Французская пресса

Москва обвинила клан Эрдогана в контрабанде нефти

Владимир Путин (слева) и Реджеп Тайип Эрдоган, 6 августа 2009.
Владимир Путин (слева) и Реджеп Тайип Эрдоган, 6 августа 2009. (Photo : Umit Bektas/Reuters)

России в последних номерах французской периодики отведено одно из центральных мест. Российское министерство обороны утверждает, что располагает доказательствами о причастности президента Турции и его близких в финансовой сделке с ИГИЛ – сообщает Le Figaro. Противостояние Путина и Эрдогана Libération называет «войной клоунов». Еженедельник Le Point представляет нового друга Франции – Владимира Путина. 

Реклама

«Эрдоган и его семья» замешаны в контрабанде нефти, и «цинизм турецких властей не знает границ» — цитирует Le Figaro заявление замминистра обороны России Анатолия Антонова. Газета подчеркивает, что такое жесткое заявление было сделано впервые после начала политического кризиса между Москвой и Анкарой. Впервые высокопоставленный российский руководитель открыто обвинил режим Реджепа Тайипа Эрдогана.

Автор статьи подчеркивает, что пресс-конференция, в ходе которой было сделано это заявление, была созвана специально для западных корреспондентов и военных атташе в столице России. Генерал Антонов не только обвинил Турцию в покупке украденной ИГИЛ у Сирии и Ирака нефти, он также иронизировал над «блестящим семейным предприятием» у власти в Турции, где «сын Эрдогана возглавляет главную энергетическую компанию страны, а зять был назначен министром энергетики».

Правое издание отмечает, что до настоящего времени обвинения «сыпались» в сторону исламо-консервативного режима. А в Интернете можно было набрести на «сомнительного вкуса» информацию о том, что дочь Эрдогана возглавляет «подпольную больницу», в которой лечат исламистских боевиков. Издание подчеркивает, что Москва изменила тактику после введения экономических санкций против Анкары.

Теперь Кремль взывает к человеческим чувствам. «Посмотрите, что они делают. Они накладывают лапу на другие страны, они грабят безо всякого стеснения. И если владельцы им мешают – их устраняют», — цитирует газета вице-министра обороны России и подчеркивает, что это заявление Антонова можно расценивать как реферанс в сторону Башара Асада. Пьер Авриль отмечает, что Антонов даже представил сделанные сателлитом снимки трех дорог, по которым перевозится купленная Турцией у ИГИЛ нефть.

А как на это реагирует НАТО, членом которого является обвиненная в сделках с террористической группировкой Турция? На опрошенных газетой высоких чиновников альянса фотографии большого впечатления не произвели, однако их удивил и насторожил не очень дипломатический тон. К тому же Анатолий Антонов пообещал Западу показать «турецкие тренировочные лагеря бандитов».

Libération считает, что политически и психологически Путин и Эрдоган могли быть близнецами. Однако соперничество между российским и турецким лидерами не удивило автора статьи, несмотря на долго продолжавшуюся симпатию двух президентов. Журналист отмечает, что у «царя» и «султана» «общая концепция автократической власти».

Они оба уверены, что власть им дана Богом и что с Божьей помощью они возродят бывший блеск своих империй. Оба не переносят малейшую критику, оба отъявленные националисты. Именно этим журналист объясняет реакцию Путина на инцидент с российским бомбардировщиков около сирийской границы. Понятна журналисту и позиция «султана», который не мог перенести восьмое нарушение российскими самолетами «своего» воздушного пространства.

Неприязнь бывших друзей дошла до того, что Путин отказался встречаться с Эрдоганом и выдвинул обвинения в том, что Турция сбила самолет с целью «защитить поставки нефти ИГИЛ». Разъяренный Эрдоган в ответ кричит, что самую большую выгоду от контрабанды нефтью получает Башар Асад. Обвинение в адрес союзника лишь подлило масла в огонь. И Москва уже впрямую обвинила «Эрдогана и его семью в причастности к нелегальной торговле».

Левое издание считает, что обвинения «посыпались слишком серьезные», чтобы можно было быстро загасить «этот пожар». К тому же Анкара слишком долго вела двойную игру в отношении джихадистов. Что касается стратегии Москвы, левое издание считает, что главная цель Кремля — защитить Башара Асада от Турции и Саудовской Аравии. Обе эти страны уверены, что в Сирии мир не наступит до тех пор, пока у власти будет оставаться «дамасский мясник».

И еще Путин не хочет создавать прецедент, который может стать примером для бывших советских республик и, возможно, для самой России.

Украина? Антитеррористические заявления? Поддержка Башара Асада? Все это забыто во имя войны против терроризма – так комментирует еженедельник Le Point «резкое потепление отношений» между Парижем и Москвой. Тьерри Мариани доволен. Всего несколько недель назад некоторые из его коллег – правые и левые – «воротили нос», когда сталкивались с ним в коридорах Национального собрания. Ну как можно было защищать Путина и возглавлять ассоциацию «Франко-российского диалога» в компании нескольких российских олигархов, которым запрещено проживание во Франции.

Но все это позади. С 13 ноября Владимир Путин считается почти лучшим другом Франции. Елисейский дворец забыл все бывшие прегрешения Путина. В Кремле тоже забыли фельетон с «Мистралями», европейские санкции, которые – как бы ни хорохорились российские власти – отрицательно сказались на экономике страны. Кто выиграл от такого стремительного сближения: Париж или Москва – покажет время.

Еженедельник считает, что на сегодняшний день выиграла «реальная политика». Борьба с ИГИЛ стала приоритетом. Франсуа Олланд забыл, что самым важным он считает падение Башара Асада. А российские авиаудары теперь все чаще направлены против террористической группировки «Исламское государство». Это и есть «реальная политика» подчеркивают авторы в Le Point.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями