РОССИЯ / ДЕЛО ЮКОСА

Константин Ривкин: интрига сохраняется

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев в Хамовническом суде Москвы 27 декабря 2010 г.
Михаил Ходорковский и Платон Лебедев в Хамовническом суде Москвы 27 декабря 2010 г. REUTERS/Denis Sinyakov

27 декабря в Хамовническом суде началось оглашение приговора по второму процессу над бывшими руководителями ЮКОСа Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым. Вердикт пока еще не известен, однако, как говорит адвокат Платона Лебедева Константин Ривкин, судя по тому, что было услышано в первый день оглашения, это «обвинительный приговор».

Реклама

Константин Ривкин ответил на вопросы RFI в перерыве между заседаниями в Хамовническом суде.

Судя по характеру того, что мы слышим, это, действительно, обвинительный приговор

Константин Ривкин: интрига сохраняется

RFI: Как вы оцениваете приговор, который вынес суд по второму делу ЮКОСа?

К. Ривкин: Ну, какие-либо глобальные оценки следует делать, когда мы выслушаем итоговую часть приговора. На сегодняшний день мы поняли то, что решение суда состоит из двух частей: первая – это постановление о прекращении первого эпизода, в связи с истечением срока давности, как мы предполагаем, поскольку это не было названо – по какой причине. И второе – это обвинительный приговор. Судя по характеру того, что мы слышим, это, действительно, обвинительный приговор. Естественно, нас очень заинтриговало, что будет в доказательственной части, как суд отнесется к оценке доказательств, представленных в ходе судебного следствия. На сегодняшний день, мы с огорчением, с одной стороны, констатируем, что это почти дословно обвинительное заключение, с другой стороны, интрига сохраняется, поскольку прокуроры на стадии прений от части этого обвинения отказались. Мы пока не услышали, как это отражено в приговоре. Это достаточно существенно, так что будем продолжать слушать. Пока настрой такой.

RFI: Действительно, вердикт пока еще неизвестен, мы пока не знаем, какие будут тюремные сроки и будут ли они, но есть ли у вас уже какой-то план действий на будущее, после оглашения вердикта, собираетесь ли вы его обжаловать?

К. Ривкин: Давайте начнем с того, что обжаловать или не обжаловать – слово, все-таки, за нашими доверителями: как они решат, так мы, собственно, и будем поступать. Это первое. Второе: согласитесь, что сначала надо выслушать, что там будет в этом приговоре, для того, чтобы принимать какие-либо решения. Настрой такой есть, если это будет обвинительный приговор, конечно, идти его обжаловать, но, для начала, надо, все-таки, дождаться завершающей части.

RFI: Такое ощущение, что обычная процедура оглашения вердикта, в этот раз, какая-то инновация в ней произошла? Сначала оглашается то, что вменяется в вину подсудимым. А тут началось прямо: «суд признает виновными». Почему так? Или это, может быть, нормально?

К. Ривкин: Я не могу с вами согласиться. Есть несколько вариантов построения приговоров, в том числе, и обвинительных. Тот, который сейчас задействован, - это один из этих вариантов. Когда в лоб говорится, что суд установил, что они совершили то-то, дальше идет фабула и доказательственная часть. Здесь ничего такого нестандартного не произошло. Судья вправе действовать и так, и судья вправе действовать и по-другому: сказать, что обвиняются в том-то, потом привести доказательственную часть и сказать в итоге, что суд пришел к выводу.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями