ФРАНЦУЗСКАЯ ПРЕССА

"Нувель обсерватер": Ливийские сценарии - "Пуэн": атом и ложь

Реклама

"Бомбардировки - а что дальше?" - спрашивает "Нувель обсерватер" в статье, посвященной положению в Ливии. Прошло около недели после начала операции западной коалиции в Ливии, и самое легкое, несомненно, уже сделано, - пишет журнал.

Самое легкое

Американо-франко-британские авиаудары по ливийским радарам, центрам командования и военно-воздушным базам дали возможность уничтожить ливийскую противоздушную оборону и установить над страной запретную для полетов зону. Тем более, что после авиарейдов было выпущено более ста ракет "Томагавк" с американских и британских кораблей и подводных лодок.

Первыми самолетами, атаковавшими ливийские объекты, были самолеты французские. Это был политический символ первой фазы военных действий. Как будто для того, чтобы отблагодарить Францию за активность, которую она проявила, добиваясь принятия Советом безопасности ООН резолюции, позволяющей военное вмешательство. Но французское лидерство длилось недолго - американцы тут же взяли на себя командование операциями, ожидая организации совместного штаба. Главные страны, силы которых задействованы в операции, не договорились об организации такого штаба до начала военных действий.

Французские ракетно-бомбовые удары, уничтожившие несколько танков Каддафи, дали возможность остановить наступление на оплот оппозиции город Бенгази. Затем западные силы должны были нанести удары по путям снабжения проправительственных сил. Этот сценарий напоминает операцию, проведенную против афганских талибов в 2001 году. До начала операции в Афганистан явно были секретно направлены несколько десятков сотрудников западных спецслужб, которые наводили авиаудары и оказывали помощь восставшим. Может быть, то же самое было сделано и в Ливии, - пишет "Нувель обсерватер".

Ведь после установления запретной для полетов зоны возможны два сценария. Режим и его армия могут рухнуть под воздействием психологического шока, вызванного авиаударами. Тогда можно будет вести переговоры. Но действий авиации может оказаться недостаточно, чтобы сломить сопротивление Каддафи. В этом случае может начаться затяжная война и противник может прибегнуть к террористическим методам. Тогда коалиция должна будет усилить удары по ливийским военным объектам. Но при этом ливийские военные могут скрыть танки в городах, среди гражданского населения.

Цели и средства военных операций

По мнению военных специалистов, для того, чтобы операция шла успешно, необходима поддержка на местах. Если цель - это свержение Каддафи, то со временем может встать и вопрос о направлении сухопутных частей, которые и завершат операцию. Американцы, обжегшиеся на иракском и афганском опыте, сразу предупредили, что на это они не пойдут. Точный авиаудар, который избавил бы страну от Муаммара Каддафи, дал бы возможность избежать войны в песках. Но на этот сценарий рассчитывать особо не стоит. Во всяком случае, подобные расчеты не сработали ни против того же Муаммара Каддафи в 1986 году, ни против Саддама Хуссейна в 2003. Воздушная война - дело крайне рискованное, - пишет "Нувель обсерватер".

Тайна атома

«Пуэн» в связи с аварией на японской АЭС «Фукусима» помещает подборку материалов об атомной промышленности. Журнал пишет, что в течение 60 лет все, что касалось использования атома как в военных, так и в мирных целях, окружалось покровом таинственности или государственной тайны.

Ложь обосновалась в центре атома с тех пор, как 1939 году Альберт Эйнштейн направил президенту Рузвельту письмо, в котором писал, что теперь с помощью урана можно изготавливать исключительно мощные бомбы нового типа. С тех пор ложь постоянно сопровождает развитие ядерных технологий, пишет журнал.

Гражданская ядерная энергетика берет свое начало в американском исследовательском центре в Лос Аламос в штате Нью-Мексико, где были разработаны две атомные бомбы, сброшенные в августе 1945 года на Японию. После бомбардировки Хиросимы и Нагасаки американские власти старались не допустить упоминаний о радиоактивном заражении — последствия радиации нужно было хранить в тайне, чтобы лучше их изучить.

Но больше всего лжи о ядерных технологиях, - пишет «Пуэн», - было во Франции. После взрывов в Хиросиме и Нагасаки генерал Де Голль сразу же понял, что атом гарантирует Франции двойную независимость — военную и энергетическую. В октябре 1945 года Де Голль подписал распоряжение о создании Комиссариата по атомной энергии, в задачи которого входило проведение научно-технических разработок по использованию атомной энергии в различных областях: научной, промышленной и оборонной. Переплетение гражданского и военного использования атома, - говорят некоторые французские историки, - сравнимо только с положением в СССР, с советским культом секретности. Секретность существовала и в США, но там довольно быстро гражданские ядерные программы были отделены от оборонных. В то время, как во Франции четкого разграничения еще нет.

Правительства, управлявшие Францией после ухода генерала Де Голля, продолжали его линию: атом - это независимость страны. И все последние десятилетия атомные технологии были сферой, открытой только для военных и для ученых-атомщиков, которые к гласности вовсе не стремились. Первая французская атомная бомба была испытана в оазисе Регган, в Алжире. Но никаких дебатов о ядерных разработках, как военных, так и гражданских, во Франции не велось. Политологи отмечают, что Франция - единственная страна, где кандидат в президенты, от какой бы политической партии он ни был, не может рассчитывать на успех, если высказывает какие-то сомнения в отношении национальных ядерных программ. Это удивляет всех соседей Франции.

Как облако остановилось на границе

Все это привело к одному из самых показательных обманов в истории ядерной промышленности: в 1986 году после катастрофы на Чернобыльской АЭС французские власти заявили, что чернобыльское радиоактивное облако, которое пересекло почти всю Европу, остановилось на границах Франции.

Таким образом, во Франции не были приняты специальные меры защиты, к которым прибегли другие европейские государства, хотя уровень радиации в несколько раз превышал допустимые нормы. Ответственен за это как общий климат, сложившийся вокруг ядерных вопросов, так и конкретный человек - тогдашний руководитель Центральной службы защиты от ионизирующих излучений Пьер Пельрэн. В 2006 году ему было предъявлено обвинение в обмане при отягчающих обстоятельствах, но процесс еще не завершен, а прокуратура склонна к тому, чтобы поддержать требование обвиняемого о прекращении дела в связи с отсутствием состава преступления.

Это имеет символическое значение в стране, где все, что касается применения атома, - это не подлежащая критике аксиома, - пишет "Пуэн", замечающий, что некоторые говорят об осторожном давлении властей, которые вовсе не хотят начала такого "ядерного" процесса.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями