Франция

Марго Овчаренко: «Мне важнее поставить правильный вопрос, чем дать правильный ответ»

Margo Ovcharenko, Courtesy galerie Russiantearoom
Margo Ovcharenko, Courtesy galerie Russiantearoom © Margo Ovcharenko, Courtesy galerie Russiantearoom

В галерее RUSSIANTEAROOM открылась выставка молодого русского фотографа Марго Овчаренко. Окончив Школу фотографии и мультимедиа им. А. Родченко, Марго отучилась в резиденции Fabrica Benetton и стала активно участвовать в выставках. Персональные проекты Марго Овчаренко «Эрмитаж», «Мальчики», «Дача», «Без меня» отличаются предельной откровенностью и своеобразной нежностью.

Реклама

Творчество, учебу в Италии и России, а также дальнейшие планы фотографа RFI обсудило с самой Марго.

RFI: Марго, это ваша первая персональная выставка? Расскажите, как долго вы к ней шли, как долго готовились?

Марго Овчаренко: Это не первая моя персональная выставка вообще, но первая в Париже. Я, конечно же, очень рада, для меня это большое событие, подготовка к которому заняла у меня довольно большое время.

RFI: Насколько выставку «Неистовая как ребенок» можно назвать автобиографичной? Для вас выставка – это диалог со зрителями или скорее монолог автора?

Марго Овчаренко: На мой взгляд, не очень интересно, когда автор выражает только свои собственные переживания, только свои личные воспоминания. Хотя, конечно, это и моя собственная рефлексия на определенное положение в обществе.

RFI: Вы много снимаете обнаженных людей. Вы случайно ловите нужную Вам позу или это Вы просите моделей Вам позировать?

Марго Овчаренко: Все зависит от конкретной ситуации. Довольно часто я манипулирую людьми, я объясняю, что я хочу. При этом я стараюсь их расслабить, чтобы они чувствовали себя максимально комфортно, насколько это возможно. Иногда бывает, что я снимаю людей, которых я до этого не знала лично.

RFI: Тогда возникает вопрос, как удается достичь такого уровня интимности с моделями? Вы снимаете обнаженными и мужчин, и женщин. И можно предположить, что иногда мужчины менее охотно соглашаются на такие съемки. Как вам удается их «раскрутить» на такие снимки?

Марго Овчаренко: Мне кажется, это большое заблуждение, что мужчины скованнее и не готовы раздеться перед камерой. Наоборот, они гораздо комфортнее чувствуют себя перед камерой и для них гораздо меньше барьеров, чем для девушек. Девушка может волноваться, что у нее складка на животе или что-то еще, а для мужчин такие мелочи не имеют значения.

RFI: Какие задачи вы ставите, когда снимаете людей? Что вы хотите рассказать про них? Вы задумываетесь над этим, когда начинаете съемочный процесс?

Марго Овчаренко: Я, конечно, стараюсь передать психологический портрет человека. Я этим занимаюсь, да, но когда я снимаю большую серию, это присутствует в меньшей мере. Я пытаюсь показать более обобщенный портрет, и иногда бывает так, что совсем нет человека, которого я снимаю. А иногда бывает, что его слишком много.

RFI: Что вы хотите, чтобы посетители выставки поняли про тех людей, которых они увидят?

Марго Овчаренко: Мне важнее, чтобы был понятен смысл серии. Некоторое состояние и атмосфера, а не пересказ и описание.

RFI: Ваши фотографии напомнили мне картины Люсьена Фрейда. Светлые цвета, где-то игра света и тени и интерес к обнаженному телу. Вы когда-нибудь сравнивали свое творчество с кем-то из известных фотографов и художников?

Марго Овчаренко: Мне интересна современная живопись, я довольно много ее смотрю – как живопись, так и скульптуру, но так чтобы с кем-то сравнивали… По цветам – да, мне кажется, что предыдущие серии я пыталась сделать более насыщенными и яркими, там было много цветов, которые использовали художники Ренессанса и Средневековья, а эта довольно современная по цвету серия. Мне интересно современное искусство, но так, чтобы мое имя стояло рядом с чьим-то именем рядом – наверное, нет.

RFI: Раз уж речь зашла о вдохновении, то расскажите, что вас вдохновляет?

Марго Овчаренко: Довольно сложно описать. Просто накапливаются переживания за какой-то период. Я снимаю одну серию раз в год, причем я работаю несколько месяцев подряд. Сначала я долго думаю. В идею проекта закладывается все – и фильмы, которые ты смотришь, и вещи, которые происходят с тобой в реальности. Но меня вдохновляет больше реальность, чем другие произведения искусства.

RFI: Но при этом, насколько я понимаю, вы не хотите заниматься социальной фотографией.

Марго Овчаренко: Да, потому что чем более абстрактно, тем более ненавязчиво. То, что можно трактовать в нескольких направлениях, не будет однобоко и не будет выражать какую-то оголтелую позицию. Мне важнее задать правильный вопрос, чем дать правильный ответ.

RFI: Я читала ваш живой журнал, и там вы писали, что один из ваших знакомых сказал, что вы окружаете себя грехом. Мне же показалось, что ваши работы чистые в каком-то даже первозданном плане. Вы себя ощущаете по сторону добра или по сторону зла, когда вы работаете над фотографиями?

Марго Овчаренко: Это, конечно, была шутка. Я не считаю, что я концентрирую вокруг себя что-то, хотя другие… Вообще я не люблю категории добро и зло. И не потому, что когда начинаешь мыслить категориями добра и зла, сразу оказываешься в сказке про Гарри Поттера, а просто потому, что все гораздо сложнее. И я где-то посередине.

RFI: Давайте поговорим о вашей выставке «Неистовая как ребенок». Расскажите, о чем она?

Марго Овчаренко: Я писала много текстов, которые объясняли, в чем ее идея. Это были большие работы. А если попытаться сформулировать в паре предложений, то это, скорее всего, именно про веру в то, что у девушки, у женщины, особенно в маленьком городе есть какая-то позиция, линия жизни. Что все предрешено, что общество воспитывает тебя в определенных рамках, прививает тебе чувство красоты, чувство, что женщина ведет себя определенным образом. На самом деле, это все довольно эмоциональные переживания о том, насколько ты хочешь или не хочешь вписаться в такое общество. То есть, о женской доле.

RFI: И как на ваш взгляд, может ли женщина противостоять законам и рамкам, которое общество пытается навязать?

Марго Овчаренко: Ну, я бы хотела, чтобы любая женщина могла жить так, как будто таких рамок не существует, не существует критериев поведения, но, к сожалению, это невозможно. Мне кажется, надо стремиться к какому-то внутреннему балансу, чтобы не нарушать своих собственных представлений о поведении. И чтобы быть достойным человеком, независимо от пола.

RFI: То есть, это рефлексия о гармонии, а не о протесте?

Марго Овчаренко: Это моя личная позиция. А то, что зритель в этом найдет, я даже не знаю. Это огромное количество эмоциональных переживаний среднестатистической молодой девушки не в столице. Не в столице России. И не в Европе, потому что это мир совсем другой.

RFI: Можно ли сказать, что в вашей выставке присутствует доля обнаженности душевной?

Марго Овчаренко: Да, думаю, можно так сказать.

RFI: Расскажите об учебе в резиденции Fabrica. Как вы туда попали и что вам дал опыт обучения там?

Марго Овчаренко: История про то, как я туда попала довольно забавная. За это надо поблагодарить Лизу Фетисову (владелица галереи Russiantearoom, в которой проходит выставка – прим.), в галерее которой мы сейчас находимся. Она познакомилась с руководителем графического департамента Fabrica на одном из крупных портфолио-ревью, показывала ему своих молодых авторов, и он заинтересовался мной. Я ему отправила портфолио и через какое-то время меня пригласили на год в резиденцию Fabrica Benetton. Обычно это происходит не совсем так, мне просто повезло. Хотя в фотографическом департаменте такие случаи уже бывали, и я была не первая. Это был удивительный опыт! Я, как любой человек, который считает себя художником, немного разгильдяй, а то, что там были такие жесткие рамки и то, что жизнь заставила научиться, в конце концов, работать с людьми, выполнять четко поставленные задачи, объяснять что-то упрощенно. Это легко сказать, но сложно понять, когда тебе двадцать с небольшим. Это был замечательный опыт, я бы хотела, чтобы каждому молодому художнику представился такой шанс.

RFI: Как вам кажется, чем отличается европейский подход к фотомастерству от российского?

Марго Овчаренко: Конечно есть, потому что в России сильная школа именно технически, но в России нет традиции, связанной с критикой и коллекционированием фотографии. Сложно сказать, в чем отличие. По фотографии трудно понять сразу, что она именно русская. Можно понять по косвенным признакам и по ощущению, или зная историю. Например, скандинавскую фотографию очень легко узнать, а русскую сложно.

RFI: Есть ли вероятность, что в России когда-нибудь будут такие же сильные школы, как в Европе? Вы писали, что в России, если ты в 25 лет не супер-звезда, то твой путь закончен. А в Европе ставка делается на финальный результат после долгих-долгих лет работы. Есть ли надежда, что в России в этом отношении что-то изменится?

Марго Овчаренко: Хочется верить, что да. За те несколько лет, что я училась в Москве, я видела буквально на глазах, как огромное количество вещей развивается, появляется практически из неоткуда. Хотя, если говорить честно, этого недостаточно. Но, учитывая то, что делается сейчас, можно предположить, что в будущем все будет гораздо лучше в отношении развития искусства. Однако прежде, чем поменяется ментальность людей, понадобится гораздо больше времени.

RFI: А вы когда поняли, что хотите заниматься фотографией?

Марго Овчаренко: Сейчас мне уже сложно об этом сказать. Я родилась в семье художников, меня с детства учили скульптуре, рисованию. А фотография казалась интересной историей, потому что она связана с механикой и физикой. Первый фотоаппарат появился у меня лет в 15, в 17 появились друзья-фотографы. То есть, достаточно рано.

RFI: Вы не хотели бы поэкспериментировать с видео-портретами или просто заняться видео?

Марго Овчаренко: Я снимала две короткометражки как оператор с девушкой- режиссером на Fabrica. Это было очень интересно, но все-таки для того, чтобы заниматься видео, нужна команда. Это командная работа, а я пока не готова к такой работе. Мне сейчас было бы интереснее заняться скульптурой.

RFI: Какие у вас сейчас планы?

Марго Овчаренко: Я потихоньку готовлю следующую серию, думаю о том, как и что я хочу сделать. Это пока довольно абстрактно и расплывчато. Но этим летом буду опять снимать.

RFI: Есть ли разница в проведении выставки в России и в Европе?

Марго Овчаренко: Главное отличие в том, что здесь гораздо больше выставочных пространств и галерей. Хотя пока я не знаю, что значит именно открытие выставки в Европе. Но я точно могу сказать, что в Париже не придет столько моих друзей на открытие.

RFI: А в идеале Вам чего бы хотелось добиться? Чем вы хотите заниматься, будучи уже известным фотографом?

Марго Овчаренко: Сейчас я хотела бы продолжить обучение, закончить магистратуру, а после этого получить преподавательский опыт и добиться того, чтобы в России была хорошая школа искусства. И я бы хотела в ней принимать активное участие. В общем, я хочу преподавать.

Выставка Марго Овчаренко «Furieuse comme un enfant» ("Неистовая как ребенок") проходит до 7 апреля 2012 года в галерее Russiantearoom по адресу Париж, улица Вольта, 42.

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями