Интервью

Правозащитник Сергей Кузнецов о причинах, вынудивших его просить убежище в Израиле

Сергей Кузнецов
Сергей Кузнецов DR

Российский правозащитник и журналист Сергей Кузнецов намерен просить политического убежища в Израиле. Диссидент со стажем - в годы Перестройки он был членом Демсоюза Валерии Новодворской - Кузнецов считает, что в настоящее время в России его жизни угрожает опасность. Об этом он рассказал в интервью нашему израильскому корреспонденту Эле Котлер.

Реклама

Сергей Кузнецов - екатеринбургский журналист, правозащитник и бывший политический заключенный. Около недели назад он прибыл в Израиль, где рассчитывает получить политическое убежище. Правозащитной деятельностью он занимается с 80-х годов прошлого века, но ничего, из того что происходило с ним в те годы, включая тюремное заключение и издевательства со стороны властей, не произвело на него такого впечатления, как то, что происходит в современной России.

По его мнению, продолжать свою деятельность в России стало опасно для его жизни. Сергей рассказывает, что 11 мая этого года на него совершил умышленный наезд автомобиль, который принадлежит Законодательному собранию Свердловской области. Он уверен, что на этом его оппоненты останавливаться не собираются.

Сергей, скажите, что вас вынудило к такому поспешному отъезду из России?

Сергей Кузнецов: Ситуация, когда власти время от времени мне угрожали или тюрьмой, или судом, или психушкой, она в принципе для меня достаточно привычна. И эти варианты я рассматривал в своей дальнейшей деятельности. Но буквально в середине мая этого года, накануне широкомасштабной кампании по зачистке политического поля перед выборами президента в 2012 году у меня появились достоверные сведения, что власти уже не рассматривают вариант психушки, суда или тюрьмы, а склоняются, поскольку они крайне ограничены по времени, к какому-то криминальному развитию событий.

Сергей Кузнецов выиграл в 2008 дело в Европейском суде по правам человека против властей России. И он, и его соратники настаивали на том, что необходимо изменение российской судебной системы по вопросам свободы проведения митингов и демонстраций. По его мнению, до 2012 года этот вопрос будет одним из ключевых и власти опасаются протестов.

Сергей Кузнецов: В этой ситуации для меня становится совершенно бессмысленным продолжение журналистской и правозащитной деятельности внутри России. Недавно исполняющий обязанности председателя Совета Федерации Торшин заявил, что России следует отказаться от выполнения решений Европейского суда. Я уже был за границей, но этот факт укрепил меня в мысли, что совершенно бессмысленно заниматься тем, чем я занимался, внутри России, ибо власти идут на любые беззастенчивые нарушения правил игры. Мы стараемся потихоньку последовательно менять ситуацию, но власти не имеют никаких обязательств перед обществом. Дальше идет тюрьма или психушка или физическое устранение. Но я постараюсь как бы это ни было трудно продолжить свою деятельность вне пределов России, но в отношении России.

Почему вы выбрали просить убежища именно в Израиле?

Сергей Кузнецов: Дело в том, что стечение обстоятельств, я считаю, что весьма удачное. Израиль - первая демократическая страна, в которой я оказался после Турции. Я из Екатеринбурга прилетел в Турцию, а из Турции по туристической путевке оказался в Израиле. И по совету и рекомендации моих друзей за рубежом, в частности, Владимира Константиновича Буковского, обратился в первой же демократической стране, в которой я оказался, за предоставлением мне политического убежища, и я об этом не жалею. Я живу в Старом городе Иерусалима, это уникальный подарок судьбы, просто знак свыше, что судьба меня привела. Было много странных, удачных и счастливых совпадений, что я все-таки оказался здесь, в Старом городе, в двух шагах от Храма Гроба Господня. Это знаковое место для любого православного верующего христианина.

Вы уже обратились в Министерство Внутренних Дел? Как вы оцениваете свои шансы на получение политического убежища?

Сергей Кузнецов: Я обратился к известному израильскому адвокату Ави Аптекману, который, как я понял, специализируется на достаточно тонких вопросах и я получил информацию о том, что шансы есть, они не равны нулю, они много больше, хотя и не стопроцентные. Возможно, мои достаточно жесткие выступления в адрес российского правительства могут не понравиться властям Израиля, возможно, они могут посчитать дестабилизирующим фактором мое нахождение здесь, тем более что я не собираюсь отказываться от критики российских властей и отсюда. Я сюда приехал не на постоянное место жительства, я прошу убежища для того, чтобы иметь возможность продолжить свою работу и свои активные действия по становлению демократии в России.

Как вы видите нынешнюю ситуацию в России?

Сергей Кузнецов: Этот произвол, он становится уже абсолютно ровной гладкой стеной без каких-либо швов. Если раньше были какие-то щели, в которых мы работали, эти щели постоянно уменьшались, но мы пытались их расширить и сопротивляться. Но сейчас их практически нет. В моей ситуации это уже просто опасно для жизни. Если мировое сообщество позволит России растаптывать решения Европейского суда, то я не вижу больше никаких - а я уже долго занимаюсь судебной системой России - и я просто не вижу больше никаких препятствий для проведения массового судебного произвола внутри России в отношении любых не понравившихся властям людей. Сейчас судебный произвол хоть как-то сдерживается фактом существования Европейского суда. Если этого сдерживающего фактора не будет, то у Российских властей будет полный набор инструментов для репрессий.

Если вы получите политическое убежище здесь, то что вы будете делать дальше?

Сергей Кузнецов: Это бегство временное, вынужденное. Я ожидаю, что в 2012 г. есть минимальный шанс, что та преступная полуфашистская власть, которая сегодня устанавливается в России, - это и пропаганда, и отсутствие свободной печати и независимого суда... я вижу, что мы идем именно туда, - но я оставляю малый шанс, что если произойдет консолидация и если власти мировых правительства других стран отойдут от сиюминутных политических интересов и смогут оказать давление на нынешние российские власти, чтоб как-то привести их в чувство, то шансы на то, чтоб вернуться в Россию после 2012 года, я считаю, есть, и при малейшей возможности я это сделаю. Но если все пойдет совсем плохо, то будем жить здесь и бороться за демократию в России, находясь вне ее пределов.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями