Перейти к основному контенту
Кухня Франции

EPV – живое наследие Франции

Аудио 11:44
patrimoine-vivant.com

В парижском Гран Пале на днях открывается выставка, на которой будет представлен цвет французского ремесленного производства в области гастрономии. Здесь их называют métiers de bouche - ремесла, связанные с едой. Парижская выставка представит те предприятия, которые удостоены называться «живым наследием». Мы беседуем с Алекси Говсияном, директором Высшего института Ремесел, в задачи которого, в частности, и входит присуждение предприятиям знака EPV - Предприятие живого наследия.

Реклама

RFI: Господин Говсиян, что такое предприятие живого наследия?

Алекси Говсиян: Этот знак я бы охарактеризовал так. Есть более 3 миллионов предприятий во Франции. И только 1000 из них носит марку EPV – «Предприятие живого наследия». Это предприятия, обладающие редким мастерством. Их редчайшие знания и навыки пользуются высокой местной, национальной и международной репутацией. К тому же, это старинные предприятия. Самое древнее восходит к 1300 году. Это бумажное производство, которое называется Prat. У нас также по-прежнему существует ювелирное производство Mellerio, которое отмечает свое 400-летие. И таких старинных предприятий более 300.

RFI: В каких областях производства они работают, какую продукцию выпускают?

Алекси Говсиян: Это предприятия исключительного мастерства в самых разнообразных сферах производства. Среди них производство предметов искусства – сервировки, декора, а также сфера гастрономии, и еще промышленность и инновации. Так что это предприятия, которым присуще нечто исключительное. Марка «Предприятие живого наследия» присваивается государством, министерством экономики, поскольку мы считаем, что эти предприятия нуждаются не только в славе, но и в продвижении. Благодаря этому они получают не только признание, но и некоторые привилегии.

RFI: Каковы критерии присуждения знака?

Алекси Говсиян: Есть множество критериев. Первое: требуется, чтобы весь производственный цикл происходил в стенах предприятия. Второе: все должно производиться во Франции. Благодаря предприятиям живого наследия вы имеете гарантию, что это Made in France. Мастерство должно быть редким – это должно быть нечто, что отличает это предприятие от всех прочих. Это могут быть, скажем, люди, которые там работают и являются либо «Лучшими ремесленниками Франции», либо так называемыми «Компаньонами долга».

К тому же, не должно быть множества предприятий, работающих в одной и той же сфере или имеющих примерно одинаковые навыки производства. То есть дело еще и в редкости. И, наконец, предприятие должно располагать оборудованием или орудиями производства, которые также необычны, у такого предприятия и его продукции должны быть патенты, музыкальное обрамление, изображения или рецепты (в области гастрономии), которые используются на протяжении веков. Это и отличает предприятия EPV от всех остальных. Но редкие навыки и редкие орудия недостаточны, нужно также, чтобы предприятие пользовалось известностью.

RFI: Не могли бы вы привести примеры Предприятий жиовго наследия?

Алекси Говсиян: Например, вам наверняка известен кожевенник «Hermès». Эта компания также является предприятием живого наследия, поскольку их мастерство совершенно исключительно. Их машины, орудия, их мастера-кожевенники – уникальны. И «Hermès» пользуется признанием. Он принадлежит к этому миру носителей марки.

Вы знаете шампанское Bollinger, оно тоже предприятие живого наследия. Есть ресторан Taillevant , если говорить о гастрономии. Примеров много. Есть печенье калиссон из Экса и изготавливающая его кондитерская «Сonfiserie du Roy René». И все эти предприятия отличаются от остальных.

Нельзя сказать, что другие плохи, поймите меня правильно, но речь идет о лучших, об элите, в некотором смысле – которая в наши дни стоит у истоков успеха не только на национальном, но и на международном уровне.

RFI: Это предприятия большой важности. Но значит ли это, что это большие предприятия?

Алекси Говсиян: Не обязательно. У самого маленького – всего один работник. Оно занимается реставрацией старинных автомобилей.

RFI: А какие предприятия вы можете назвать в области гастрономии?

Алекси Говсиян: Hediard, конечно, ресторан Taillevant, как я говорил, шампанское Bollinger, и есть виноделы, в частности, в Провансе и на юге Франции.

RFI: Наверное, такую продукцию не всегда можно себе позволить купить, но посетить такое предприятие можно?

Алекси Говсиян: Существуют то, что называется «Дороги EPV», которые можно найти в интернете, на сайте Предприятий живого наследия, а также на сайте организации Atout France, которая занимается продвижением французского туризма за границей, и на сайтах ремесленных палат и торговых палат. Есть туристические маршруты, которые включают EPV.

Эти предприятия открыты для публики, их можно посещать (по установленным часам, конечно, но посещать можно). Есть также разовые акции, в определенные периоды. В Провансе – на Лазурном берегу, мы как раз сейчас организовали выставку действующую со 2 августа, она продлится до 14 сентября, там собраны предприятия из области гастрономии и искусства сервировки. Всего, что касается гастрономии – не только того, что едят, но всего, что сосредоточено вокруг стола.

Эта выставка проходит в помещении кондитерской фабрики Сonfiserie du Roy René в Экс-ан-Провансе, на ней представлены 24 предприятия. И когда иностранец находится в этом регионе – в Марселе, в Экс-ан-Провансе, в Авиньоне – в городах, куда мы не особенно любим ездить летом из-за жары, то он может пойти и посетить все эти предприятия, поработать с ними, поговорить с ними, сделать заказы.

Совсем недавно у нас прошла замечательная выставка EPV в магазине Harrods в Лондоне, она шла весь июнь, и там были представлены гастрономические предприятия, например, печенье из Реймса («Biscuits de Reims»). Оно тоже носит марку EPV, очень старинную EPV, и это печенье - продукт, который больше всего продавался в Harrods на протяжении июля. А вместе с ним - кнели из щуки, которые производит другое предприятие EPV, из региона Рона-Альпы. И все это рядом с красивыми предметами, настоящими произведениями искусства!

RFI: Нет ли опасности, что некоторые ремесла и навыки исчезнут, особенно если предприятия маленькие?

Алекси Говсиян: Это одна из причин, по которой и была создана эта марка. Вот посмотрим, зачем она? Ведь знаков отличия и так во Франции полно. Вы скажете – не только во Франции, но во Франции в особенности. Среди всех знаков, отличий, наименований по происхождению, указаний – лейблы повсюду, - иногда сегодня мы не в состоянии понять, что лучше.

Есть «Красный лейбл» (Label Rouge), есть географически защищенные названия, есть AOC (наименования, защищенные по происхождению) – все это касается гастрономии и поварского искусства. Но чего-то недоставало. Не было лейбла, выдаваемого предприятию. Предприятия, которые производят редкую продукцию, не имели знака отличия. Это был способ признать их и наградить. Но есть и вторая причина – эти навыки находятся в опасности, однажды они могут исчезнуть. Такая ситуация существует и в гастрономии – определенные рецепты, определенные навыки, например, печенье из Реймса, находятся в опасности.

И этот навык не должен исчезнуть. Поэтому предприятия редких ремесел или редких навыков получают, благодаря EPV, средства, в частности налоговые кредиты, для передачи умений, для найма учеников. Когда вы – EPV, у вас больше налоговых кредитов на обучение, чем если вы – не EPV.

RFI: Может ли иностранец стать подмастерьем?

Алекси Говсиян: Иностранец может стать подмастерьем, если он попадает в центр обучения или если предприятие его наймет, потому что этому предприятию этот подмастерье нужен для развития мастерства. Приведу вам пример: фабрика фортепьяно Небу (Nebout), которая практически с самого начала обладает маркой EPV, наняла подмастерье из Японии. И он не просто любил эту работу и с декой, и со струнами, но и обучался новым умениям у уникальных мастеров. Не знаю, где он сейчас. Может быть, вернулся в Японию, чтобы работать в этой области и быть лучшим в своем деле, а может быть, работает здесь и примет руководство этим предприятием, когда хозяева захотят его передать.

RFI: Какие выставки планируются в ближайшее время?

Алекси Говсиян: В самом скором времени пройдет большая экспозиция в Большом Дворце, в Париже - с 11 по 15 сентября. Она будет называться «Révélations» («Открытия»), и ее организует Atelier d’Arts de France. Там будет целый отдел EPV, который мы представим в виде накрытого стола. Наша часть так и будет называться «Стол EPV». На нем вся продукция будет изготовлена предприятиями живого наследия, начиная от самого стола, который изготовило предприятие Urell – это настоящее чудо,- до стаканов, вилок, пирожных или блюд, которые будут на столе, и до скатертей и салфеток.

EPV - картинки с выставки

15 предприятий представят свое мастерство всему миру - салон в Большом Дворце будет международным. Этот стол через несколько дней откроет и Праздник французской гастрономии. Сейчас во Франции есть Праздник Музыки, который был придуман во Франции и стал всемирным. Это было во времена Жака Ланга. И второй, более молодой праздник – Праздник гастрономии. Он существует с той поры, когда ЮНЕСКО внесло французское гастрономическое застолье в список нематериального наследия, с 2011 года, и проводится в первый день осени – 20, 21 или 22 сентября.

В этом году он будет идти 3 дня, потому что министр ремесел госпожа Сильвия Пинель считает, что этот праздник так важен, что нужно всю Францию – молодежь, детей, пожилых – объединить вокруг гастрономического стола, и нести это на международный уровень.

* * * * *

Мы беседовали с Алекси Говсяном, директором Высшего института Ремесел, в задачи которого, в частности, входит присуждение французским предприятиям знака EPV - Предприятие живого наследия.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.