Перейти к основному контенту
Французская пресса

Монолог Владимира Путина

Путин в Горках 28/12/2011
Путин в Горках 28/12/2011 REUTERS/Dmitry Astakhov
Инна Ракузина
5 мин

Реклама

Они своего не добьются. Сколько манифестантов было в Москве? 100 тысяч? Так это же совсем небольшое число буйных. Обезьян, ничтожеств, направляемых американцами, мечтающих о том, как бы унизить Россию. Если они думают, что они произвели на меня впечатление, они ошибаются. Я вывернусь, я обязательно вывернусь. У России немалый валютный запас. Я позволил мальчишке (Медведеву) объявить о политических реформах. Это доставит удовольствие наивным людям. Но главное, никогда не давать слабину. Иначе – конец.

За двенадцать лет я нажил немало врагов. Но это нормально. Вертикаль власти способствует процветанию олигархов, людей, разбогатевших на нефти и газе.
Тем, кто вышел на манифестации, такое чувство, как признательность, неведомо: я преобразил страну, а они позволяют себе требовать: «Россия без Путина!».

Но я не должен проявлять слабость. Как говорил Сталин (я цитировал его в 2004 году) перед тем, так затянуть гайки во внутренней политике: «Слабые, мы бьем по ним». В письме Башару Асаду я советовал ему: «Разрешите въезд наблюдателям ЛАГ. Их присутствие ослабит напряженность в стране, однако оставайтесь тверды в отношении подстрекателей». Таким образом мы выигрываем время. Он ведь тоже страдает от заговора извне. И он - мой последний союзник в арабском мире. Я его не оставлю до последней минуты. Если, конечно, в этом будет необходимость.

Иранцы тоже помогают Асаду держаться. Однако я им не доверяю. Персы – исламисты. Но у нас общие антиамериканские интересы. Россия правильно поступила, поддержав Ахмадинежада в 2009 году, когда в Иране началось движение недовольных результатами президентских выборов. И вот Ахмадинежад держится уже два года.

Я ненавижу толпу, которую почти невозможно контролировать. У меня это вызывает плохие воспоминания. В 1990 году, через несколько месяцев после падения Берлинской стены, я оказался буквально запертым – как крыса – в помещении КГБ в Дрездене, где я тогда работал. Тысячи восточных немцев проходили перед моими окнами, угрожая ворваться в здание. А «Центр» (Москва) не отвечал. Многие считали, что падение СССР меня травмировало. Конечно, случай в Дрездене был ужасным эпизодом, шоком. И тогда я себе сказал: «Больше никогда».

А сегодня все эти призывы в социальных сетях. «Весна народов» - ведь это же смешно! Бен Али проявил слабость и сбежал. Мубарак сдался без борьбы и сегодня находится на скамье подсудимых. Каддафи сопротивлялся НАТО до конца, и в конце концов его линчевал западный спецназ. Вот как прекрасно себя проявила западная мораль!

А чего стоят американские заявления о «гражданском обществе»! Все эти разговоры я знаю хорошо. Именно так ЦРУ избавилось от Слободана Милошевича в 2000 году. Спровоцированное восстание масс, объявленное государственным переворотом, и Милошевич оказался в тюрьме Международного Уголовного суда в Гааге. Война в Боснии, война в Косово. У меня тоже была Чечня, однако суд мне не грозит. На Милошевиче американцы не успокоились. За Сербией последовали «цветные революции» в Украине и Грузии. И всегда задача была одна: сжать кольцо вокруг России.

Но не все уж так ужасно. Европейцы, к счастью, меня не очень критикуют после выборов 4 декабря. Им, беднягам, достаточно долговых проблем. Россия – это спасение христианской Европы от мусульман юга. Я распорядился выделить европейцам 10 миллиардов евро финансовой помощи. Эта идея мне нравится: Россия, которая в 1990 годы побиралась у МВФ, сегодня может оказать помощь зоне евро. Какой замечательный реванш!

Американцы хотели сделать из нас вассалов. Я, конечно, знаю, что Хиллари Клинтон надо побаиваться. Это она дала сигнал к манифестациям в России. Она, как и ее муж Бил Клинтон, мечтает, чтобы НАТО оказалось у наших дверей. Но, к моему большому удивлению, Обама вообще не интересуется Европой. Да к тому же он нуждается во мне для решения иранской ядерной проблемы, и для снабжения своих войск в Афганистане он не может обойтись без Центральной Азии.

Российские оппозиционеры устанут. А я воспользуюсь новогодним затишьем. У них ведь нет ни программы, ни лидера, кроме блогера Навального, которого контролируют американцы. Он, кстати, учился в одном из их университетов. Конечно, для меня он представляет опасность, так как в нем довольно сильна националистическая жилка. На это американцы и рассчитывают. И они не ошибаются. Они понимают, что меня беспокоят не демократы. Но я не хочу, чтобы они совали свой нос в некоторые дела: убитых Политковской, предателя Литвиненко или журналиста Щекочихина, который интересовался пропажей партийного золота.

Россия - такая страна, лидерам которой безопасность не гарантирована. Кто может мне гарантировать (если вдруг понадобится) полную неприкосновенность? Никто. Поэтому я должен держаться. Я буду президентом, который примет Олимпийские игры в Сочи в 2014 году. И все приедут. Как на Олимпиаду в Пекин. Народ любит своего царя. Кто может в этом сомневаться?

 

__________________________________

Монолог Владимира Путина в газете «Монд» вышел из-под пера Натали Нугайред

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.