Франция / Балет

Оливье Патей: «Ролан Пети – эталон французского хореографа»

(Л-П) Оливье Патей, японская меценатка Масако Ойя, прима-балерина Ноэль Понтуа и Ролан Пети
(Л-П) Оливье Патей, японская меценатка Масако Ойя, прима-балерина Ноэль Понтуа и Ролан Пети archive Olivier Patey

Хореограф и звезда французского балета Оливье Патей (Olivier Patey) вспоминает о Роз Репетто (Rose Repetto), к которой пришел 4-летним мальчиком, о Зизи Жанмер (Zizi Jeanmaire), о Гранд Опера и, конечно, о работе с великим Роланом Пети.

Реклама

RFI: Для начала, может быть, стоит объяснить связь между вами, Оливье Патей, и Роланом Пети?

Оливье Патей: Я работал с Роланом Пети много раз, ещё когда танцевал в Гранд Опера в Париже. Я танцевал в «Фантастической симфонии» (музыка Берлиоза). Я также танцевал «Нана» – балет по одноименному произведению Эмиля Золя.

RFI: В каком году вы познакомились?

Оливье Патей: Это были 1975-76 годы. Ролан Пети руководил балетом в Гранд Опера очень короткий промежуток времени. Он уволился, он не хотел становиться директором.

RFI: Интересно, почему Ролан Пети не хотел этого?

Оливье Патей: Потому что он не хотел этой административной ответственности, а ее было слишком много, я думаю. Слишком много административной работы, и недостаточно свободы для собственного творчества.

RFI: Ролан Пети всегда делал что-то «свое». Иногда, например, он говорил, что то, что делал, например, на сцене Серж Лифарь – величайший танцовщик прошлого века, – не совсем ему подходило, правильно?

Оливье Патей: Да, это была совершенно другая эпоха, Серж Лифарь вышел из Дягилевской школы, сначала он учился вместе с Брониславой Нижинской, а потом вместе с Дягилевым приехал во Францию, позже он возглавил Оперу. Совершенно другая эпоха. Ролан Пети – человек другого поколения. Ролан Пети сделал в хореографии нечто большее, чем Лифарь. Нисколько не умаляю значение Лифаря – он делал потрясающие вещи, но па-де-де Ролана Пети, это, на мой взгляд, самые грандиозные па-де-де двадцатого века. И даже совсем недавно, в начале двадцать первого века, у Ролана Пети были совершенно гениальные постановки.
 

RFI: Ролан Пети вписал новую страницу в историю балета. 

Оливье Патей: Да, именно, Ролан Пети был новатором в классическом балете. Потому что у него всегда были танцовщики классической школы. И последние танцоры, которых он заметил, например, испанская танцовщица Лучия Лакарра (Lucia Lacarra), которая сейчас звезда в Мюнхене, а до этого очень долго она была прима-балериной у Ролана Пети в Национальном Балете Марселя. Ее как раз можно было бы поставить в один ряд с Зизи Жанмер (Zizi Jeanmaire) - очень тонкая, или Доминик Калфуни (Dominique Khalfouni ) - это были потрясающие танцовщицы. И Ролан Пети работал с ними, ставя гениальные па-де-де.

RFI: У Ролана Пети были особые отношения с Россией: Барышников, Плисецкая, Илзе Лиепа, Ян Годовский...

Оливье Патей: Да, он работал с великими артистами России. Он работал с Майей Плисецкой, с танцовщиками Мариинки, я помню, он много работал с Ольгой Ченчиковой. Он поставил «Собор Парижской Богоматери» в Мариинке, тогда еще театр назывался Кировским. И, конечно же, он работал с Николаем Цискаридзе, поставив «Пиковую Даму». Великолепно! Да, он умел использовать таланты танцовщиков. Он постоянно искал и находил. С Цискаридзе он сделал нечто потрясающее, но также и с Илзе Лиепа, которая сыграла Графиню. В этом и есть гений Ролана Пети – отыскать таланты, которые нам не всегда известны. У Илзе Лиепа было много ролей из классического репертуара, но она может играть и другие роли.

RFI: Если Серж Лифарь был не совсем близок Ролану Пети, как мы выяснили, то, говоря о духе Дягилева, который очень внимательно относился ко всему от начала до конца: композитор, либреттист, художник, декоратор и даже кутюрье. У Ролана Пети мы тоже видели Пикассо, Ива Сен-Лорана…

Оливье Патей: Все, что касается танца во Франции – это наследие Сергея Дягилева. Это он привел в балет кутюрье самого высокого уровня, таких композиторов, как Стравинский, Прокофьев, и декораторов высочайшего класса – Бенуа, Бакста, и потом он продолжил с Пикассо и т.д. Дягилев был большим вдохновителем таких французов, как Жан Кокто, и, как мы знаем, Жан Кокто оказал большое влияние на Ролана Пети.

RFI: Да, конечно, мы знаем, что у Ролана Пети и Жана Кокто были очень тесные взаимоотношения.

Оливье Патей: Все это – наследие французского балета. Благодаря таким людям, как Лифарь, как Кокто и даже Коко Шанель. Дягилев так сильно повлиял на французское искусство вообще, что все последующий поколения, в том числе Ролан Пети, являются прямыми наследниками этого духа в искусстве, в музыке. Когда Ролан Пети ставил «Собор Парижской Богоматери», когда Ив Сен-Лоран создал костюмы к этому балету. Эти костюмы уникальны, теперь их выставляют в музеях.

RFI: Раз мы заговорили об Иве Сен-Лоране, о Коко Шанель, есть еще одна история, которую, пожалуй, здесь нужно осветить: Ролан Пети был сыном Роз Репетто (Rose Repetto), создательницы самых знаменитых в мире балеток. Роз Репетто открыла бутик Repetto на rue de la Paix...

Оливье Патей: Это очень милая история! Когда я впервые зашел в знаменитый бутик Мадам Репетто, матери Ролна, мне было четыре года. И всегда-всегда она была ко мне внимательна, ей нравилось, когда я приходил поболтать с ней в её кабинете. Она была потрясающим человеком. И, конечно, она много рассказывала мне о Ролане. И когда я стал танцевать в балете Ролана, она была просто счастлива. Она говорила мне: «Вот видишь! Ролан взял тебя в свой Балет!». Она очень радовалась этому. Она была доброй и простой женщиной. Очень важные воспоминания для меня. Это вообще была артистическая семья. Зизи тоже была необыкновенным человеком.

RFI: Зизи была женой Ролана Пети.

Оливье Патей: Да, Зизи Жанмер. А Валентина Пети – дочь Ролана и Зизи – была в моём классе в балетной школе при Парижской Опере. Моя судьба всегда была связана с танцем, и моя жизнь с самого раннего детства – с Роланом Пети. Бутик Repetto был для меня Домом танцовщиков. И очень долгое время, когда я танцевал, мои пуанты были сделаны специально для меня пожилым господином, как сейчас помню, его звали Серж, он был русским, и он создавал пуанты для звезд балета. Ролан Пети, конечно, контролировал процессы, связанные с Repetto, и он находил чудесных мастеров, каким был Месье Серж.

RFI: В четыре года вы уже занимались балетом?

Оливье Патей: Я начал с четырех лет, но в балетную школу попал в восемь. Ролан Пети тоже попал в балетную школу в восемь-девять лет.

RFI: А в возрасте 21 года он создал Балет на Елисейских Полях. Часто хореографами становятся бывшие танцовщики. Ролан Пети уже в этом возрасте знал, чего именно он хочет.

Оливье Патей: Да, он сразу знал, чем хочет заниматься. Это и делало его оригинальным, отличало от других. У него всегда были театральные идеи. Это был человек танца и человек театра. У него всегда были волшебные эффекты, образы и формы. Он был великим хореографом. Иногда Ролана Пети сравнивают с Бежаром. Я бы сказал, что Бежар – это, если можно так выразиться, – «международный хореограф», а Ролан Пети – это эталон французского хореографа.

RFI: Можно ли сказать, что Ролан Пети был строгим хореографом?

Оливье Патей: Конечно, он был строгим, очень требовательным, в постоянном поиске. Из-за этого поиска даже создавалось впечатление, что он все ставил под сомнение, он всегда сильно волновался, будучи в этом поиске. И это было интересно, потому что он постоянно что-то менял, он не зацикливался на чем-то одном. Иногда он вдруг останавливался и говорил своим танцорам: «Нет, нет, так не пойдет!» И все делали по-другому. Дело в том, что Ролан Пети всегда стремился раскрывать эмоциональную природу своих танцоров.

 

На вопросы RFI отвечал Оливье Патей, хореограф и звезда французского балета.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями