Старинный вальс «Осенний сон» — последний вальс «Титаника»

Дидье Франкфор «Последний вальс Титаника». Изд. Nouvelles éditions place
Дидье Франкфор «Последний вальс Титаника». Изд. Nouvelles éditions place DR

«Старинный вальс „Осенний сон”», упомянутый в знаменитой советской военной песне «В лесу прифронтовом» композитора Матвея Блантера на стихи Михаила Исаковского, нередко путают с самой этой песней, написанной в 1942 году. Но возник великий вальс еще до Первой мировой войны, его автор — «английский король вальса», британский эстрадный композитор Арчибальд Джойс. А французский историк Дидье Франкфор утверждает, что именно эта музыка звучала на борту «Титаника», когда судно шло ко дну. В издательстве «Nouvelles éditions Place» вышла его книга «Последний вальс «Титаника».

Реклама

RFI: Нет человека в России, который не знает эту музыку. Но никому не пришло в голову усомниться в ее авторстве. Да и сам Блантер писал о ее создании: «В 1942 году получаю от Исаковского письмо: „Матвей, я написал стихи. Может, этим обеспечу хоть какое-то участие в войне“. С первых же фраз было ясно — стихи сто́ящие. Так появился вальс „В лесу прифронтовом“». Как получилось, что вы стали изучать историю его создания?

Дидье Франкфор: Я следовал за историей этого вальса — но как бы в обратную сторону. Работал, как обычно работают историки. Это похоже на полицейское расследование. У вас в руках есть некие данные, и их нужно расследовать и логично выстроить. Точкой отсчета для меня была совершенно случайно услышанная мелодия. Мне сказали, что это сербская народная песня. Но я уже слышал ее раньше. Тогда я стал рыться в дисках и звуковых файлах и понял, что знаю эту музыку в финской версии. Ее по-фински пел великий эстонский баритон Георг Отс, знаменитый советский певец.

Итак, Георг Отс пел этот вальс, и я подумал, что, может быть, это вальс моряков Балтийского флота. Но я по-прежнему не понимал, как эта музыка попала из Финляндии в Сербию, у которых нет даже общей границы. Ответ был довольно очевиден — между двумя этими странами лежит Россия, вернее, лежал Советский Союз, музыка явно прошла по российской территории. Советский Союз был нитью, которая протянулась между двумя версиями этого вальса. Уже после финской версии я нашел шведскую, в том числе в виде рок-музыки, и даже бразильскую, под названием «Вальс о любви». И эту невероятную географическую широту распространения я должен был объяснить как историк. Как эта музыка попала во все эти страны? Почему она так знаменита? Ведь существуют даже ее джазовые версии, которые исполняли Джанго Рейнхардт и Сидней Беше. В чем секрет? В конце концов я нашел ответ! Этот вальс значился в списках музыки, которую крупные трансатлантические компании еще до Первой мировой войны рекомендовали к исполнению на борту своих круизных лайнеров.

Тогда я понял, что этот вальс, возможно, играли на «Титанике», в частности, в момент его гибели. Многие свидетельства пассажиров «Титаника», которые выжили после катастрофы, свидетельствуют в эту пользу. После знаменитого фильма часто думают, что когда корабль уходил на дно, оркестр играл «Ближе, Господь, к тебе». Но на самом деле последней музыкой, которая звучала на погибающем судне, был «Осенний сон» Арчибальда Джойса.

«Титаник»  при выходе из Саутгемптона
«Титаник» при выходе из Саутгемптона UIG/LEEMAGE

Почему же тогда в фильме «Титаник» мы слышим совсем другую музыку?

Создатели фильма предпочли взять классическую версию религиозного гимна «Ближе, Господь, к тебе». Трагедии хотели придать религиозный размах, чтобы никто не думал, будто пассажиры «Титаника» жили в развлечениях и роскоши и так и погибли. Но я задумался об оркестре, который играл на борту в этот трагический момент. Кто-то говорил, что музыканты — настоящие герои. Но в их адрес раздавалась и критика. Будто бы их игра создавала иллюзию, что ситуация не настолько безнадежна, а значит, совсем не обязательно бежать к спасательным лодкам. И на них как будто лежит ответственность за смерти, которых можно было избежать. Конечно, эти упреки совершенно безосновательны и очень несправедливы. Та категория пассажиров, среди которой погибло больше всего людей, это были пассажиры третьего класса, а у них вообще не было доступа к оркестру, они его не слышали. И музыканты совершенно не виноваты в размерах катастрофы.

Песню про вальс «Осенний сон» исполняли лучшие советские певцы и певицы: Майя Кристалинская и Иван Козловский, Ефрем Флакс (первый исполнитель) и Надежда Обухова, и многие другие.

Пел ее и французский певец Серж Генсбур — причем по-русски. Гинзбурги — выходцы из России, и певец рассказывал, что вальс в детстве ему напевала мать. И даже записала слова. Только он так и не научился читать по-русски, и, в итоге, ему напела песню племянница. Как, по вашему мнению, музыка попала в Россию?

Это английский вальс, написанный Арчибальдом Джойсом, который приезжал с гастролями и в Россию, еще до Первой мировой войны. История этого вальса хорошо демонстрирует фольклоризацию культуры, на которую одно время опирался советский режим и другие режимы. Эта тенденция заключается в том, что произведения, написанные настоящими композиторами и поэтами, представляют как творчество народа. Это делается только для того, чтобы прославить коллективное в противовес индивидуальному, придать коллективу вид живого существа. И чтобы стереть целую часть истории.

История этой музыки не может оставить равнодушным. Когда в нее погружаешься, понимаешь, что она касается ностальгических уголков души, воспоминаний о детстве, иногда тяжелых. Когда слушаешь вальс, то становится ясно — все мы ходим по кругу — в прямом и переносном смысле. И это движение по кругу может оказаться спасительным, ведь это сопротивление призыву к мобилизации, которая, мы прекрасно знаем, куда ведет. Вальс переносит нас в прошлое и избавляет нас от кровавых утопий и иллюзий будущего.

«Титаник» , старинная открытка
«Титаник» , старинная открытка © Musée des lettres et manuscrits

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями