу взглянуть на себя со стороны”

Аудио 08:35
писатель Эрленд Лу
писатель Эрленд Лу ©RFI/Anna Kabikova

  Самый известный норвежский писатель наших дней о собственной популярности, любви к русским классикам и интуиции.

Реклама

Одна из центральных тем прошедшего парижского Книжного салона этого года - скандинавская литература. Среди приглашенных - известный норвежский писатель, переводчик и киносценарист Эрленд Лу. Он родился в Норвегии, в Тронхейме в 1969 году, потом перехал в Осло. Учился в Норвегии, Франции и Дании (где окончил Датскую киношколу). Изучение киноведения, литературы и этнологии, альтернативная гражданская служба в театре - все это было до дебютного романа “Во власти женщины”, который вышел в 1993 году.

Сегодня Эрленд Лу пишет самые разные вещи: пьесы и киносценарии, детские книжки и романы. Многие из них переведены на русский, “Во власти женщины”, “Лучшая страна в мире”, “Допплер”, “Тихие дни в Перемешках”, детская серия книг о водителе грузовика Курте. Однако самым известным романом Эрленда Лу уже долгое время считается “Наивно. Супер”, переведенный более чем на 20 языков. Повествование идет от имени двадцатипятилетнего норвежца, который разочаровался в жизни и пытается обрести смысл, составляя списки вдохновляющих его вещей и играя в детские игры. Поездка главного героя в Нью-Йорк помогает ему понять ценность вещей.

Книга была написана в 1996 году, но остается популярной до сих пор. Может быть, дело в читателях? - размышляет Эрленд Лу.

Конечно, каждое поколение отличается от последующего. И каждое поколение само пишет для себя книги. Вы всегда часть того времени, в котором вы живете. В определенный момент вы можете что-то интуитивно почувствовать, и потом создать какое-нибудь произведение, может быть, книгу, может быть, что-то еще. Но возможно, что эти произведения не найдут отклика в вашем собственном поколении, потому что с возрастом люди перестают быть такими впечатлительными как в 20-25 лет, но станут популярными позже. Я рад, что мне удалось почувствовать это с моим романом «Наивно. Супер». Он известен во многих странах, и в особенности среди молодежи. Но на самом деле, мне все равно, понравится ли это кому-нибудь или нет. Я не думаю об этом, не думаю, для кого я пишу. Наверное, для всех, кому это будет интересно.

Каковы причины такого неослабевающего интереса? Одни называют его “норвежским Гришковцом”, другие ищут серьезные подтексты. Сам писатель затрудняется отнести себя к какому-либо литературному движению.

“Я не могу посмотреть на себя со стороны, возможно, что принадлежу. Я, конечно, читал много книг перед тем, как я начал писать сам. Я не могу сказать, насколько они на меня повлияли, или насколько я на них похож. Понимаете, вы всегда берете что-то из книг, которые вы читаете, фильмов , музыки, наконец, от людей, с которыми вы знакомитесь. Это смесь самых разных вещей. Я все время читаю, в том числе русских авторов – Толстого, Достоевского. Они действительно великие писатели. Или еще Кнута Гамсуна, он среди моих любимых. Но если думать о тех писателях, от которых я что-то взял, это другая история. Например, бельгийский писатель Жан-Филипп Туссен. Я читал его, когда начинал писать сам, это было очень важно для меня. Он показал мне, что можно писать по-своему, говорить о мелочах, не обязательно всегда о чем-то важном. Мне это очень понравилось.

 

Эрленд Лу предпочитает, чтобы о нем думали, как о писателе, который, с одной стороны, пишет вещи абсурдные, с другой стороны, касается больных тем. Возможно, именно в этом кроется секрет успеха его книг в России.

Я предполагаю, что я задел какой-то особенный нерв, который есть у русских, и у некоторых французов. (Хотя кажется, я намного популярнее в России, чем во Франции.) Думаю, это связано с юмором, и еще с особенным взглядом на мир, с некоторой долей неуважения и шутливости.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями