Кавказский дневник

Правозащитники желают перемен на Северном Кавказе

Аудио 07:50
Светлана Ганнушкина
Светлана Ганнушкина

Только персональное право, неукоснительное соблюдение законности, уважение прав человека способно противостоять идеологии терроризма.

Реклама

Президент Дмитрий Медведев провел расширенное заседание с руководителями правозащитных организаций Северного Кавказа, представителями правозащитного центра "Мемориал" и международной организации Human Rights Watch.

Необходимость подобной встречи назрела давно. Несмотря на тщетные попытки Кремля хоть как-то урегулировать взрывоопасную ситуацию в этом регионе, желаемого эффекта не наблюдается. Сводки о продолжающихся подрывах представителей силовых ведомств, чиновничьего корпуса и ответных спецопераций прикомандированных военных продолжают ежедневно поступать в новостные блоки российских медиаслужб.

Назначением Александра Хлопонина полномочным представителем российского президента предполагалась задача искоренения в регионе массовой безработицы, преступности, клановости и коррупции. Ставка делалась на опыт управленца Хлопонина, как коммерческий, так и административный. Для решения экономических проблем стали привлекаться опальные олигархи.

В Россию неожиданно вернулся бывший владелец Черкизовского рынка, миллиардер Тельман Исмаилов. В середине февраля он встретился в Грозном с чеченским президентом Рамзаном Кадыровым, на встрече обсуждались вопросы инвестиций. Сын Исмаилова стал владельцем футбольного клуба «Терек». Эксперты отмечают, что возвращение Тельмана Исмаилова совпало с началом деятельности полпреда Хлопонина.

Вернувшийся в Россию из лондонской ссылки, основатель кампании «Русснефть» Микаил Гуцериев, готов вложить до 10% инвестиций на оздоровление ингушского сектора.

В столице Чечни идет строительство спортивного комплекса с ледовой ареной вместимостью до 9 тысяч человек. Проект спорткомплекса был разработан в соответствии с мировыми стандартами для спортивных сооружений и с требованиями Международного олимпийского комитета. В Дагестане открыт спортивный комплекс общей площадью 17 тысяч квадратных метров. Это крупнейшее на Северном Кавказе спортивное сооружение, арена которого способна вместить более 6 тысяч зрителей, а в десяти залах могут одновременно заниматься спортом более тысячи человек.

Но позитив экономического бума послевоенной Чечни и сопредельных ей территорий продолжает сопровождаться все разрастающимся подпольным сопротивлением радикально-исламистского движения, которое подпитывается, прежде всего, преступными действиями прикомандированных силовиков и представителями Федеральной Службы Безопасности. Здесь Хлопонин пока бессилен, или руки не дошли.

На встрече с президентом Медведемым правозащитники отметил, что военные безнаказанно практикуют на Кавказе пыточные меры дознания подозреваемых в участии в незаконных вооруженных формированиях, тем самым нарушая законы гражданского и уголовного Кодекса Российской Федерации.

Председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина обратила внимание президента на недопустимость борьбы с терроризмом методами государственного террора. В Чечне официальными военными структурами активно внедрятся в жизнь кампания по преследованию родственников предполагаемых боевиков. А когда, после мартовского теракта в Москве, президентом и премьер-министром России была дана отмашка на расправу со «всеми, кто стирает рубашку или готовит суп (террористам)», силовики стали откровенно пренебрегать нормами права. Население боится обращаться и в правоохранительные органы, и к правозащитникам: "Страх, сравним только с тем, который испытывали граждане СССР во времена сталинского террора и равного которому мы не видели здесь даже в разгар войны в Чечне", - сказала Светлана Ганнушкина, председатель «Гражданского содействия», обращаясь к президенту.

Против самих же правозащитников идет открытая война: нераскрытые убийства Натальи Эстемировой, Заремы Садулаевой, Макшарипа Аушева и последующее исчезновение четырех его родственников, не могут не вызывать обоснованных предположений о причастности к этим преступлениям силовых ведомств.

За последний год из России вынуждены были выехать руководитель чеченской правозащитной организации «Мемориал» Шахман Акбулатов и Альберт Хантыгов. «Правозащитников в Чечне власти фактически приравняли к террористам», - сказала Ганнушкина.

Сотрудник "Мемориала" в Гудермесе Аюб Титиев обозначил президенту России проблему поиска тел 5 тысяч пропавших без вести. Председатель Парламента Чечни на днях официально подтвердил эту цифру,

Вопрос о создании лаборатории по идентификации тел с базой данных ДНК близких родственников пропавших, правозащитники ставили перед Кремлем, начиная еще со второй чеченской войны. Но воз и ныне там.
Сочтет ли Медведев нужным отреагировать на необходимость подобного шага, покажет ближайшее время.

Правозащитники говорили и о той безнаказанности по похищениям, когда известны имена преступников и номера машин, на который совершались похищения. Невозможность установить круг лиц, причастных к подобного рода преступлениям, связан с тем, что эти противоправные действия совершаются с ведома и одобрения силового командования на Кавказе. Во всяком случае, ингушский президент Евкуров не раз в своих интервью признавал, что военные не согласовывают проводимые спецоперации с местными милиционерами. Как пример, можно вспомнить хладнокровный расстрел и следы пыток на телах четырех молодых людей, который были расстреляны в предгорье ингушского села Аршты в феврале 2010 года.

Руководитель ингушского отделения "Мемориал" в Назрани Тимур Акиев отметил, что похищения людей, убийства при задержании, пытки в ходе допросов создают мобилизационную базу для подполья. Вопрос председателя ингушского «Мемориала» о причинах намеренного противодействия представителей государственной власти президенту Евкурову, похоже, застал врасплох Дмитрия Медведева. Речь шла о жалобе судей Ингушетии, поданной на имя президента России, где говорится, что «Евкуров намеренно дискредитирует судейский корпус республики, обвиняя его в недобросовестности и коррупции». В ответ на вопрос правозащитника «почему представители судебной системы и силовики мешают работать Евкурову?», Медведев произнес фразу, которая могла бы стать преамбулой к политическому фельетону. Оказывается, президент Ингушетии, ему - президенту России (цитирую дословно) «…ничего на эту тему не докладывал. Может быть, он собирается это сделать, но вы ему передайте, и я ему скажу, если у него есть такие данные, пусть он мне просто отдельно это доложит».

Оказывается, правозащитники должны выступить в роли посредников между президентами страны и республики, чтобы Медведев знал об истинном положении дел в вверенной ему стране. Или, все-таки, российскому президенту известно то противостояние, о котором говорит руководитель ингушского «Мемориала» и всё это есть часть заготовленного сценария, где есть место и жертвам, и героям?

Главным нарушителем прав граждан Дагестана правозащитник Заур Газиев назвал сотрудников Министерства Внутренних Дел. Пытки подозреваемых, приводящие к летальному исходу, стали обычной практикой. О тюрьмах, где к подозреваемым применяют самые варварские методы дознания и пыток, не раз писалось в российской прессе. Начиная со времени чеченской войны подобные факты стали обычным методом работы силовых служб.
«Только персональное право, неукоснительное соблюдение законности, уважение прав человека способно противостоять идеологии терроризма», - сказала Светлана Ганнушкина. Пока же, тревожные симптомы с правами российских граждан, гарантом которых является президент, оставляют желать кардинальных перемен.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями