РОССИЯ / ОБЩЕСТВО

Новая биография российского президента

Руководитель Интернет-энциклопедии «Антикомпромат» Владимир Прибыловский
Руководитель Интернет-энциклопедии «Антикомпромат» Владимир Прибыловский RFI / Igor Belov

В сентябре в России должна выйти из печати новая биография президента Дмитрия Медведева. Ее автор — Владимир Прибыловский, считает, что Медведев только формально является главой государства, а реальная власть по-прежнему принадлежит бывшему президенту Владимиру Путину. С другой стороны, Дмитрий Медведев хочет быть переизбранным на второй президентский срок. Правда, зависит все, опять же, от нынешнего премьер-министра. Владимир Прибыловский, руководитель Интернет-энциклопедии «Антикомпромат», согласился ответить на несколько наших вопросов.

Реклама

RFI: Вы собираетесь опубликовать книгу о президенте России Дмитрии Медведеве. Почему вы решили взяться за эту книгу?

Владимир Прибыловский: Ну, все-таки, президент, какой-никакой. Нормальной книжки пока про него не написано: или есть что-то такое лизоблюдское, или какие-то отрывки его деятельности комментируются. А в принципе, целых три года человек официально занимал главную должность в стране. Ну, мне захотелось написать его биографию.

RFI: Скажите, это просто будет биография или какие-то еще, кроме чисто биографических данных, будут ваши какие-то выводы?

Владимир Прибыловский: Будут ли выводы, я не знаю, потому что, может быть, он так и не даст никаких оснований для того, чтобы сделать выводы. Но какие-то соображения разной степени глубины и аналитичности будут, конечно, помимо биографии. Будут высказывания других людей о Медведеве, в том числе, пару анекдотов, наверняка, приведу, которые неплохо, как мне кажется, характеризуют Дмитрия Анатольевича.

RFI: На Западе в последнее, особенно, время распространено такое утверждение: не то, чтобы Медведев хороший, а Путин плохой, а, что Медведев – это надежда России, гораздо больший демократ, чем Путин, который гораздо больший консерватор. Что вы по этому поводу думаете?

Владимир Прибыловский: Я считаю, что в стране, на самом деле, по-прежнему царь один – это Путин. Медведев, конечно, не является правящей фигурой, хотя он входит в руководящую верхушку. И я бы даже сказал, что форма правления сейчас в России – это и не дуумвират, не тандем, это триумвиратом вполне можно назвать. Как во всяком триумвирате, есть главное лицо. Главное лицо в триумвирате – Путин,  а Медведев,  пожалуй,  даже не второй,  а третий.  А второй, скорее,  -  Сечин (1). В определенной степени Путин Медведеву доверяет, у него есть свой домен, в котором он может что-то делать, даже не спрашивая у Путина. Этот домен – юридические реформы какие-нибудь. Можно сказать, что у Путина Медведев отвечает за демократию, за ее имитацию.

RFI: За то время, что Дмитрий Медведев находится у власти, занимает пост президента, вы заметили какие-то изменения в его отношении к власти, в его манере руководства страной и т. п.?

Владимир Прибыловский: Есть какая-то эволюция. Ну, во-первых, он научился говорить. Первые два года он не умел совсем говорить с публикой, с журналистами, в телевизоре. Сейчас умеет. Научился, кстати, в первую очередь, у Путина, который тоже когда-то не умел говорить, потом стал хорошо говорить. Этому научился. Далее – если первые два года было не видно, хочет ли он вообще-то быть президентом, теперь видно, что хочет. Он им не является, но он хочет-таки быть. И хочет идти на второй срок. Но так как он не знает, разрешит ли ему Путин идти на второй срок, поэтому он так и отвечает. Нет, недавно он ответил почти откровенно, сказал: хочу, но еще не знаю, смогу ли. Просто он не стал говорить, что все зависит от Владимира Владимировича.

RFI: Вы тоже так считаете, что все зависит от Владимира Владимировича? Если – да, то почему?

Владимир Прибыловский: Все рычаги власти – у Путина. И хотя часто бывает, что государь выбирает наследника или первого министра, надеясь, прежде всего, на лояльность, иногда бывает, что начальники ошибаются, и тот, кого они выбрали, проводит не ту политику, какую они хотят. Но с Медведевым пока видно, что Путин не ошибся, нашел человека, который лоялен. Но, опять-таки, то, что он лоялен ему все эти три года, это не значит, что он будет ему лоялен всегда. Скорее всего, все так и продолжится, но всегда есть варианты. Поэтому я, с одной стороны, считаю, что у нас ничего не изменилось: правит по-прежнему Путин. Но это не значит, что это не может измениться. Есть вероятность, что что-то изменится.

RFI: Если изменится, то в какую сторону? Допустим, Медведев выдвигает свою кандидатуру, становится президентом, Путин остается либо на посту премьер-министра, либо уходит вообще в какие-то другие структуры. Что может, в таком случае, измениться в стране? Были в поведении Дмитрия Медведева какие-то вещи, которые наталкивают на какие-то предположения о его дальнейших планах?

Владимир Прибыловский: Помимо самого Медведева, есть еще целый ряд людей, групп, кланов и группировок, которые не связывают свое хорошее будущее с Путиным. Может быть, за неимением лучшего, но они связывают свое будущее с Медведевым. В этом смысле это тоже анекдот, что в стране – две партии: партия сторонников Путина и партия сторонников Медведева, только неизвестно, к какой партии принадлежит Медведев. Может быть, Медведев, наконец, примкнет к «своей» партии. А дело в том, что, если Путин его назначит на следующий срок президентом, то следующий-то срок – 6 лет, а не 4. За эти 6 лет что-то может действительно измениться в сторону вектора «западного» развития России. Я думаю, что сначала премьером останется Путин, а если не премьером, то, может быть, одновременно премьером и народным вождем «Народного фронта». Но за следующие 6 лет промедведевские группировки могут подвинуть... Скорее даже, открытая борьба идет между двумя коалициями (есть партия третьего срока Путина, которую возглавляет Сечин – эта коалиция кланов и группировок, которая ведет борьбу против Медведева, против промедведевской коалиции). Есть там тоже кланы и группы, которые ориентируются прямо на Путина, без всякого посредничества Медведева и Сечина, и которые готовы исполнить любую волю Путина. У них, в этом смысле, некоторый нейтралитет в борьбе двух основных коалиций. Если Медведев останется президентом, это будет победа промедведевской коалиции – тактическая, промежуточная – но это даст хорошие шансы, чтобы отодвинуть сечинцев, которые процентов на 90 совпадают с питерскими чекистами, разными кланами, имеющими питерское, и главное – кагэбэшное – происхождение. Может быть, власть немножко передвинется, сдвинется в сторону людей, не прямо завязанных на спецслужбы, и склонных к дружбе с Западом, в том числе, даже к политическим послаблениям. Может быть, к дебюрократизации экономики. Страшно подумать, но – вдруг – декриминализации экономики!

RFI: Вы считаете, что эти два клана разделяются действительно какими-то идеологическими установками? Или это чисто экономическое противостояние?

Владимир Прибыловский: Скорее, конечно, кланы, административно-экономические кланы, группировки – их, на самом деле, не две, их, примерно, 12 – разделены на две с половиной коалиции. Конечно, в основном, это борьба за власть.

RFI: Борьба за власть для чего? Из чистого удовольствия держать власть в своих руках?

Владимир Прибыловский: Ну, кто-то любит власть ради власти, кто-то любит власть ради денег. А у нас деньги еще зависят от того, есть административный ресурс или нет. Как только теряешь административный ресурс, власть, участие во власти, так начинаются проблемы с бизнесом. Его может просто не оказаться, И просто с деньгами. У кого - как, что называется. У нас власть и деньги завязаны намертво, одно без другого… Может быть, кому-то достаточно власти, а кому-то достаточно денег, но у нас эти две штуки ходят только в паре.

RFI: А как вы считаете, если вдруг будут выдвинуты две кандидатуры? Представим себе такой, может быть, фантастический, с вашей точки зрения, вариант: Путин и Медведев – у кого больше шансов?

Владимир Прибыловский: Это обсуждение, действительно, гипотетических и невероятных, на самом деле, вещей. Тогда нужны какие-нибудь дополнительные условия. Если произошла эта фантастика, что и Путин, и Медведев выдвинутся, тогда нужно определить, будет ли еще одно фантастическое условие, а именно – свобода выбора. Или одно фантастическое условие почему-то будет существовать, а другое не будет? Выбор-то давно, не то, чтобы несвободный. Выбор есть, но выборщик один, избиратель один, его зовут Владимир Владимирович Путин. Если ему захочется, то он сделает так, что будут баллотироваться два кандидата – он и Медведев. Но выбирать все равно будет он. Кстати, а кого он выберет в этом случае? Раз он решил сделать два кандидата, то, в принципе, из себя и Медведева может выбрать Медведева. Но это, конечно, абсурд.

RFI: Как вы считаете, что мог сделать Медведев за прошедшее время с тех пор, как он стал президентом России, и чего он не сделал?

Владимир Прибыловский: Теоретически он мог уволить Путина 25 раз, но для этого он должен быть другим человеком. Он мог сменить политику, но он ее не сменил. Рассказать по этому поводу анекдот? Анекдот таков: Медведев поймал золотую рыбку, она, соответственно, обещала выполнить его три желания в том случае, если он ее отпустит. И Медведев загадывает три желания: победа Билана на Евровидении, победа над канадцами в хоккее и победа над голландцами в футболе. Кажется, золотая рыбка выполнила все три обещания, но после того, как она это сделала, она спросила: «Господин президент, а почему такие странные желания? Обычно цари, диктаторы, президенты просят войну выиграть, столицу перенести, страну великой сделать». Медведев говорит: «А что, можно было?»

______________________________

 

(1) Игорь Сечин — заместитель премьер-министра Российской Федерации, ранее — заместитель руководителя президентской администрации и помощник президента России.

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями