Перейти к основному контенту
A propos

Кристиан Люпа: в прошлом мы находим будущее

Польский режиссер Кристиан Люпа второй раз подряд приглашен в официальную программу Авиньонского фестиваля.
Польский режиссер Кристиан Люпа второй раз подряд приглашен в официальную программу Авиньонского фестиваля. http://www.festival-avignon.com
Нина Карель

Второй год подряд всемирно известный польский режиссер Кристиан Люпа знакомит зрителей Авиньона с драматургией выдающегося австрийского прозаика Томаса Бернхардта. После триумфальных показов «Площади Героев», работы режиссера с Литовским национальным театром, пресса зачислила его в «герои Авиньона». На премьере этого спектакля 18 июля зрители аплодировали долго и стоя. Так было и год назад, когда 70-летний режиссер участвовал в Международном фестивале впервые, и Авиньон рукоплескал пьесе «Лесоповал» вроцлавского «Польского театра». В интервью RFI Кристиан Люпа говорит о пьесе «Площадь Героев», отсылающей к нацистскому прошлому Австрии, и о том, что она начинает звучать актуально в Европе, где нарастают националистические настроения.

Реклама

Отправной точкой драмы «Площадь Героев», написанной в 1988 году, за год до смерти Бернхардта, был момент оккупации и аннексии Австрии Германией. Точнее, конкретный день 15 марта 1938 года, когда Гитлер выступил на центральной площади Вены. Пьеса — жестокая критика неспособности Австрии провести критический анализ своего нацистского прошлого.

Сцена спектакля наполнена особенным светом, напоминающим картины американского художника Эдварда Хоппера. Это большая полупустая квартира, где мебель закрыта от пыли пластиком и вещи (не то ещё, не то уже) упакованы в ящики. Это через 10 лет эмиграции в Оксфорде вернулся домой профессор Йозеф Шустер. В Оксфорд он уехал из Вены с семьей, когда начались гонения на евреев. Его брат, бывший в изгнании в Кембридже, тоже возвращается. Но жена профессора, Едвига, остается под сильным шоком от митинга нацистов под окнами квартиры в 1938 году. Воспоминания её мучают, она уговаривает мужа вернуться назад в Оксфорд. В тот момент, когда всё было готово к отъезду и фортепиано профессора-меломана отправлено по морю назад, профессор выбрасывается из окна квартиры на площади Героев. Действие спектакля начинается сразу после, в момент подготовки к похоронам профессора Шустера.

К творчеству Бернхардта Люпа обращается в седьмой раз. В ходе пресс-конференции 20 июля он сказал, что долгое время текст пугал его. У микрофона RFI он объяснил причину трудностей.

Кристиан Люпа: Язык этой пьесы, тяжёлые элементы диалога не очень понятны при чтении. Томас Бернхардт писал эту драму не как литературное произведение. Он писал её так, чтобы актер взял текст и работал с ним, создавал персонаж. Когда актер произносит текст, когда персонаж скрывает от себя, от зрителя свои реальные мысли, тогда ты начинаешь понимать. Я не понял всего, что написал Томас Бернхардт в «Площади Героев». Я думал, что это важный, но не самый хороший текст автора.

RFI: Иначе говоря, вы поняли текст по мере работы?

Дa, в работе. Можно сказать, мы всё поняли в ходе работы. Это большое счастье, когда начинаешь понимать в ходе работы.

Вы работали с Литовским национальным драматическим театром. У вас большой опыт работы за рубежом. Была ли какая-то специфика в работе с этим коллективом? В чем интерес для вас был в этой работе?

Это очень известный коллектив, там великолепные актеры. Но, к примеру, актер-исполнитель главной роли двадцать лет отказывался работать с режиссерами. Он говолил, что режиссеры ему надоели и что он больше не умеет работать с режиссером. Актеры в труппе были, как «острова одиночества». То, что они смогли работать вместе, стало для них тоже счастливым событием. Это был восторг. В процессе работы мы не знали, к чему придём. Не знали, что случится в последний день.

Пьеса написана в 1988 году и посвящена событиям 1938 года, оккупации нацистской Германией Австрии. Почему вы возвращаетесь к этой теме?

Потому что сейчас это возвращается. Возвращается ненависть, боязнь «чужих», иностранцев. Мы замыкаемся на себе, сами закрываем себя в «тюрьме» страха и непонимания другого человека. Это главная тема пьесы.

Что зритель должен понять, запомнить, выходя из зала?  Ведь тех, кто не знает, кто такой Томас Бернхардт, немало?

Зато они знают, кто такой Гитлер и что такое холокост! «Следы» всего этого мы находим в сегодняшнем дне.Об этом и говорит текст и наш спектакль.

Вы найдете полную версию интервью с польским режиссером Кристианом Люпой в аудиозаписи.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.