Французская пресса

Зачем нужна «Большая двадцатка»?

Реклама

После прошедшего в Сеуле саммита таким вопросом задаются все газеты. Но только «Юманите» вынесла этот вопрос крупным заголовком на первую полосу.

«Большая двадцатка» родила мышь, пишет газета французских коммунистов. Руководители самых могущественных стран планеты выставили напоказ свои разногласия, а сошлись лишь в одном: отложить в долгий ящик вопрос о прекращении «валютной войны» и сокращении торгового дисбаланса.

Вот и опустился занавес над очередным представлением «Большой двадцатки», пишет газета «Либерасьон». Саммит оказался не более захватывающим, чем самый скучный из телесериалов. Почти по всем вопросам восторжествовал принцип наименьшего общего знаменателя. Парализованный национальными интересами стран-участниц, саммит не сумел ничего противопоставить угрозам, нависшим над экономикой нашей планеты.

Аналогично оценивает результаты саммита, вернее, их отсутствие, и журналист газеты «Паризьен». В конце концов, пишет он, сеульский саммит привел к минимальному компромиссу в форме передышки. «Такое согласие лучше, чем разногласие», - заявил по этому поводу президент Франции Николя Саркози. Для французского президента это манна небесная, пишет журналист. Президент рассчитывает извлечь пользу из тяжкого валютного кризиса, он, кстати, даже обмолвился об этом: «В определенном смысле этот кризис нам на пользу».

Редакционная статья газеты «Фигаро» тоже посвящена вопросу: зачем нужна «Большая двацатка». Она так и называется «Речь в защиту «Большой двадцатки».

Собравшийся в Сеуле саммит «Большой двадцатки», которую истощает валютная война между американцами и китайцами, закончился так же плохо, как и начался. Как и следовало ожидать. Его результатом стало бесцветное коммюнике без единой конкретной и обязательной к исполнению меры, которое вряд ли чем поможет бороться против болезней мировой экономики - валютного демпинга и протекционизма. Дух всеобщего сотрудничества, который господствовал в момент всемирного финансового кризиса в 2008-2009 годах, полностью вышел из употребления среди сильных мира сего. Как только чрезвычайное положение отменили, национальный эгоизм быстро возобладал над коллективными интересами. Но достаточно ли этого, чтобы выкинуть «Большую двадцатку» на свалку истории, задаётся вопросом автор.

Это было бы ошибкой, отвечает он на свой же вопрос. Строительство более уравновешенной мировой экономики, подчиняющейся правилам, приемлемым для всех и принятым всеми, это долгий процесс, невыполнимый в рамках одного саммита. И вера в то, что со временем все придет в порядок, это вовсе не наивный оптимизм. Беспорядок не выгоден никому, и лучше договориться о минимальной дисциплине, чем вести войну без правил.

Перед Николя Саркози, который занял место председателя «Большой двадцатки» после сеульского саммита, встает задача убедить своих партнеров перейти ко второй, более сложной фазе - к конкретным мерам по исправлению валютных неурядиц…Может быть, завершает автор передовицы в газете «Фигаро», эта цель ему по силам.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями