Алис План, одна в Центральной Азии

Аудио 15:44
Алис План в Казахстане
Алис План в Казахстане © Alice Plane

Француженка Алис План полгода путешествовала по Центральной Азии, где собирала рецепты традиционной кухни. Результатом этого путешествия стала книга «A l’auberge de l’Оrient. Seule sur les routes d’Asie Centrale» («Восточный приют. Одна на дорогах Центральной Азии»), где Алис рассказывает о том, как это: ездить в таджикских маршрутках, общаться с иранскими таксистами, гулять по азербайджанским базарам и ночевать в киргизских гостиницах.

Реклама

Алис План родилась в 1984 году в Лилле, на севере Франции, изучала политологию и, возможно, никогда не стала бы путешественницей, если бы не случай: когда ей было 10 лет, Алис оказалась в Сенегале вместе со своим школьным учителем и двумя другими одноклассниками.

С тех пор, Алис постоянно путешествовала и из каждой страны привозила новые кулинарные рецепты. В начале 2007 года, когда ей было всего 22, Алис отправилась в полугодовое путешествие по Средней Азии. Абсолютно одна. До этого она уже была в Москве, где изучала русский язык, и в Узбекистане.

Для этого путешествия Алис придумала маршрут из пяти стран – Азербайджана, Ирана, Таджикистана, Кыргызстана и Казахстана – и поставила себе целью изучить местные кулинарные рецепты.

«Восточный приют. Одна на дорогах Центральной Азии»
«Восточный приют. Одна на дорогах Центральной Азии» éditions Transboréal

RFI : Когда вы отправились в свое одиночное путешествие, вам было 22 года, вы только закончили свою учебу и, как вы пишете, вы были обычной молодой девушкой: «без работы, без ребенка и без кредита в банке».
«Я почувствовала, - пишете вы, - что, чтобы быть счастливой, надо уехать». Почему?

Алис План: Почему уехать? Я думаю, что объяснения этому, как раз нет. Я уже давно чувствовала некую потребность уехать, которую надо было удовлетворить, при этом не задавая себе вопроса почему.

RFI : Почему вы решили путешествовать в одиночестве?

Алис План: Потому что, путешествуя в одиночестве, легче всего сходишься с людьми. Когда я путешествую, мне интересно жить той повседневной жизнью, которой живет местное население. Попадая в новую культуру, я смогу заново посмотреть на вещи и тогда, то, что я раньше считала абсолютным, станет относительным. Таким образом, через призму других культур, я лучше узнаю свою.

Если я путешествую с кем-то, то я никак не избавляюсь от своих предрассудков, а когда я одна, у меня нет выбора и, естественно, мне гораздо проще общаться и знакомиться с другими людьми.

RFI : Как отнеслись к такой идее ваши родственники и друзья? Не отговаривали?

Алис План: Что касается моих родителей, то… Во-первых, я до этого уже была в Москве и Узбекистане, они видели фотографии - красивые места, улыбающихся людей, так что, в общем-то, они были спокойны.

Меньше всего, эта идея пришлась по душе моей учительнице русского языка, которая раньше жила в Киргизии. Она предупреждала меня: «Будь осторожна, у киргизов есть ужасная традиция похищать молодых девушек, чтобы жениться».

Эта традиция, действительно, до сих пор существует. В деревнях я встречала женщин, которых таким образом похитили. Я, на самом деле, очень этого боялась, когда была в Киргизии.

Моя учительница посоветовала мне носить обручальное кольцо, что я и сделала, купив за 13 евро дешевое колечко. Но я носила его на левой руке, как это делают французы, и все у меня спрашивали, почему – в общем, этот метод так и не сработал.

Кроме того, мне посоветовали сделать несколько фотографий в свадебном платье. Мы вместе с моим молодым человеком пошли в магазин, где можно взять на прокат свадебное платье и костюм, переоделись и сфотографировались на фоне красных занавесок примерочной.

Сначала я довольно часто показывала свои «свадебные» фотографии, но потом мне надоело врать, и я просто говорила, что у меня есть жених, что, в общем-то, правда.

RFI : Вы не просто отправились путешествовать по Центральной Азии в одиночестве, а поехали туда с идеей собирать в каждой стране местные кулинарные рецепты…

Алис План: Я начала путешествовать, когда была совсем маленькой. Мне было 10 лет, когда я впервые поехала в Сенегал: у нас был учитель, который выбирал трех учеников и брал их с собой в путешествие, так что мне повезло, я попала в тройку счастливчиков.

С тех пор я постоянно путешествовала и из каждой страны старалась привозить рецепты традиционной кухни. Кухня – это очень показательная составляющая культуры. Благодаря используемым ингредиентам, способам приготовления, тому, кто готовит (обычно, это женщины, а в Узбекистане, например, мужчины), мы узнаем множество вещей о культуре страны.

А еще я очень люблю поесть, и это был отличный предлог, чтобы много есть – кстати, за время путешествия я набрала 8 кг.

RFI : В вашей книге, вы описываете ситуацию, когда в Душанбе, в Таджикистане, вы встречаете француженку, которая упрекает вас в том, что изучение традиционных кулинарных рецептов - предлог для того, чтобы воспользоваться гостеприимством местных жителей.  Задавали ли вы себе сами подобный вопрос прежде, чем отправиться в путешествие?

Алис План: Я знала об этом заранее. Когда я первый раз приехала в Узбекистан, то поняла, что люди, у которых я была в гостях, давали мне все, что у них было, ничего не ожидая взамен и уж, конечно, не денег.

Я это предвидела, а потому во время своего путешествия старалась не оставаться у людей надолго, чтобы они не чувствовали себя обязанными каждый раз готовить для меня мясо (что стоит очень дорого), и когда могла, старалась покупать какие-то продукты или подарки на рынке, или дарила маленькие флаконы с французскими духами.

Даже несмотря на то, что никто, кроме этой женщины, француженки в Душанбе, не делал мне подобных замечаний – наоборот, меня благодарили за то, что я приходила в гости – я, все равно, постоянно себя упрекала: «это неправильно, ты гораздо богаче их, ты здесь только проездом, как ты можешь позволять себе  объедать их». У меня было чувство вины, которое под конец моего путешествия только усиливалось.

Но, потом, уже после выхода моей книги, я разговаривала с одной француженкой, которая снимает дом у женщины, которая учила меня готовить традиционные блюда для Навруза. Она сказала мне: «Представляешь, она до сих пор о тебе говорит?»

Если подумать, то это значит, что эта женщина, с которой мы провели вместе максимум 4 часа, до сих пор обо мне помнит, не потому что я – какая-то особенная, а потому, что ее повседневной жизнью заинтересовалась иностранка. Это придает значение ее самой обыкновенной, рутинной деятельности.

Сегодня, когда я об этом думаю, то понимаю, что глупо было упрекать себя, наоборот, я дала им гораздо больше, чем могла себе представить.

RFI : Вы сразу же решили, что напишите книгу о вашем путешествии? Если да, говорили ли вы об этом женщинам, с которыми вы встречались и которые вы учили вас готовить?

Алис План: Да, я надеялась, что мне удастся опубликовать книгу о моем путешествии или даже кулинарную книгу. В результате, получилось опубликовать книгу о путешествии с кулинарным приложением в конце - 28 рецептов.

Я говорила женщинам, которых встречала, что хочу написать книгу, рассказывающую об их жизни, их быте и их кухне.

RFI : Азербайджан, Иран, Таджикистан, Кыргызстан, Казахстан. Из всех этих стран, выделяется одна – Иран. Остальные связывает совместное советское прошлое, большинство их жителей говорят по-русски. Читая книгу, возникает ощущение, что ваше путешествие в Иран отличалось от путешествий в остальные страны.

Алис План: Да, это страна, не имеющая ничего общего с остальными. Хотя бы потому, что Иран – единственная страна, где женщина обязана ходить с покрытой головой.

Иран – одна из немногих стран, где я регулярно общалась с молодежью моего возраста, в остальных странах, где я была, такого не было, потому что там нет молодежи. Я думаю, что большинство из них уехали искать работу в Москву, Новосибирск и другие большие российские города.

В Иране люди очень гордятся своей культурой, они практически заставляли меня ходить в музеи, говоря, посмотри, как это прекрасно.

В остальных странах Центральной Азии, такой гордости за свою страну нет, а есть скорее ностальгия по Советскому Союзу, по временам, когда все были равны и когда, даже если люди и жили плохо, то, во всяком случае, они не чувствовали несправедливости.

RFI : Кроме всего прочего, вы пишите, что некоторые иранцы воображают, что иностранка – это такая доступная женщина. Вы описываете одну, с одной стороны, пугающую,  а с другой стороны, смешную ситуацию, которая однажды произошла с вами в такси.

Алис План: Я думаю, что это связано с тем, что иранцы, живя в очень закрытой стране, испытывают потребность в эротике: например, они скачивают порнофильмы с актрисами славянской внешности.

Этот шофер в такси начал показывать мне какие-то глупые картинки с пальмами, красными розами и вдруг, среди них, порнографическая фотография. Я, конечно, ужасно разозлилась и нашла в своем разговорнике фразу: «Позор тебе, нечестивец!». Это было так глупо, что мне пришлось искать эту фразу, что он рассмеялся и тут же извинился.

RFI : Читая книгу, возникает ощущения, что, будь то в Иране или в других странах, у людей есть только одно желание – уехать. Когда они видят иностранцев, путешествующих по странам Центральной Азии, интересующихся их культурой, с одной стороны – им это приятно, но с другой, наверняка, их это удивляет.

Алис План: Люди не понимали, что я там делаю. Особенно им было непонятно, с чего это француженка решилась изучать рецепты традиционной кухни, ведь французская кухня считается самой изысканной.

У большинства людей, которых я встречала, очень тяжелая работа, они не уезжают на каникулы, я даже не знаю, есть ли у них оплачиваемые отпуска. Им сложно представить себе, что можно взять и уехать в путешествие. Зачастую люди удивлялись или даже раздражались, что можно просто так, впустую тратить свои деньги.

RFI : Целью вашего путешествия было не только изучение местных кулинарных рецептов – вы пишите, что таким способом, хотели узнать как живут женщины в этих странах. Кажется ли вам, что сегодня положение женщин в Средней Азии улучшается?

Алис План: В деревнях по-прежнему абсолютно всем занимаются женщины: все делают по дому и участвуют в полевых работах, тогда как мужчины пьют с друзьями и работают в поле или уезжают на заработки на полгода, а потом приезжают, смотрят телевизор, отдыхают и делают своим женам детей.

В городах у женщин появляется все больше и больше свободы. Во всех больших городах есть контрацептивные средства. Все больше и больше женщин отказываются выходить замуж рано и остаются жить у своих родителей или начинают жить одни, например, в Казахстане, самой современной вместе с Азербайджаном центрально-азиатской стране.

RFI : «Возвращение гораздо трудней отъезда» - заключаете вы в эпилоге.

Алис План: Когда ты уезжаешь, всем очень любопытно или даже завидно, все воображают твое будущее путешествие, все говорят, как это гениально. Когда ты возвращаешься, то видишь, что жизнь шла своим чередом. Без тебя. В конечном итоге, ничего особенно не произошло.

С тобой произошла тысяча вещей, но, когда ты возвращаешься, то тебе кажется, что ничего не изменилось. Кроме того, тебе хочется поделиться с другими своими впечатлениями, но одновременно, ты не можешь в трех словах рассказать о шести месяцах своих приключений – даже в книге, где больше 300 страниц, это нелегко…
Люди спрашивают: Ну как? Тебе понравилось? И все, что они готовы выслушать: да, мне понравилось. Получается, что больше и ничего сказать. Поэтому возвращаться мне было гораздо трудней.

RFI : Одновременно, вы пишите, что под конец из-за административных и прочих проблем вы потеряли всякую радость от путешествий.

Алис План: Под конец моего путешествия я должна была встретиться с друзьями и, несмотря на то, что в этот момент, мне было очень плохо, я все-таки поехала.
Дело в том, что меня чуть не изнасиловали в Казахстане. Я ужасно испугалась. Это был алкоголик, а на алкоголиков увещевания и разумные доводы не действуют. К счастью, все обошлось, но мне больше не хотелось путешествовать, и я вернулась во Францию.

Но меня ждали друзья, с которыми я должна была встретиться в России, в Монголии и в Китае, и я заставила себя поехать, несмотря на то, что у меня совершенно пропал вкус к путешествиям. В тот момент мне хотелось лежать дома, ничего не делать и ни с кем не разговаривать.

В результате, я поехала. В Монголии я очень сильно порезала ногу об камень в реке, и мне пришлось остаться там на 5 дней, потому что я должна была лечить рану. Мы были далеко от цивилизации, у нас не было никаких лекарств, не было врача. Ко мне пришли местные жители и показали свои способы лечения: как прикладывать к ране травы и лепестки. И вдруг, неожиданно, вынужденно оказавшись неподвижной, у меня вновь появилась радость от этих моментов простой жизни, которую делишь с местными жителями. Ко мне вернулся вкус к путешествиям.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями