Репортаж

Французы в истории Санкт-Петербурга

"Медный всадник" работы французского скульптора Этьена Фальконе
"Медный всадник" работы французского скульптора Этьена Фальконе Wikipedia/Lite

В Санкт-Петербурге в Главном здании Российской национальной библиотеки прошла, ставшая уже традиционной, 14-я русско-французская научная конференция «Выходцы из Франции и их российские потомки». На конференции речь шла, в частности, о знаменитых и менее известных французах-петербуржцах.

Реклама

Уже давно стало общим местом говорить о том, что Санкт-Петербург замышлялся, как самый европейский город России, и в его строительстве принимали участие лучшие зодчие Старого Света. И, разумеется, французы занимали здесь одно из главенствующих положений. Любой, кто мало-мальски знаком с историей изобразительного искусства XVIII – XIX веков, с легкостью назовет имена Тома де Томона и Огюста Монферрана, Этьена Мориса Фальконе и Мари Анны Колло. Ибо здание биржи на Васильевском острове, Исаакиевский собор и Медный всадник благодаря бесчисленным изображениям в фотоальбомах и на почтовых открытках хорошо известны даже тем, что ни разу не был ни в Петербурге в частности, ни в России в целом.

Однако, при поверхностном изучении вопроса, можно попасть впросак. Недаром, один из журналистов, присутствовавших на конференции, ошибочно приписал к французским скульпторам… Петра Карловича Клодта – автора четырех знаменитых композиций на Аничковом мосту. Хотя, справедливости ради, упомянем, что прообразом этой работы были «Кони Марли» французского скульптора Гийома Кусту.

Для того чтобы в дальнейшем по возможности не возникало подобной путаницы, и чтобы были восстановлены подзабытые ныне фамилии подданных российской короны французского происхождения, и была организована нынешняя конференция, участники которой знакомили собравшихся со своими исследованиями.

Директор Института генеалогических исследований Российской национальной библиотеки, член Геральдического Совета при Президенте РФ Игорь Сахаров так ответил на вопрос, насколько значителен вклад французской диаспоры Санкт-Петербурга в культуры Северной столицы в сравнении с другими европейцами, нашедшими здесь вторую родину:

Член Геральдического Совета при Президенте РФ Игорь Сахаров
Член Геральдического Совета при Президенте РФ Игорь Сахаров В.Бондарев/RFI

«Мы знали времена, когда многие русские люди лучше писали и говорили по-французски, чем по-русски. И французский язык был языком международного общения, и не знать его было неприлично в приличном обществе.
Конечно, немцев в Петербурге было больше, чем французов, но и французов было немало, и они оставили след. И, по правде говоря, никому не надо напоминать, что Исаакиевский собор построен французами, полгорода строили архитекторы из семьи Бенуа, и так далее, и так далее. Французов было очень много – и архитекторов, и врачей, и инженеров, и военных. При Александре I морским министром был маркиз Траверсе, и, наконец, членами императорской фамилии стали герцоги Лихтенбергские, а настоящая их фамилия была Буарнэ. То есть, французы – органическая часть нашего прошлого. Более того, сейчас в нашем городе немало людей, до сих пор носящих французские фамилии
».

Сам Игорь Васильевич Сахаров представил доклад о потомках уроженца нормандского города Сен-Ло Давида Николь-Деманора, полковника французской армии, приглашенного на русскую военную службу еще в XVII веке. От него пошла фамилия «Николевы», впоследствии в летописях его потомков также называли то «Николаевыми», то «Никольскими». Николевы перешли в православие, и, если верить докладу, верой и правдой служили своему новому отечеству на протяжении нескольких веков. Возможно, служат и сейчас, однако, как упомянул в конце доклада Игорь Сахаров, наверняка утверждать об этом невозможно, ибо после революции сведения о потомках Давида Николь-Деманора затерялись.
Зато известна, к примеру, судьба детей, внуков и правнуков скульптора, модельмейстера Императорского фарфорового завода Жака-Доминика Рашетта, о которых рассказал член Русского генеалогического общества Святослав Николаевич Рошет.

О потомках кораблестроителя из Тулона Брюн де Сент-Ипполита (среди которых были знаменитые в свое время писатели и юристы), рассказал инженер-геолог Ипполит Сергеевич Брюн.

Нынешняя французская диаспора Санкт-Петербурга насчитывает 377 человек. Генеральный консул Франции в Северной столице Элизабет Барсак образно назвала представителей своей страны в Санкт-Петербурге «обществом любви». И вот почему:
«Русская девушка и французский муж, ну, или наоборот. Вот таким образом можно сказать, почему у нас так много здесь людей. Здесь и французы часто хорошо говорят по-русски, давно здесь живут, хорошо знают русское общество, у них есть русские друзья. Вот такое положение сейчас в нашей общине здесь, в Петербурге. Такие люди не говорят, что это просто (жить в России), но они любят страну и хотят здесь жить, чтобы быть вместе с женой здесь, например».

Генеральный консула Франции в Санкт-Петербурге Элизабет Барсак
Генеральный консула Франции в Санкт-Петербурге Элизабет Барсак В.Бондарев/RFI

Среди тем, представленных на конференции в Российской национальной библиотеке, была и такая: «Французы в петербургском купечестве». Говоря о современном экономическом присутствии на берегах Невы, Элизабет Барсак упомянула недавнее открытие завода компании Cezem-Schneider Electric в поселке Коммунар в Ленинградской области, инвестиции в который составили 10 млн евро, и гипермаркеты популярной торговой сети «Ашан». «Людям нравятся эти магазины, потому, что они - самые дешевые на местном рынке. Вот какие у нас сегодня “купцы”», - отмечает генконсул Франции в Санкт-Петербурге.
Ну, а представленные на конференции доклады будут изданы в печатном виде, и с их содержанием смогут познакомиться все желающие.

Владимир Бондарев, Санкт-Петербург, специально для RFI
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями