Французская пресса

Марсель – жертва «необандитизма»

Новый министр внутренних дел Манюэль Вальс  в Марселе, 21 мая 2012 года
Новый министр внутренних дел Манюэль Вальс в Марселе, 21 мая 2012 года REUTERS/Philippe Laurenson

Неологизм, «необандитизм», который выбрали авторы статьи в газете «Фигаро» для заголовка, вполне отражает суть происходящего в Марселе. Об этом говорится в интервью с прокурором Республики Жаком Даллестом (Jacques Dallest). За последние четыре месяца в Марселе произошло тринадцать убийств. Все они имели одинаковый почерк, одинаковый характер и все они были связаны со сведением счетом в криминальной среде.

Реклама

Вот некоторые вопросы газеты и ответы прокурора Республики.

Фигаро: Не делает ли такое большое количество убийств, связанных со сведение счетов в криминальной среде, Марсель особенным городом?
Жак Даллест: Марсель не самый преступный горд в мире, но он входит число пяти самых криминогенных городов Франции.

Далее Жак Даллест объясняет, в чем трудности работы полиции и в чем специфика самого горда: большое количество бедных районов, высокий уровень безработицы, наличие большого количества различных национальных общин. Кроме этого по площади это один из самых больших город Франции. Площадь Марселя 24 гектара – это площадь Лиона и Парижа вместе взятых. Кроме того у Марселя богатая криминальная история. В 1870 году в Марселе совершалось в три раза больше преступления, чем в любом другом городе Франции. В 1970-1980 годах прогремело дело, оставшееся в истории под названием French Connection, убийством следователя Мишеля, стрельбой в Ориоле и в баре Телеграф, когда количество трупов исчислялось десятками.

Фигаро: Как и чем объяснить последние вспышки бандитизма в городе?
Жак Даллест: То, что происходит в последние три года, мы называем «необандитизмом». Это характеризуется появлением молодых хорошо вооруженных групп, которые очень с легкостью убивают друг друга в борьбе за сферы влияния в торговле наркотиками, но и те только из-за этого. Причиной убийств может и другое: вопросы чести, соперничество, ненависть. Всё это очень усложняет борьбу против преступности. Это не то же самое, что борьба двух враждующих банд или кланов. Марсель традиционно был разделен между кланами. Сейчас каждый из них стремится захватить контроль над районом города, жилым зданием, а иногда даже просто подъездом. Торговля наркотиками приносит доход в 10.000 евро в день.

В этом и заключается причина, по которой возникают «малые и средние криминальные предприятия». В них задействованы преступники, специализирующиеся каждый на чем-то отдельном: слежка и наблюдение, поставщики наркотиков и оружия. Они хорошо организованы и это позволяет им уходить от полиции.

***

Вместе с тем полиция Марселя не сидит сложа руки. За один год за решетку было отправлено 6.500 преступников, из которых около тысячи были связаны с торговлей наркотиками. Правда расследование некоторых дел занимает много времени. Процент раскрываемости по Марселю сравнительно не высок – 55%.
На вопрос о том, не может ли урегулировать криминогенную ситуацию в Марселе некий «крестный отец», «вор в законе», «смотрящий», прокурор республики отвечает однозначно отрицательно. Прошли те времена, когда к авторитетам в преступном мире Марселя кто-то прислушивался. Со смерть в 2011 году Ролана Габена (Roland Gaben ) «крестного отца» района Панье (старый город) эпоха старого бандитизма закончилась, и началась эпоха «необандитизма».
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями