Магнитский

Джеймисон Файерстоун: "Мы отказываемся от варианта, где мы не будем требовать, чтобы люди, которые убили Магнитского, сидели"

screenshot / http://www.youtube.com/watch?v=FjkB58dQdk8&feature=

Адвокаты Hermitage Capital требуют возбуждения уголовного дела в отношении экс-руководителя московской налоговой инспекции №28 Ольги Степановой. Джеймисон Файерстоун (Firestone Dunken), коллега Сергея Магнитского, ответил на вопросы RFI.

Реклама

RFI: Джеймисон, здравствуйте. Адвокаты «Hermitage Capital» требуют расследовать новое преступление налоговой чиновницы Ольги Степановой. Сергей Магнитский уже помог раскрыть одно преступление, был арестован и погиб. Не боитесь, что история может повториться?

Джеймисон Файерстоун: Конечно, мы боимся этого. Но есть проблема: есть группа людей, которая систематически расхищала огромные деньги – почти 400 миллионов долларов - из бюджета, и чтобы скрыть это, они убили человека. И мы просто категорически отказываемся от варианта, где мы не будем требовать, чтобы люди, которые убили Сергея, сидели. Поэтому нам, конечно, страшно работать. Но, с другой стороны, люди убили человека, человека, которого Россия должна воспринимать как героя, и эти люди должны отвечать за это. И для того, чтобы они ответили за это, мы продолжаем работу.

RFI: Билл Браудер, может быть, по этому поводу что-то говорил? Еще какие-то делал заявления, какие-то новые шаги будут предприняты?

Джеймисон Файерстоун: В связи с этим, могу сказать, что Сергей не только раскрыл хищения из бюджета, но и раскрыл два случая, когда одна и та же группа расхищала деньги.

Он сначала узнал, что эта преступная группа включает Дмитрия Клюева, который владел «Универсальным банком сбережений» и получил все деньги, что он работал в налоговой № 28 и похитил 230 млн. долларов. Он также узнал, что был случай за год до того – в 2006 г. – когда этот Дмитрий Клюев и «Универсальный банк сбережений» и Ольга Степанова из Налоговой № 28 расхитили еще 107 млн. долларов. Hrmitage узнал в последнее время и новые заявления о дополнительных 42 млн. долларов, которые налоговая № 28 возвращала многим компаниям в конце 2008 г. Итого, мы нашли на сегодняшний день 380 млн. долларов. Все эти деньги были похищены у российского государства через незаконный возврат.

Каждый раз это была Ольга Степанова, которая одобряла такой возврат. И каждый раз это был этот маленький банк «Универсальный банк сбережений», который принадлежит криминалу, которым владеет Дмитрий Клюев, который был уже привлечен один раз к уголовной ответственности.

И что интересно, при каждом хищении денег, все повторяется: Ольга Степанова официально запрашивает министерство внутренних дел, именно тот отдел, где Артем Кузнецов и Павел Карпов работают, - все ли нормально в таком возврате. Они, конечно, говорят, что все нормально, даже если банк, который получает возврат, криминальный, и даже часто люди, которые просят о возврате, преступники. Но они это одобряют, Степанова одобряет возврат, деньги приходят в банк к Клюеву, и они их просто крадут. Просто уже три случая.

RFI: Да, это уже третий случай того, как сотрудники налоговых органов обогащаются за счет граждан. И еще: 7 сентября в офисе Совета Европы в Париже проходило заседание «круглого стола», на котором присутствовала Марилуиз Бекк, которая готовит доклад об обстоятельствах смерти Сергея Магнитского. И что любопытно: представители России в ПАСЕ, которые выступили с заявлением о проведении этого «круглого стола», в последний момент от участия в этой встрече отказались. Как вы можете прокомментировать это? Это странно?

Джеймисон Файерстоун: Нет, это не странно. К сожалению, для русского правительства это нормально. Я скажу, почему нормально. У них есть проблема сейчас: все деньги, которые были похищены, шли куда нужно – в карман чиновников. Это их устраивает. Сергей им, к сожалению, испортил все это.

Он показал всему миру, что случилось. И сейчас государство должно принять решение, кто преступник: тот, кто украл деньги (это значит – чиновники), или Магнитский – тот, который заявил. И, конечно, они делают все, оправдывают их действия по фабрикации дела против невиновного человека, против героя, который раскрыл и умер. Что они должны сказать?

Помните ли вы, назовите мне хоть один случай, когда государство сказало: «Да, мы убили или арестовали человека, который был невиновен, это была огромная ошибка». Я не знаю, я не в курсе такого случая. «Мы готовы посадить наших чиновников, которые украли эти деньги!» - я никогда не слышал этого.

Пока это сказка в России. В других странах – случается, когда мы узнаем, что люди, которые работают на государство, расхищают деньги, мы готовы отправить этих людей в тюрьму. Но в России все по-другому. Первая задача государства – защищать своих. Поэтому они реально не хотят участвовать ни в чем, что способствует решению этих проблем. Они всегда попытаются доказать, что Магнитский был преступником, чиновники невиновны. И совершенно нормально, что Степанова и ее муж Владлен имеют 42 млн. долларов, при заработке 30 тыс. долларов в год.
 

RFI: Это какая-то нереальная зарплата для сотрудников налоговых органов, на мой взгляд.

Джеймисон Файерстоун: Реальная зарплата сотрудника налоговых органов – это 42 млн. долларов (смеется).


RFI: Теперь мы знаем, куда нужно пойти работать.


Джеймисон Файерстоун:
Нет, такой работы я не хочу. Нам нужна такая Россия, когда люди увидят это и просто скажут, что это позор. Чтобы поменялся менталитет немножко.

 

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями