Перейти к основному контенту

Мольер и Булгаков: быть или не быть придворным

Сцена Дворце выставок в Авиньоне, на которой идет спектакль «Кабала святош. Жизнь господина де Мольера»
Сцена Дворце выставок в Авиньоне, на которой идет спектакль «Кабала святош. Жизнь господина де Мольера» Christophe Raynaud De Lage
Нина Карель
2 мин

Спектакль по Булгакову «Кабала святош. Жизнь господина де Мольера» Франка Касторфа, одного из самых интересных режиссеров современного театра, идет в Дворце выставок, в получасе езды от старинного Авиньона. Зрителя прежде всего поражают объемы помещения, выбранного для спектакля: 1000 кв.м., где без труда помещаются и мобильное шапито, и многофункциональная кибитка для передвижных спектаклей труппы Мольера, и зрительские трибуны.

Реклама

Спектакль открывается сценой появления на свет в семье мадам Поклен Мольера — драматурга и актера, которого ожидает всемирная слава и чьи произведения будут ставить во всем мире даже 400 лет спустя. С самого начала этого спектакля-манифеста Франк Карстоф задает главную тему. Через трагические совпадения в судьбах Мольера и Михаила Булгакова режиссер обличает глупость и беспощадность политической власти, ее губительное влияние на творчество вообще и на людей творческих профессий в частности.

В жизни автора «Кабалы святош» Михаила Булгакова и Мольера, главного персонажа этого произведения, выстраивается четкая параллель. Театр Мольера процветал благодаря Людовику XIV, но под давлением высмеянных в «Тартюффе» клерикалов суверен запретил показы этой пьесы и лишил Мольера своего покровительства. Булгаков же бился с советской цензурой за право печататься и писать пьесы для театра. Цензуру снимали лишь иногда, по личному указанию Сталина.

Как и в жизни Булгакова, на сцене вдруг звонит телефон, и на том конце провода с ошеломленным героем говорит «товарищ Сталин». Но параллели в спектакле на этом не заканчиваются. Касторф тянет эту нить в настоящее и сводит счеты со своими гонителями.

В почти шестичасовом спектакле режиссер все смешивает и синтезирует — персонажей (Мольера и Булгакова), пьесы (в спектакле обильно цитируется Мольер), видео (Франк Касторф одним из первых стал использовать видео на сцене, еще в 90-х годах) и эпохи (режиссер постоянно отсылает зрителя к современным реалиям), напоминая вновь и вновь о принципиальной несовместимости интересов властных структур с творческой жизнью.

Спектакль «Кабала святош» поставлен с коллективом берлинского Фольскбюне — театра, где Касторф проработал практически 25 лет и откуда ушел в мае прошлого года, хлопнув дверью, несогласный с менеджерскими решениями берлинских властей. Поэтому кажется, что просторный Дворец выставок воплощает обретенную режиссером свободу. «Кабала святош» — спектакль знаковый, первый сыгранный вне дорогой сердцу Касторфа сцены Фольксбюне.

Для 65-летнего режиссера театр остается «боевым искусством», где анархия должна брать верх над мелкими интересами и где он сам, по его собственной формулировке, намерен оставаться «политически активным инструментом»

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.