Россия / США / Обмен шпионами

Российские шпионы или "Пятая колонна" в тылу врага

REUTERS/Christine Cornell

9 июля впервые после конца «холодной войны» в Вене был совершен обмен шпионами между Россией и США. Мы попросили прокомментировать это событие Тьери Вольтона, французского писателя-публициста, специалиста по деятельности советских, а позднее, российских спецслужб.

Реклама

Интервью с Тьерри Вольтоном

Ярослав Горбаневский:Господин Вольтон, как Вы оцениваете обмен этих десяти шпионов, которые могут показаться чуть ли не "опереточными", словно выскочивших из цилиндра американского фокусника, на четырех людей, находившихся в российских тюрьмах, один из которых признан политическим заключенным, двое - настоящие шпионы, подлинные агенты "вражеских" спецслужб, плюс один непонятный персонаж, отбывавший тюремный срок за незаконное хранение оружия и взрывчатки?

Тьерри Вольтон: Во-первых, это со всех точек зрения совершенно классическая шпионская история, как с американской стороны, так и с российской. Американцы арестовали некоторое количество «нелегалов», то есть агенты, уже давно засланные на американскую территорию ещё, я думаю, советскими спецслужбами, потому что это операция дальнего прицела, и которую Россия унаследовала впоследствии.

Операции такого рода ведутся десятилетиями. Эта операция началась лет 20 тому назад, ведь, прежде чем засылать людей, их нужно подготовить, а это занимает много времени. Так что это классическая шпионская операция внедрения «нелегалов» в страну. Это высший уровень шпионажа, хотя сама операция может показаться любопытной. Чем же должны заниматься эти люди? Их задачей было внедриться в общество, продвинуться в нём как можно выше, чтобы стать важными агентами, поставляющими ценную информацию. Но они также – и об этом-то как раз часто забывают – могут служить «пятой колонной» в случае конфликта между двумя державами. Это «пятая колонна», так сказать, в тылу врага. Вот чему еще могут служить «нелегалы». Перед нами - весьма значительное шпионское дело. Такие проработанные операции требуют много времени и средств.

В конце концов, ФБР их взяло после долгого, десятилетнего расследования. Я думаю, что их арестовали в этот конкретный момент, потому что за ними долго следили и это стоило дорого американскому налогоплательщику, а сейчас мы живем в эпоху сокращений бюджета. На слежку за 10 агентами требуются 50-60 сотрудников ФБР, и за 10 лет это могло стоить нешуточно - миллионы долларов.

Я.Г.: Но говорят, что информацию, которую эти агенты передавали в свой центр, можно было найти в общедоступных источниках, например, в американской прессе, если её внимательно читать…

Тьерри Вольтон: Да, ну, этого никто не знает. Ни вы, ни мы этого не знаем. Может быть, об этом знают в ФБР после допросов, которые они успели провести до высылки. Единственные, кто знают ответ на этот вопрос - это центр в Москве. Я знаю по опыту, что не бывает важных и неважных сведений. Бывают разведывательные данные и точка. Разведданные - это гигантская головоломка, и только тот, кто находится на верху этой пирамиды, тот, кто всем этим управляет, знает, когда фрагмент, который кажется вам, с вашей точки зрения, совершенно незначительным, может стать ключевым и увенчать всю эту головоломку.

И конечно, на деле эти шпионы могут оказаться мелкими сошками, которые ничего полезного не сделали. Я этого не знаю. Но и поставляя самые незначительные сведения, они могли дополнить общую картину, которая осмысливается в Москве, и тем самым сделать что-то важное. Я знаю по опыту, что ни в коем случае нельзя недооценивать операции такого рода.

Вернёмся к вопросу об обмене. Этих 10 шпионов, маскирующихся под американцев, обменивают на четырех человек, среди которых по меньшей мере одна важная особа, Александр Запорожский. Он, по всей видимости, сыграл значительную роль и действительно передавал ЦРУ ценные сведения. Это значит, что он представляет ценность для американцев. Это значит, что русские, которые, несомненно, не были готовы его отпускать, тем не менее, пошли на этот обмен, потому что 10 засланных агентов им тоже дороги. То есть, это не пустой обмен.

Я.Г.: Вы говорили о шпионском мире как о головоломке, а те четверо, на которых обменяли российских шпионов, - это настоящая «сборная солянка». Один – специалист по стратегическому оружию, который работал в российском институте и писал для одной британской фирмы отчёты, основанные на открытых публикациях в российской прессе. Организация Amnesty International признала его политзаключённым. Двое из них – настоящие шпионы: Александр Запорожский и Сергей Скрипаль. Скрипаль – бывший полковник ГРУ, который потом служил в ФСБ и работал на британские спецслужбы. Наконец, некто Василенко, бывший сотрудник ФСБ, ушедший в частный сектор и приговоренный за незаконное хранение оружия и взрывчатки...

Тьерри Вольтон: Говоря коротко, в этой смеси, по крайней мере, на первый взгляд - двое шпионов, то есть два офицера спецслужб, которые передавали информацию на Запад - англичанам или американцам. Это, кстати, подтверждает, что американские и британские спецслужбы по-прежнему продолжают работать рука об руку - по крайней мере в том, что касается России. Это старая традиция, которая восходит к временам задолго до холодной войны, к 1930-м годам. Третий тоже был сотрудником спецслужб.

Четвертый - это тот самый известный Игорь Сутягин, который всегда заявлял о своей невиновности, всегда отвергал обвинения в шпионаже, и который, однако, включён в этот обмен. И это - тоже, можно сказать, классическая для Запада операция. В том смысле, что, если Сутягин действительно невиновен (я верю тому, что он говорит, и не зря он был признан узником совести), гуманитарное соединяется с практическим. Мы получаем этого человека, который уже долгие годы сидит в российской тюрьме, во имя гуманитарных идеалов, это красивый жест. Это точно как в старые времена. Русские, простите, советские освобождали диссидентов, которые ничего общего не имели со шпионажем, и обменивали их на настоящих советских шпионов, которых арестовывали на Западе.

Я.Г.: В заключение - два слова о Франции. Мы - французское радио, вы - французский автор. В шпионских делах последних лет Франция остается в стороне. Почему? Потому что французские шпионы настолько совершенны, что никто не может их поймать, или просто Францию больше не интересует шпионаж в России?

Т.В.: - Я думаю, что вторая версия наиболее правильна. Действительно, французский шпионаж не проявляет особого интереса к России, во-первых, просто из-за нехватки средств, вы знаете, шпионские операции весьма дороги. Вся разведывательная машина, существовавшая в эпоху «холодной войны» между Востоком и Западом, была перенаправлена на борьбу с терроризмом, с вещами, которые срочнее или рассматриваются властями как более срочные. И поэтому французская сторона потеряла бдительность в отношении России.

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями