Перейти к основному контенту
Французская пресса

Прощание с папой

(©Reuters)

Сегодня французская пресса, так же как, наверное, и пресса всего… ну по крайней мере, западного мира, переживает будущий и скорый уход папы Бенедикта XVI. Удивление, ошеломление, онемение. Затем – попытка объяснить столь необычное решение. И главное – уважение. Уважение жеста, которого многие, может, и не понимают, но даже в этом случае признаются, что принять решение оставить папский престол требует некоего мужества.

Реклама

Однако за этим уважением чувствуется досада. Какое-то разочарование. Сожаление о другом папе – Иоанне-Павле II, который нес свой крест до конца. Уход Бенедикта XVI привел к некой десакрализации папского престола: не зря вчера все французские СМИ говорили именно об «отставке» папы, как будто комментировали увольнение какого-нибудь министра.

Сегодня газеты выбирают более осторожные формулировки. «Папа хочет уйти в тень», - озаглавила свой номер католическая «Круа». «28 февраля папа Римский снимет с себя свое бремя служения», - пишет «Паризьен». «Бенедикт XVI уйдет с поста преемника святого Петра», - заголовок в «Фигаро». И только левая «Либерасьон» более категорична: «Бенедикт XVI – «съемный» папа».

Безусловно, большая часть сегодняшних выпусков газет посвящена уходу папы Римского. Поэтому «Фигаро», например, на первой полосе пишет, что сегодняшний её номер – «специальный». «Papus interruptus» - вывела в заголовок номера «Либерасьон». Редакционная статься этой газеты написана целиком по-латыни, так же как и речь отречения от папского престола, которую Бенедикт XVI произнесет 28 февраля.

«Дума», - называется статья. Дума о папе. А о чем думает сам папа? – пишет автор статьи, - быть папой Римским в XXI веке – штука сложная. Жить в микро-государстве, обладая властью, которую Макиавелли еще в XVI веке назвал «выходящей за рамки обычной политической». О чем может думать папа, носящий странные и старинные одежды, ездящий в папамобиле, бегло говорящий по-латыни, но открывающий аккаунт в твиттере, чтобы выглядеть до смешного современным? Папа, который, как говорят, ест из золотых (!) тарелок и заботится о нуждающихся мира сего?

Никто не скажет, сломила ли папу усталость физическая или метафизическая. Не выдерживает ли тело бремя папских полномочий, или же душа, которая больше не верит. Душа, раздираемая секуляризацией современного мира.

Длительная агония Иоанна-Павла II была ярким примером того крестного пути, который не под силу любому смертному: пути страдания за других. Аура, которая до сих пор окружает имя Иоанна-Павла II, который, может быть останется последним в истории настоящим папой, является выражением огромной силы его духа. Иоанн-Павел II умирал долго и мучительно, даже своими муками в борьбе со смертью показав, насколько он любит жизнь.

А усталость, физическая ли, или метафизическая, которая нашла выражение в словах Бенедикта XVI как «усталость быть собой», является ни чем иным, как определенной французским социологом Аленом Эренбергом депрессией. Которой сегодня подвержены все, даже папы.

Второй вопрос, который занимает католические умы планеты – это кто станет преемником Бенедикта XVI? «Фигаро» и «Паризьен» публикуют несколько имен кардиналов, которые могут претендовать на место и звание нового папы Римского. Для «Фигаро» это канадец Марк Уэлет, итальянец Анджело Скола, австриец Кристоф Шонборн, также итальянец Мауро Пьяченца, гвинеец Роберт Сара. «Паризьен» добавляет еще два имени: кардинала из Манилы Луиса-Антонио Тагля и гондурасца Оскара-Андреса Родригеса. Широкой общественности эти имена вообще неизвестны. Но кто бы ни был выбран конклавом на Пасху, так или иначе, современной церкви нужен новый Войтыла, - заключает «Паризьен».
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.