Репортаж

Куба и при Рауле Кастро остается тоталитарной

"Женщины в белом": воскресная акция у церкви св. Риты
"Женщины в белом": воскресная акция у церкви св. Риты A.Podrabinek/RFI

Несмотря на некоторые послабления режима, Куба остается сегодня тоталитарным государством. 6 лет спустя после прихода к власти нового лидера, брата Фиделя Кастро Рауля Кастро, в стране продолжаются преследования инакомыслящих. Но диссиденты не прекращают своей борьбы. На «Острове Свободы» побывал наш московский корреспондент Александр Побрабинек. Репортаж.

Реклама

Маленькие страны редко становятся важными игроками в большой политике. Для этого им надо или скопить смертоносные запасы химического оружия, или создать атомную бомбу, или разместить у себя ракеты, способные поразить стратегического противника. Тогда они на некоторое время привлекают к себе внимание мирового сообщества, с интересом наблюдающего как разрешается очередной конфликт. В остальное время почти никому нет до них никакого дела.

Куба стала центром внимания в 1962 году во время Карибского кризиса, чреватого ядерной войной между СССР и США, а затем в 2006-м, когда престарелый диктатор Фидель Кастро передал бразды правления своему младшему брату Раулю. Всем было интересно, что из этого получится.

Ничего из этого не получилось – ни хорошего, ни плохого. Куба остается, как и прежде, социалистическим государством со всеми присущими тоталитарному режиму признаками: массовым подавлением прав человека, политическими репрессиями, отсутствием гражданских свобод, независимого суда и парламентаризма, навязчивым присутствием официальной идеологии и диктаторскими полномочиями главы государства.

Правительство Рауля Кастро пошло на некоторые шаги, которые можно было бы расценить как уступку обществу, например, смягчило для лояльных граждан условия временного выезда за границу; со многими оговорками, но разрешило продавать и покупать недвижимость; освободило большую часть политических заключенных, посаженных во времена правления старшего брата. Однако уступки эти весьма условные, поскольку сделаны они в рамках существующей системы, которая сама по себе ничуть не изменилась.

Так, например, суды не приговаривают сейчас диссидентов к длительным срокам лишения свободы, но власть произвольно изолирует их, когда считает необходимым. Во время недавнего визита на Кубу Папы Римского сотни диссидентов по всей стране были задержаны на срок от нескольких часов до нескольких дней.

Между тем, диссиденты своих позиций не уступают. Как уже много лет подряд, каждое воскресенье жены, сестры и дочери политзаключенных, объединившиеся в движение «Женщины в белом», выходят после воскресной мессы в церкви святой Риты в Гаване на шествие в защиту политзаключенных.

Диссидентские группы многочисленны и разбросаны по всей стране. Они не очень хорошо скоординированы между собой, что имеет свои плюсы и свои минусы. Главный минус состоит в том, что из-за разрозненности диссидентское движение не так эффективно, как могло бы быть. С другой стороны, разрозненные группы гораздо меньше подвержены риску репрессий и контролю со стороны политической полиции.

Рене Гомес Мансано
Рене Гомес Мансано A.Podrabinek/RFI

Своим мнением о сегодняшней ситуации на Кубе я попросил поделиться со слушателями RFI одного из самых известных кубинских диссидентов, соавтора знаменитого манифеста «Родина принадлежит всем» Рене Гомеса Мансано. Он убежден, что мирная борьба кубинцев за права человека увенчается успехом.

– Как изменилась ситуация на Кубе после прихода к власти Рауля Кастро? Стала ситуация с правами человека лучше, хуже или осталась без изменений?

– Ответ на этот вопрос не может быть однозначным. С одной стороны они освободили всех политических заключенных, то есть узников совести. Но, с другой стороны, они стали принимать меры преследования против диссидентов, например, сажать их в тюрьму на несколько часов, несколько дней. Это очень усилилось особенно во время приезда на Кубу Папы Римского в марте месяце. Был один месяц даже, когда число таких заключенных по всей стране превысило тысячу человек.

– Как сказался приезд Папы Римского на ситуации на Кубе вообще и на ситуации с правами человека, в частности?

– Влияния такого не было, по-моему. Но, нужно сказать, что приезд Папы был использован правительством для того, чтобы усилить репрессии против диссидентства. Вот, например, многим диссидентам, в частности «Женщинам в белом» и другим диссидентам было запрещено приходить на религиозные службы, либо они были задержаны, либо им не давали выходить из их домов – все это происходило во время приезда Папы.

– Находясь на Кубе или, может быть, по возвращению в Ватикан папа римский каким-то образом высказался в поддержку диссидентов на Кубе?

– Нет, этого нельзя сказать, но интересно, что он сказал до того, как приехать на Кубу. Во время поездки в Мексику он заявил прессе, что коммунистический режим не действует на Кубе и что католическая церковь готова помогать кубинскому народу в деле изменения этого режима. Это правда, надо сказать, а во-вторых очень интересно, что это сказал папа Римский, и кубинское правительство не реагировало, как бы оно реагировало несколько десятков лет назад. Значит, это хорошо отражает ситуацию, в которой находится коммунистический режим на Кубе в настоящее время.

– Можно ли сказать, что католическая церковь на Кубе становится самостоятельной политической силой в какой-то мере оппозиционной правительству?

– Нет, я думаю, этого нельзя сказать. Во-первых, сущность церкви не такова. Во-вторых, нынешнее руководство, возглавляемое кардиналом Ортега, занимает позицию, которая, я бы сказал, ни в какой мере не направлена против режима Кастро.

– Как обстоят дела на Кубе с возможностью выезда из страны?

– До сих пор действуют те же самые правила: чиновники решают, может человек выехать из страны или нет. По общему правилу почти всем разрешают уехать, но это не действует в отношении оппозиционеров, врачей, бывших военных. Наоборот, в отношении них действуют правила, не разрешающие уехать из страны. Я имею в виду временные поездки, потому что, если диссидент объявляет о решении эмигрировать, то ему или ей дают эту возможность. Но чтобы уехать и затем вернуться в страну – как правило, не разрешают. Например, известная на Кубе блогер Йоани Санчес, которая 19 раз просила разрешение уехать из страны и 19 раз ей отказывали в этом.

– Но для рядовых граждан такая возможность предоставляется?

– Да, предоставляется, хотя, конечно, они должны платить за это большие суммы по кубинским масштабам. Надо иметь в виду, что паспорт или выездную визу надо оплачивать в конвертируемой валюте, то есть в валюте, которую гражданам в виде зарплаты не платят.

– В каком состоянии находится диссидентское движение на Кубе?

– Диссидентское движение расширилось, число участников увеличилось. К сожалению, нам до сих пор не удалось объединиться, но я думаю, самое главное, что движение усилилось, что население понемногу принимает наши идеи, нашу деятельность и то, что, в основном, мы совпадаем в наших взглядах. Это – выход из тюрем политзаключенных, демократизация кубы, открытие экономических возможностей для граждан, уважение прав человека. Во всем этом мы совпадаем, несмотря на то, в какой организации состоит каждый из нас.

– Сколько сейчас на Кубе политзаключенных?

– Согласно данным самых престижных независимых организаций, около 50 политических заключенных.

– Оказывается ли диссидентскому движению и политзаключенным на Кубе какая-та помощь из-за границы – из Европы, из Соединенных Штатов? Есть ли хотя бы моральная поддержка?

– Мы всегда получаем поддержку от наших эмигрантов, от наших соотечественников, которые живут за границей, но, надо сказать, в последнее время эта поддержка уменьшилась. Вот такое положение.

– Рауль Кастро уже не молодой человек. Что будет с правительством после того, как он уйдет?

– «Не молодой человек» - это такой эвфемизм! Да, сейчас сам Рауль Кастро признал, что не сделано одно из дел, которые надо было сделать. Это подготовка преемников. Вот, сейчас идет разговор о молодых людях, которых они пытаются представить, как преемников. Говорят, например, о Миэль Диасконель, Мариино Мурийо, но это исключение, потому что правило – это люди, которым больше 80 лет, которые делали революцию в 50-х годах прошлого века, это старики во всем руководстве страны.

– С молодыми политиками в кубинском обществе связываются какие-то надежды на реформы?

– Я думаю, надежды на реформы всегда есть, потому что положение в стране ужасно. Я думаю, что любой другой человек, который придет к власти, который не был непосредственно связан со всеми огромными ошибками и преступлениями, совершенными за эти полвека, будет иметь возможность делать изменения в стране.

– Какие лично у вас прогнозы на ближайшее будущее для Кубы?

– Режим возлагал большие надежды на то, что они смогут найти нефть в Мексиканском заливе. Пока что это не оправдалось. Куба во многом зависит от положения вещей в Венесуэле. Раньше мы получали огромную экономическую помощь от Советского Союза, а сейчас получаем эту помощь от Венесуэлы, потому что экономически режим не может жить на свои ресурсы. Мы знаем, что положение в Венесуэле в связи с болезнью президента Чавеса очень туманное. Я думаю, положение на Кубе улучшится – народ станет сознательнее, и наша мирная борьба будет, в конце концов, иметь успех.

Александр Подрабинек, для Русской службы RFI, из Гаваны.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями