США / РОССИЯ

На какую кнопку нажал теперь Джозеф Байден?

(слева направо): Оксана Дмитриева, Джозеф Байден, Нина Останина, Борис Немцов, Владимир Рыжков и Гарри Каспаров на встрече в Москве 10/03/2011
(слева направо): Оксана Дмитриева, Джозеф Байден, Нина Останина, Борис Немцов, Владимир Рыжков и Гарри Каспаров на встрече в Москве 10/03/2011 REUTERS/Alexander Natruskin

Во вторник 8 марта в Москву с официальным визитом прилетел вице-президент США Джозеф Байден. Он - автор получившей широкую популярность идеи «перезагрузки» российско-американских отношений, озвученной им два года назад на конференции по безопасности в Мюнхене. Кроме переговоров с официальными лицами, Байден встретился и с представителями российской оппозиции.

Реклама

На какую кнопку нажал теперь Джозеф Байден?

Джозеф Байден – человек искушенный не только в международной политике, но и конкретно в отношениях США с Россией, а еще раньше – и с Советским Союзом.

Начиная со своего первого визита в Москву в 1979 году, он успешно ведет бесперспективные переговоры об ограничении стратегических вооружений и американских военных сил в Европе. Успешно – потому, что отчасти и тогда, а особенно теперь, переговоры эти ценны для обеих стран сами по себе, независимо от их результата.

Соединенным Штатам важно показать свою договороспособность и поощрить своего угрюмого партнера к открытому диалогу, а России важно поговорить на эту тему с Соединенными Штатами, потому что ни на какую другую тему поговорить на равных она не может. В этом смысле за последние 30 лет мало что изменилось. Что же касается вооружений, то здесь все идет своим чередом, и обороноспособность обеих стран мало зависит от того, о чем договариваются друг с другом дипломаты и президенты.

Официальный протокол и оговорки по Фрейду

Нынешний визит Байдена посвящен двум основным темам – размещению американской противоракетной обороны в Европе и вступлению России в ВТО. Надо полагать, молодому поколению, выросшему в эпоху интернета, трудно понять, зачем, в век высоких технологий и совершенных коммуникаций, американскому вице-президенту понадобилось лететь через океан, чтобы поговорить с глазу на глаз с российским президентом и премьер-министром. И только умудренные опытом люди старшего поколения понимают, что такие визиты – это, прежде всего, священный ритуал, призванный напомнить гражданам о сакральности власти и высоком предназначении избранных ими политиков. Или, в случае России, не очень избранных, но все равно очень достойных.

Ритуал ныне скромно именуется протоколом, по которому встречают, принимают и провожают. В соответствии со своим высоким положением Джозеф Байден передвигался по Москве в кортеже более чем из 25 машин, и, как это водится в России, задолго до проезда высоких гостей полиция перекрывала для проезда все близлежащие улицы. Вице-президент вместе со своей женой Джилл и внучкой Финнеган возлагал цветы к могиле Неизвестного солдата в Александровском саду. Встречался с российской бизнес-элитой и присутствовал при подписании договора между «Боингом» и «Аэрофлотом» о покупке последим восьми самолетов на сумму в 2 млрд. долларов. Ездил в строящийся инновационный центр «Сколково», а в среду вечером встретился с президентом Медведевым.

Президент России порадовался успешному сотрудничеству в сфере ограничения стратегических вооружений и пожаловался на слабое экономическое сотрудничество, трудности со вступлением в ВТО и поправку Джексона-Вэника. Байден в ответном слове пообещал двустороннее экономическое сотрудничество улучшить, поправку Джексона-Вэника отменить и помочь со вступлением России в ВТО. Как утверждает пресс-служба Кремля, Дмитрий Медведев и Джозеф Байден обсудили также вопросы европейской противоракетной обороны и ситуацию на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Короче говоря, все было в рамках взаимной вежливости, за исключением, разве что, одной колкости, которую позволил себе вице-президент Байден. Предваряя свои слова о необходимости улучшить российско-американские отношения, Джозеф Байден почему-то заметил Медведеву: «И, как Вы знаете, господин Президент, – как Президент Обама, так и я были избраны», как бы намекая этим президенту Медведеву, что он-то, в отличие от них, избран не был. Впрочем, это выпад или, возможно, оговорка по Фрейду, явных последствий не имела.

Утром следующего дня Байден встретился с представителями неправительственных организаций. На встрече присутствовали российский омбудсмен Владимир Лукин, председатель Общественной палаты Евгений Велихов, глава движения в защиту Химкинского леса Евгения Чирикова, правозащитники Людмила Алексеева, Лев Пономарев, Юрий Джибладзе, Светлана Ганнушкина, Елена Панфилова. Во встрече также приняли участие журналист Олег Кашин, митрополит Илларион, верховный муфтий Равиль Гайнутдин, раввин Адольф Шаевич. Всем удалось сказать что-то свое, Байден всех выслушал. Некоторые правозащитники пожаловались Байдену на нечестные выборы и попросили его ограничить въезд в США для самых одиозных российских чиновников.

После встречи с представителями NGO, вице-президент США направился на встречу с премьер-министром России. Владимир Путин, будто подслушав просьбу правозащитников об ограничении въезда, начал разговор с предложения вовсе отменить визовый режим между США и Россией. Байден вежливо отказал, сказав, что это хорошая идея.

Встреча с российской оппозицией

В 4 часа дня в резиденции американского посла «Спасо-хаус» вице-президент Байден встречался с российской оппозицией. Интерес американцев к оппозиционерам также традиционен, как и обсуждение вопросов противоракетной обороны. Правда, здесь иногда случаются накладки, о которых вдруг становится известно десятилетия спустя.

В апреле 1979 года Джозеф Байден во главе группы сенаторов приехал в СССР обсуждать вопросы ограничения стратегических вооружений и размещения американского оружия в Европе. А несколько лет назад стала достоянием гласности докладная записка первого заместителя заведующего Международным отделом ЦК КПСС Вадима Загладина. Записка была датирована 20 апреля 1979 года и называлась «Об основном содержании бесед с сенаторами США».

В четвертом пункте записки Вадим Загладин писал: «Следует, видимо, отметить, что на этот раз делегация сенаторов официально не ставила в ходе переговоров вопрос о правах человека. Как заявил Байден, им не хотелось «отравлять атмосферу вопросами, которые заведомо вызывают обострение в отношениях». Правда, в перерывах между заседаниями сенаторы передали несколько писем по поводу тех или иных «отказников». В неофициальном порядке Байден и Лугар сказали, что в конечном счете для них важно не столько получить решение вопроса о том или ином гражданине, сколько доказать американской общественности, что они заботятся о «правах человека», доказать своим избирателям, что они «эффективно выполняют их волю». Иными словами, собеседники прямо признались, что речь идет о своего рода показухе, что судьба большинства т.н. диссидентов никак их не волнует».

Никто не поручится, что Загладин достоверно излагает факты, но, с другой стороны, служебная записка не предназначалась для широкой публики и не могла быть оружием коммунистической пропаганды.

Нынешние российские оппозиционеры не стали ворошить прошлое и приставать к Байдену с неприличными расспросами, они сосредоточились на дне сегодняшним. Оппозицию представляли сопредседатели Партии народной свободы Борис Немцов и Владимир Рыжков, один из лидеров «Солидарности» Гарри Каспаров. Присутствовали на встрече и представители так называемой системной оппозиции, то есть тех партий и движений, которые пользуются признанием Кремля и следуют в фарватере его политики.

Экс-чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров рассказал специально для радиослушателей RFI, как проходила встреча.

Гарри Каспаров: Байден говорил именно про двусторонние отношения, про то, что Америка крайне озабочена ситуацией с демократией в России. Даже когда Останина рассказывала ему про ситуацию в Кузбассе с КПРФ, он даже переспрашивал: «Как, действительно, вам там не дают рекламу разместить, провести какую-то конференцию?» Ощущение, что он до конца, может быть, не представлял, насколько деградировала российская политическая система.

Но эта встреча, (по всему видно было: и по тому, что он задержался, и по тому, что он говорил, хотел больше узнать), показывает, что администрация начинает более реально смотреть на положение дел здесь. Это не просто отношения с партнером, который допускает какие-то перегибы. Понятно, что это коррумпированная, недемократическая власть. Америка пытается найти для себя алгоритм взаимодействия. Идея, которая была озвучена и Борисом Немцовым, и мной еще несколько месяцев назад по замене поправки Джексона-Вэника, которая, фактически, ущемляет интересы всей страны, на конкретные санкции против чиновников, ответственных за нарушения прав человека, системы демократических процедур – там есть «список Магницкого», «список по делу Ходорковского», такие фамилии как Сурков, Якименко. Попытка заменить санкции против всей страны на очень конкретные действия против чиновников, мне кажется, находит понимание в администрации, потому что они начинают уже медленно, но неуклонно приходить к выводу, что интересы Путина и путинского клана, правящего в России, не обязательны и, более того, даже очень часто противоречат интересам всей России.

RFI: А обсуждалось ли предложение господина Путина отменить визовый режим между США и Россией?

Гарри Каспаров: Нет, это предложение не обсуждалось. Очевидно, что вряд ли кто-то из сидящих за этим столом был бы против таких идей. В целом, сближение России с Евросоюзом и США – это явно в интересах российских граждан. Но понятно, что это шаг, который сегодня, при тех отношениях, пока невозможен и, соответственно, он может стать более реальным, если в России начнут происходить реальные демократические изменения.

RFI: А что вы сказали господину Байдену?

Гарри Каспаров: Я как человек, не представляющий политических партий, либо зарегистрированных, либо стремящихся к регистрации, я говорил не столько о политической системе, сколько о правах человека. Так же, как и два года назад на встрече с Обамой, я передал лист политзаключенных, сказав, что, к сожалению, за эти годы лист этот вырос. Я был единственный, кто снова поднял вопрос о деле ЮКОСа, напомнив вице-президенту, что в 2005 году именно он внес резолюцию, осуждающую политическую подоплеку в деле ЮКОСа, в Сенат США от имени Обамы и Маккейна.

Я сказал, что неспособность американской администрации адекватно отреагировать на позорное продолжение дела ЮКОСа, бьет по ее репутации. Я сказал, что пока вы занимаетесь «перезагрузкой» отношений, Путин успешно провел «перезагрузку» приговора. В общем, Байден довольно мрачно качал головой. Видно, что эта тема их тревожит, но они, видимо, не знают, как к ней подступиться. Но я считал важным напомнить об этом и сказать о том, что ситуация с правами человека в России ухудшается. И это, конечно, должно приниматься ими во внимание.

Плюс, я говорил о коррупции, о том, что, на сегодняшний день, эта коррупция перестала быть только внутренней проблемой.
Она стала уже проблемой международной, потому что Путин не испытывает ни тени смущения, используя безграничные ресурсы от разворовывания России, которые аккумулируются у него и его клана, для того, чтобы покупать соответствующие предпочтения на Западе: активно использовать для лоббирования собственных интересов в Западной Европе и США.

RFI: Как вы думаете, можно ли ожидать от этого визита Байдена какого-либо улучшения политической ситуации в России?

Гарри Каспаров: Мне кажется, если администрация готова серьезно обсуждать вопрос о заме не поправки Джексона-Вэника на лист санкций против конкретных российских чиновников, это будет колоссальным прорывом. Очевидно, что за этим последует и Евросоюз, и это может создать принципиально иную ситуацию. Когда Путину будет очень трудно, в принципе, невозможно прикрывать собственные неблаговидные деяния интересами всей страны.

RFI: Вы удовлетворены, в целом, встречей с господином Байденом?

Гарри Каспаров: Мне кажется, что есть прогресс. Я сравниваю эту встречу со встречей, которая была в июле 2009 г. с президентом Обамой, мне кажется, что администрация заинтересована, чтобы сделать что-то, исходя из реальной оценки происходящего. Я бы не торопился с выводами, потому что мы должны понять, какие будут конкретные шаги администрации дальше, но, на мой взгляд, появились основания для осторожного оптимизма.
 

* * * * *

Надежд на то, Джозеф Байден позитивно повлияет на политическую ситуацию в России крайне мало. Да этого, собственно, никто от него и не ждет.

О чем на самом деле говорил американский вице-президент с первыми лицами государства, скорее всего, никогда не узнается. Разве что, когда-нибудь выдаст новую порцию правды Wikileaks или обнаружится записка какого-нибудь нового Загладина. Не исключено, что закулисной темой переговоров действительно было будущее Путина, как о том загодя сообщила «Независимая газета». Не исключено, что Джозеф Байден, как опытный политик, то есть человек, хорошо умеющий говорить не то, что думает, и делать не то, что говорит, на этот раз нажимал совсем другие кнопки.

Возможно, он приехал в Москву не расширять «перезагрузку», а зондировать кремлевскую почву на предмет того, кто же намечается на должность президента в будущем году. Для Америки это имеет значение. Для нас, кстати, тоже.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями