Французская пресса

«Украденный год»: пресса о французских журналистах-заложниках

Ярослав Горбаневский
3 мин

На первых полосах французских газет - фотографии двух журналистов - Стефана Тапонье и Эрве Гекьера. Сегодня исполняется ровно год с тех пор, как афганские талибы захватили этих сотрудников французского телеканала Франс-3.

Реклама

«Украденный год» - так называется передовица в газете «Круа». Один год, 365 дней и 365 ночей... Времена года сменяют друг друга, и возвращается зима. Для наших коллег с Франс-3 репортаж обернулся кошмаром. Люди, профессией которых было сообщать о событиях в жизни других, сами стали сюжетом информационного потока. Но нам ничего неизвестно об украденном у них годе, кроме изредка выдаваемых талибами «доказательств того, что они живы».

«Год ожидания» - с таким заголовком на первой полосе выходит газета «Либерасьон». Родные и близкие Тапонье и Гекьера критикуют неясность, царящую в вопросе о переговорах, направленных на освобождение журналистов-заложников. Скорое, «через несколько дней», освобождение заложников, вновь предсказанное на прошлой неделе министром иностранных дел, уже предсказывалось раньше - и в июле, и в августе. В феврале Николя Саркози поверил в возможность этого освобождения и даже позвонил семьям заложников, чтобы объявить им, что те - «на пути домой», - напоминает журналист. И каждый раз надежда на их освобождение не сбывалась, как если бы приступы оптимизма незамедлительно торпедировали все попытки вернуть им свободу.

Печальная годовщина захвата в заложники Эрве Гекьера и Стефана Тапонье не должна отвлекать наше внимание от многих других людей, не только журналистов, которые переживают аналогичные испытания в самых разных странах, - пишет автор передовицы в газете «Круа». Заложники-французы, заложники из других стран становятся разменной монетой, дешевым товаром в руках похитителей, которые используют их для достижения финансовых или политических выгод. Похитители людей делают заложниками демократические страны. Выбор жесток: вести или не вести переговоры с террористами, пиратами, бандитами. Отказаться от переговоров и подвергнуть опасности жизнь своих сограждан или согласиться на переговоры и дать возможность террористам, пиратам, бандитам перевооружиться и, значит, захватывать новых заложников? Вести переговоры в тайне или удовлетворить законное требование информации со стороны родственников заложников и общественного мнения? Дилемма встает и перед семьями заложников: хранить молчание, чтобы не сорвать возможные контакты с похитителями, или поддерживать давление общественного мнения.

«Горе семей»: журналист газеты «Паризьен» пишет о матери Эрве Гекьера. Это старая 84-летняя дама, она чувствует себя всё хуже. Представьте себе, что испытывает вдова, мать, которую буквально убивает пропажа единственного 47-летнего сына. И раньше, каждый раз, когда репортер отправлялся куда-нибудь за границу, она приходила в ужас. Ей хотелось, чтобы у сына была нормальная жизнь. И вот «её мальчик» оказывается в руках неизвестных людей на другом конце света, в стране, которую она даже не сможет найти на карте. До того, как его похитили, Эрве Гекьер каждый день звонил ей из Афганистана. Уже год он не звонит, и за это время горе и ожидание сгубили её здоровье. Она все время плачет, она думает только о сыне и говорит только о сыне. И каждый раз, когда надежды на его освобождение не сбываются, она всё больше угасает.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями