Перейти к основному контенту
Россия / Грузия / Конфликт

Ш.Уревич: "Беженцы - жертвы политических конфликтов"

(Photo: Reuters)
Ярослав Горбаневский
12 мин

В понедельник 13 сентября Международный суд ООН в Гааге приступил к публичным слушаниям по иску Грузии против России. Тбилиси обвиняет Москву в нарушении международной Конвенции 1965 года о ликвидации всех форм расовой дискриминации и требует от суда заставить Россию обеспечить возвращение грузинских беженцев в Абхазию и Южную Осетию. О российско-грузинской войне 2008 года, этнических чистках и проблеме беженцев в интервью RFI рассказал Шарль Уревич, профессор Французского института восточных языков и цивилизаций, специалист по истории России и Кавказа.

Реклама

Интервью с Шарлем Уревичем, специалистом по истории России и Кавказа

Ярослав Горбаневский: Не могли бы Вы в двух словах объяснить, в чем суть этого судебного иска Грузии против России?

Шарль Уревич: Грузия старается обвинить Россию, а лучше сказать, Грузия хочет, чтобы мировое сообщество обвинило Россию в том, что в Южной Осетии летом 2008 г. произошла этническая чистка. Тогда, действительно, осетинские боевики выгнали тысячи грузин, которые там жили. Но, к сожалению, в таких конфликтах, особенно на Кавказе (уже про Балканы говорить не будем), такие чистки происходят постоянно. В этом регионе это – не в первый раз. Но, конечно, то, что произошло два года назад – это тысячи и тысячи грузин, которые должны были просто бежать из своего села, своего поселка и т.д.

Я.Г.: Россия опротестовала обвинения Грузии по той причине, утверждают российские представители, что Грузия сама решала осетинскую проблему силовыми методами, и, соответственно, согласно российским представителям, Грузия не имеет права подавать в суд. Скажите, насколько это позволяет взгляд из Парижа, издалека, можно ли вообще в этом кавказском регионе ожидать цивилизованного обращения с меньшинствами?

Шарль Уревич: К сожалению, на Кавказе и в том числе в Грузии очень трудно ожидать решения. Обвинить Грузию в том, что она начала войну (что, к сожалению, - правда), это - одно. Но, конечно, есть и другое. Просто нужно думать о том, что невиноватые грузинские граждане должны были покинуть Южную Осетию. Сейчас в Гааге идет просто политическое дело, а не юридическое. Я бы сказал, что надо судить тех, кто виноват в том, что бомбили, и тех, кто гнал бедных грузинских беженцев. Но в этом деле мне очень трудно судить, трудно, так сказать, обвинять. К сожалению, Кавказ еще не дошел до того, чтобы решать такие проблемы цивилизованным путем.

Я.Г.: Так что же делать? Совсем забыть об этом регионе?

Шарль Уревич: Нет, нельзя забыть. Я думаю, что эти грузины имеют полное право вернуться к себе. Они же там жили, мирно жили с осетинами, совместных семей было немало. Пока российско-грузинские отношения будут такими злыми, нельзя ожидать нормального, цивилизованного выхода из этого тупика. Но мы должны настаивать, чтобы все жертвы этой войны, все жертвы этого конфликта могли просто вернуться к себе, перестроить свой дом и просто мирно и нормально жить.

Я.Г.: Кроме того, когда устанавливается некоторое равенство, когда мы говорим, что и Грузия, и Россия нарушают какие-то цивилизованные нормы в этом регионе нельзя полностью уравнивать обе стороны потому, что Россия оккупировала территорию Грузии, а вовсе не наоборот.

Шарль Уревич: Да, но в этом регионе уже больше двадцати лет идет некая этническая чистка. Одно дело, что Россия оккупирует часть Грузии, другое – что мы должны найти выход. Обвинить Россию как большую державу легко. Мы обвиняем Россию уже 20 лет, особенно с конца 1994 года, когда началась война в Чечне. Но дело в том, что нужно найти выход, чтобы те беженцы, которые живут сейчас в Грузии, которые все это переживают и хотели бы просто вернуться – не оставались беженцами. Мировой опыт доказывает, что те люди, которых выгнали из дома, десятки лет живут, как где-то в Палестине, на Кипре и т.д. Мне эти грузины очень близки просто как люди. Я думаю, что они должны вернуться к себе. Но как мировое сообщество может оказать давление и на Грузию и на Россию – это трудно определить. То, что происходит в Гааге – это политическая игра. Она, может быть, важна для Грузии, важна для Саакашвили и, может быть, для тех грузинских беженцев. Но, к сожалению, влияние на Россию будет очень несильное. Дело в том, что и Грузия, и Россия найдут способ снова начать диалог. Эти две страны – соседи. Они живут вместе уже несколько сотен лет, и самые большие жертвы – эти люди, беженцы. Я уже не говорю о тех, которые вынуждены были покинуть Абхазию в 1993 уже при других обстоятельствах.

Принцип – это одно, принципы все знают. Все знают, какую роль играла Россия в этом конфликте, все знают, какую роль играл Саакашвили. Это – одно. А другое: как помогать этим людям? Они, как и другие беженцы в других регионах мира, становятся просто жертвами политических конфликтов. И они – ничто в этих конфликтах. Трагедия в этом.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.