Кавказский дневник

Единый Кавказ - опасность для российской государственности

Аудио 16:27
Майербек Вачагаев, бывший пресс-секретарь президента Чеченской республики Ичкерия Аслана Масхадова
Майербек Вачагаев, бывший пресс-секретарь президента Чеченской республики Ичкерия Аслана Масхадова RFI

Доктор истории, аналитик Джеймстаунского фонда Майербек Вачагаев считает, что кавказцы в едином пространстве представляют опасность для российской государственности, а попытка претворения в жизнь этого плана будет непременно сопровождаться вмешательством высшего руководства России.

Реклама

В Тбилиси 22 ноября завершилась международная конференция, посвященная судьбам северокавказских народов. Организаторы форума – Джеймстаунский фонд, Университет Илии и Международная школа кавказских исследований. Форум проходил под пространным названием «Скрываемые нации, продолжающееся преступление: Народы Кавказа между прошлым и будущим». В Тбилиси прибыли ученые и эксперты их Европы, Турции, Америки, Израиля. Париж представляли французский философ Андре Глюксман, известный своей критикой российских властей, доктор истории и аналитик Джеймстаунского фонда Майербек Вачагаев, профессор – лингвист Мариэтта Цороева. Итоги, прошедшей в Тбилиси конференции, комментирует Майербек Вачагаев.

RFI: Майербек, какие задачи перед собой ставила прошедшая в Грузии конференция и какие выполнимы на сегодня?

Майербек Вачагаев: Конференция ставила только одну задачу: сблизить позиции взаимопонимания между Грузией и северокавказскими народами, которые были нарушены в последние два десятилетия, в частности, когда грузинская политика не воспринимала Северный Кавказ, считая, что она, может быть, и будет существовать без единого Кавказа. Данная конференция была направлена на то, чтобы показать, что нет отдельной части Кавказа. Грузия не может существовать без остальной части Кавказа, в том числе, и Северного, и только с хорошими соседями Грузия может быть сильным государством.

RFI:Чем объясняется столь высокий интерес Запада и Европы к кавказскому региону?

Майербек Вачагаев: Интерес вызван и теми процессами, которые происходят в Закавказье. Проблемы Грузии, Армении и Азербайджана сегодня в Европе более актуальны, чем северокавказские, но последний год показал, что Северный Кавказ является очагом напряженности не только для России. Второе: это регион, в котором хотят провести Олимпиаду в Сочи в 2014 году. Соответственно, этот регион стал интересовать и те круги, которые будут связаны с Олимпиадой. Представителей всех стран мира должен интересовать вопрос: куда они едут, что собой представляет этот регион. Сегодня этот регион представляет только клубок проблем, проблем тяжелых, корень которых тянется испокон веков, некоторые из которых созданы в последнее десятилетие.
Данные проблемы решаемы на уровне Единого Кавказа.

RFI: При сложившейся не простой ситуации на Северном Кавказе и Закавказье возможно бойкотирование Олимпиады западными странами?

Майербек Вачагаев: Этот вопрос активно продвигался на конференции черкесскими организациями. Они пытаются донести свою точку зрения, которую трудно не принять, о том, что на кладбище нельзя проводить Игры. Именно в этом районе, начиная от Адлера, Сочи и до Абхазии, перевозили мухаджиров в XIX веке, после окончания Кавказской войны 1864 года. Олимпиада должна пройти в районе, который исторически считается памятником жертвам миллионов черкесов.
Европа и Соединенные Штаты должны признать, что это место является кладбищем для черкесов. Думаю, что первоначально черкесы были бы удовлетворены фактом признания геноцида XIX века.

RFI: Сегодня, когда продолжается геноцид кавказских народов и тех же самых адыгов, есть ли какой-то смысл признавать геноцид, который произошел 150 лет назад и не замечать кровавых реалий на территории той же самой Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии?

Майербек Вачагаев: Конечно, нельзя. Боле того, нынешняя конференция носила оттенок северокавказских проблем, и здесь внимание нами больше уделялось нашему региону – Чечня, Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария. Из восьми панелей, семь были посвящены нашим регионам и только одна – проблеме проведения Олимпиады. Сам факт проведения конференции указывал на актуальность проблемы сегодняшнего дня. Но мы должны начинать с того, что Россия должна признать то, что произошло 200 лет назад, и нам легче будет требовать от неё того, что происходит сегодня.

RFI: На 65-ой Генеральной Ассамблее ООН Президент Грузии Саакашвили представил видение межгосударственного объединения Кавказа. Идея сама не нова. Есть ли возможность хоть как-то реализовать этот замысел, и пойдет ли на это Москва?

Майербек Вачагаев: Я больше чем уверен, что Москва на это никогда не согласится. Для Москвы это будет означать потерю этого региона полностью, и не только контроля какого-то государства, которое привязано к ней – Армения, тесные экономические отношения с Азербайджаном. Грузия сегодня полностью вышла из-под контроля России, и её влияние здесь минимально. Но, если говорить о Едином Кавказе, кавказцы в едином пространстве – это опасность для российской государственности. Поэтому, я уверен, что она будет препятствовать видению Единого Кавказа. Претворение в жизнь этого плана будет сопровождаться вмешательством Российской Федерации.

RFI: Московские эксперту по Кавказу утверждают, что Грузия используется как территория для вторжения в сопредельные районы Северного Кавказа. Насколько утверждение имеет под собой почву?

Майербек Вачагаев: Я думаю, что ни один серьезный аналитик или эксперт не мог говорить такого бреда. Только сумасшедший может утверждать, что из Грузии возможен сегодня. Это все-таки граница высотой от трех до четырех тысяч метров высотой. Даже опытному альпинисту не очень легко перебраться через эти горы. Более того, последние десять лет мы слышим отчеты федеральной службы безопасности, которая гордится тем, что даже птица не перелетит через границу. Там стоят такие приборы звуковые и видеонаблюдения, которые фиксируют передвижения из среды животного мира. Так о каком переходе боевиков могут утверждать эти эксперты? Это несерьёзно. Это продолжение игры, которая направлена на то, чтобы поддержать абсурдную политику своего государства, своих политиков.

RFI: В форуме, который прошел в Грузии принимали участие французский философ Андре Глюксман и Лорд Фрэнк Джадд . Их участие в форуме достаточно серьезный фактор. Они участвуют, по мнению России, в антироссийских мероприятиях и, тем не менее, их принимают в России. Как соотнести это?

Майербек Вачагаев: Андре Глюксман – persona non grata для России, он не имеет права заезжать даже на границу. Он тайно пересек границу в обход российской власти и посетил воюющую Чечню в 2000 году. Что касается Лорда Фрэнка Джадда, не будучи руководителем комиссии в ПАСЕ, он может позволить себе спокойно говорить все, что он думает. Именно этим он был интересен, как докладчик.
Приглашение этих людей никак не было сопряжено с противостоянием с Россией. Эти люди не говорили о том, что Россию нужно разрушать, наоборот, они предлагали России понять свою роль в этом регионе. Они призывали Россию признать факт того, что Кавказ все-таки – это другой мир, другая культура, это другая цивилизация, которая не может контролироваться и регулироваться исключительно кабинетными чиновниками из Кремля. Эти советы Россия не должна была воспринимать враждебно, и я надеюсь, что в Россию поймут, что и Андре Глюксман, и Лорд Фрэнк Джадд не враги им. Эта конференция должна была помочь России понять то, что она не может осилить последние два десятилетия. Есть энное количество экспертов, аналитиков и специалистов, которые видят эту проблему по-другому, а не как господин Сурков или его команда в Кремле.

RFI: Корреспондент информационно-аналитического издания «Сегодня.ру» Сергей Маньшин пишет пространную статью о прошедшей конференции. Я позволю себе зачитать выдержку, которая вполне в духе неонацистов: «такие одиозные организации, как Джеймстаунский фонд и Международная школа кавказских исследований опекают не только чеченских террористов, но и режим полоумного Саакашвили. 19-21 ноября эти радетели за мир на Кавказе проводят в Тбилиси конференцию «Неизвестные народы, ужасные преступления: Северный Кавказ между прошлым и будущим». В мероприятии примут участие такие русоненавистники, как Андре Глюксман, Пол Гобл, Лорд Джадд и др. Идеологическую направленность этой конференции можно предугадать заранее. Кому-то очень хочется вернуться в те времена, когда состояние перманентной войны у рубежей России было нормой. Террористический проект слишком дорогой, чтобы Лондон, Вашингтон и Варшава добровольно от него отказались».

Майербек Вачагаев: Сумасшедшие люди – это медицинский диагноз. Джеймстаунский фонд занимается как раз регионами терроризма, изучением проблем терроризма, почему возникает терроризм. Джеймстаунский фонд организовывает конференции, направленные на противодействие терроризму не только в России и Кавказа. Это, в большей степени, связано с Востоком. В данном случае – это не один человек, не десять, к сожалению, их в России - миллионы.
Джеймстаунский фонд и Центр кавказских исследований занимается гуманитарной деятельностью в области просвещения. Они занимаются тем, чтобы люди свободно приезжали в Грузию и без вмешательства каких-то докторантов, специалистов по Кавказу занимались в архивах, университете вопросами Кавказа. Они способствуют тому, чтобы человек сам понял, что, как, где решать ту или иную проблему, или как эта проблема представлялась в 19-20 веках. Особо нужно отметить, что нет никакой пропаганды. Более того, в Тбилиси, как столице бывшей Кавказской губернии, сконцентрированы оригинальные документы, больший пласт которых не имеет даже Россия. И для аспиранта, студента, докторанта, который приезжает туда, предоставляется самому написать свою работу. Этот автор (Сергей Маньнин – RFI), не зная ни Джеймстаунский фонд, ни Центр кавказских исследований пытается своими шаблонами показать точку зрения кремлевской политики. И ни больше. Этот человек не попытался понять, чего же они хотят. Это – главный признак некомпетентности так называемых аналитиков и журналистов. Заведомо, до начала конференции, они начинают писать глупости, которые становятся очевидными на следующий день и что подобного быть не могло.

RFI: Майербек, возможное развитие событий на Кавказе и будущее Кавказа?

Майербек Вачагаев: Давайте начнем с того, что 19 ноября президент России признал, что вся статистика, которая дается по Кавказу – это брехня. Это дословно фраза российского президента, это не Вачагаев говорит. Давайте признаем и то, что начальник СКП СКФО при прокуратуре России Бастрыкин заявил, что, безусловно, в 2010 году мы видим активизацию деятельности незаконных вооруженных формирований и это происходит во много раз больше, чем в прошедшем году. В полтора раза – это в Дагестане и в два раза больше – в Кабардино-Балкарии. То, что происходит в Ингушетии: после ареста Магаса (Али Тазиев – руководитель ингушского джамаата – RFI) было заметно замешательство среди движения Сопротивления, продолжаются похищения и аресты молодых людей на улице и у себя дома, потом их находят во Владикавказе, Москве или других регионах. Ингушетия в новостных строках занимает опять первое положение. Нападение в Чечне на Центорой, парламент, самоподрывы шахидов – все это свидетельствует о том, что ситуация в регионе остается напряженной. Активизация Сопротивления нарастает, и настроения людей меняются кардинально. Кабардинцы и черкесы, которые последние два столетия, мягко говоря, были пророссийские, сегодня задаются вопросом – а зачем существовать в этом государстве, в котором не уважают своего собственного гражданина. Настроения меняются не в пользу государства.

Мы видим напряженность и межрелигиозную. Последние атаки на христианские храмы в Черкесске, в Ингушетии направлены не против верующего христианина, они направлены против власти. Горцы как раз отличались уважительным отношением к иным религиям. Исход русского населения с Кавказа сегодня стал очевидным. Вслед за Чечней и Ингушетией мононациональными становятся Дагестан и Кабардино-Балкария, в последней очень высок отток русского населения. И даже в Северной Осетии мы видим, что ежегодный исход русского населения активизировался. С Кавказа уходит население не потому, что они боятся людей, с которыми они жили веками. Это больше боязнь за действия своего государства, которое не умеет себя вести в этом регионе, которое отказывается понять, что Кавказ – это совсем иной мир, чем Москва или Калужская область. Думаю, что ситуация в будущем году не только не улучшится, а активизируется в худшую сторону.

RFI: Вооруженное подполье на Кавказе объединено идеей Джихада и, вне зависимости от национальных приоритетов, действует в одном направлении. Какая идея способна объединить всё гражданское общество на Кавказе и противодействовать как терроризму, так и кремлевской политике?

Майербек Вачагаев: Дагестанцы, кабардинцы, чеченцы, ингуши, осетины, карачаевцы, балкарцы – каждый народ имеют свою отличительную черту и объединить всех может только идея. Сегодня идея Единого Кавказа расплывчата для населения, для российской части Кавказа. Ближе могла бы стать идея объединения всех северокавказских народов под лозунгом Ислама и мусульманства. Она и ближе и понятней, и в дальнейшем могла бы трансформироваться в более глобальную.
Говоря о Едином Кавказе, мы должны думать о христианской части Кавказа – это Грузия, Армения, часть Осетии и тогда идея Единого Кавказа станет приоритетна в более глобальных масштабах.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями