Перейти к основному контенту

Пауло Коэльо : «Маркес разрушил стену между реальностью и фантазией»

Габриэль Гарсиа Маркес
Габриэль Гарсиа Маркес Reuters

Латино-американские писатели прощаются с основателем «магического реализма», Билл Клинтон вспоминает о своей дружбе с Габриэлем Гарсиа Маркесом, Барак Обама хранит «Сто лет одиночества с автографом автора».

Реклама

« ...Еще не дойдя до последнего стиха, понял, что ему уже не выйти из этой комнаты, ибо, согласно пророчеству пергаментов, прозрачный (или призрачный) город будет сметен с лица земли ураганом и стерт из памяти людей в то самое мгновение, когда Аурелиано Бабилонья кончит расшифровывать пергаменты, и что все в них записанное никогда и ни за что больше не повторится, ибо тем родам человеческим, которые обречены на сто лет одиночества, не суждено появиться на земле дважды».
 

Слова из «Ста лет одиночества» исполнились. Их автор, Габриэль Гарсиа Маркес, скончался вчера в возрасте 87 лет. «Для нескольких поколений читателей он стал новым Виктором Гюго, пишет сегодня французская газета «Либерасьон». – Гюго тропиков, глобализованного двадцатого столетия, а еще конкистадором, отправившимся в обратный путь – от нового континента к старому».

В Колумбии по случаю смерти писателя объявлен трехдневный траур, приспущены государственные флаги. Президент Колумбии Хуан Манюэль Сантос говорит в своем Твиттере в эти дни о «тысяче лет одиночества и скорби», ожидающих все население страны, в которой Маркес был национальным героем. Еще один президент, на этот раз Соединенных Штатов Америки, тоже упоминает о творчестве Маркеса. Барак Обама напомнил, что имел честь встретиться с Маркесом в Мехико и что на полке его библиотеки стоит экземпляр «Ста лет одиночества» с автографом писателя. И, наконец, Билл Клинтон, выражая соболезнования семье Маркеса, вспоминает о их дружбе, о ясности мысли ушедшего писателя, его эмоциональной честности и уникальном воображении. «Я имел честь быть его другом, и знал, как велико его сердце и как блистателен ум», - пишет он.

Как историческую веху воспринимают уход Маркеса и другие писатели. «Он разрушил стену между реальностью и фантазией и открыл путь для целого поколения латино-американских писателей, - сказал, узнав о смерти Маркеса, Пауло Коэльо. Писатели, уроженцы латино-американских стран, такие, как нобелевский лауреат Варгас Льоса или Изабель Альенде, тоже говорят в эти дни о влиянии на них творчества Маркеса и о бессмертии его книг.
 

О бессмертии « Ста лет одиночества » говорится и в произнесенной несколько лет назад речи еще одного писателя (и посла Мексики в Париже), Карлоса Фуэнтеса, ушедшего из жизни в 2012 году . Он обращена к тому читателю великой книги, который еще не родился и которому еще предстоит счастье прочитать ее впервые.

Карлос Фуэнтес : «Я приветствую будущих читателей «Ста лет одиночества», потому что Гарсия Маркеса и меня не станет, но книги, наверное останутся. «Сто лет одиночества» читают во всем мире, но будущие читатели, те, кто еще не родились – именно этим потенциальным читателям я посвящаю свое выступление, с мыслью о том, что книга нас переживет. Сервантес умер, Шекспир тоже, но их творчество по-прежнему живо. И именно на это я рассчитываю, когда мы говорим о книге «Сто лет одиночества», я жду этих еще не родившихся читателей этого чудесного произведения».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.