«Дуэлянт» против кино: комиксы побеждают

Кадр из фильма Алексея Мизгирева «Дуэлянт»
Кадр из фильма Алексея Мизгирева «Дуэлянт»

Фильм Алексея Мизгирева «Дуэлянт» считался едва ли не самым ожидаемым фильмом этого года. Продюсерская надежность Александра Роднянского, помноженная на режиссерскую яркость Алексея Мизгирева и сдобренная именами оператора Максима Осадчего, актеров Владимира Машкова, Петра Федорова, Сергея Гармаша, обещала масштабное зрелище с размышлениями на тему чести.

Реклама

Главный герой фильм — бывший дворянин Яковлев (Федоров) желает восстановить свою поруганную честь. Для этого он то и дело стреляется на дуэли, всаживая каждый день по пуле в противника. Причем стреляется он за деньги, а с соперником, как правило, не знаком. Сам он по какой-то тайной причине смерти не подвластен. В какой-то момент роковой бретер выясняет, что он давно уже заложник злодейских планов известного негодяя Беклемишева (Машков), и после череды совсем уж необоснованных смертей вступает с Беклемишевым в последний поединок. Во всем этом участвуют милая княжна Марфа (Юлия Хлынина), ее брат князь Тучков (Павел Табаков), слуга главного героя (Юрий Кузнецов), мелкий негодяй с чугунной рукой (Сергей Гармаш), сожительница Беклемишева (Франциска Петри), бедный, но благородный офицер (Александр Яценко).

Мизгирев — один из самых ярких российских режиссеров поколения 40-летних, известный своей способностью к четкому и не всегда удобному высказыванию на современную тему, — «Кремень», «Бубен, барабан», «Конвой». Его фильмы обычно — череда вопросов, ответы на которые требуют напряжения мозговых извилин. Думалось, что в «Дуэлянте» изящная романтическая эстетика второй половины XIX века не станет самодовлеющей и что фильм не станет исключительно визуальным фейерверком.

Дуэль — это красиво. Само слово — вслушайтесь — музыкальное и возвышенно-благородное. Эстетика дуэли занимала не последнее место в русской литературе — пушкинский «Выстрел», лермонтовский «Фаталист» (оба поэта погибли именно на дуэли), чеховская «Дуэль», купринский «Поединок»… Это была загадочная и пленительная территория, на которой разлетались черепа и выворачивались кишки во имя чести. Мы говорим «дуэль» — подразумеваем «дворянин», мы говорим «дворянин» — подразумеваем «дуэль».

В этот мир — мир поруганной, но несгибаемой чести, мрачный закулисный мир российской столицы, где идет вечный дождь, а женщины вязнут своими изящными ботиками в глубокой грязи, погружают нас авторы «Дуэлянта». Мизгирев вместе с художником Андреем Понкратовым и оператором Максимом Осадчим водят зрителя по странному, непривычному городу, о парадной красоте которого можно только догадываться — а видим мы бесконечную стройку, задние дворы, корабельные доки. Это второе дно Петербурга, в котором должны разыграться смертельные интриги и который буквально пропах запахом крови и благородства. В этом, мизгиревском Петербурге, внутри особняков вершатся тайные непотребные дела, под их стенами льется кровь, а в нарядных каретах обнаженные дворяне и дворянки предаются любовным утехам почти в центре города.

Персонажи фильма — что-то среднее между героями комикса и тенями. У них нет прошлого, нет будущего, нет характеров, они выстреливают короткими репликами и тут же исчезают, чтобы освободить место другим. Каждый герой тут — функция, и каждый напоминает временно оживший манекен. Впрочем, если по справедливости — в этом немало и красоты, и дани заявленному стилю.

Герой Федорова столь же красив и брутален, сколь его враг-антипод, герой Машкова — брутален и красив. Впрочем, этим их характеристики как персонажей исчерпываются, а их противостояние напоминает игру в солдатики с заведомо ясным исходом.

Взяв курс на стиль с большой буквы, Мизгирев вальяжно решил пренебречь сценарием. Действительно — там, где господствует красота, не всегда уместен ум. Но не в случае Мизгирева, которому явно тесно в рамках чисто визуального блокбастера. Он пытается сотворить авторское кино — но у него нет материала. Нет героев. Нет истории, захватившей бы зрителя не только аутентичными пистолетами, незнакомым Петербургом и шаманами-алеутами. Нет интриги, в которой могли бы раскрыться характеры героев и в которой зрители были бы счастливы запутаться, утонуть, сломать головы и остаться в живых. Интрига похоронена — слишком все понятно с самого начала, слишком одноцветны персонажи, слишком статично действие, несмотря на быстро-быстро движущиеся картинки.

Мизигирев слишком одаренный режиссер, а Роднянский — слишком профессиональный продюсер, чтобы завершать текст о «Дуэлянте» фразой вроде «Но на фоне ужасающего уровня современного российского кино…» и т. д. Скажем изящнее: пока в поединке современного российского кино с Мизгиревым побеждает Мизгирев.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями